Линейные циники

Линейные бригады, «линия», «скорики», «всадники», «колесная реманация», «мотолекари»… Нас частенько упрекают в цинизме. Мол, смешливые слишком. Пожар, ДТП, массовое отравление – им смешно...
Линейные бригады, «линия», «скорики», «всадники», «колесная реманация», «мотолекари»… Нас частенько упрекают в цинизме. Мол, смешливые слишком. Пожар, ДТП, массовое отравление – им смешно. Человек ногу в трех местах поломал – за животики держатся.  Кто-то умер – и тут найдут, чему ухмыльнуться. Если Конец Света наступит, то, точно, под радостный гогот «всадников». А может быть, и из-за их гогота.

Это так и не так. Конечно же, нас не радуют чужие страдания. Конечно, мы не любим, когда кому-нибудь плохо и больно. И массовым бедствиям мы не радуемся. И да, мы смешливые. Все «скорики». Без исключения (по крайней мере,  лично я других не встречал).
Не спешите обижаться и бросать в «скорую» камни. Мы ж не со зла и не от сатанинского садизма. У нас это защитное. Иначе на линии не выжить и разум не сохранить. Боль, кровь, страдание – это работа, её, хочешь-не хочешь, надо разгребать-делать. На первый взгляд парадоксально, но для того, чтобы её делать хорошо, необходимо от неё абстрагироваться. Это ж только сказано так красиво и пафосно – мол, врач, настоящий, умирает с каждым своим погибающим больным. Милые вы мои, родные! Врач – не кошка. У него не девять жизней. В девять жил пахать получается (если поднапрячься как следует), а помереть больше одного раза – никак (сколько не пыжься). Поверьте на слово. Пожалуйста.

Порядок действий сил гражданской обороны в очаге массового поражения знаете? Скажем,  ядерного взрыва… Бог с ней, со всей последовательностью, первоочередную задачу назовёте?...  Я подскажу: обнаружить и эвакуировать за пределы очага медиков. Для того, чтобы было кому потом остальных спасать и вытаскивать. Это, так сказать, из тех уставов, что кровью написаны и кровавым же опытом, увы, неоднократно проверены.

Так вот, веселость наша неистребимая, желание, потребность, постоянная готовность  и способность в любой, даже самой жуткой ситуации увидеть что-то смешное –  это попытка выбраться, вынырнуть, вывалиться из очага поражения. Чтобы уцелеть-выжить и потом туда, в очаг тот,  трижды проклятый, снова и снова уходить. И возвращаться, на себе кого-нибудь волоча. Нельзя нам часто умирать. На кого мы тех, остальных, оставим? Им, кроме нас, никто не поможет.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения