Роды

Роды
Новая смена фельдшера Вовы.
С утра на станции «скорой» помощи города N, где работал фельдшером Владимир Витальевич  Коршунов, царило не понятное веселье. Веселилась и смеялась вся ночная смена. Сотрудники, которые являлись на смену, ни как не могли понять, в чем дело. Они с любопытством расспрашивали своих коллег и когда узнавали, что же произошло ночью, то начинали издавать  нечленораздельные звуки, а у кого получалось, то и обычный человеческий смех. Владимир, пришедший в это утро на смену, после двух выходных дней, то же не знал, что произошло в эту ночь, и почему над этим все смеются. Переодевшись в рабочую форму, Вова пошел получать медикаменты и наркотики. В кабинете комплектации в этот день работала фельдшер по имени Ольга Степановна, опытная, с большим стажем работы на скорой. По имени, отчеству ее редко кто звал, а все звали уважительно – Степановна. - Привет Степановна – поздоровался Владимир,- че у вас тут произошло,  че все какие то веселые? - А ты чего не слышал? – Степановна была счастлива, что нашла собеседника, так как такой человек редко находился, ввиду ее нудного характера и таких же нудных речей. Я тебе сейчас все выдам и расскажу, оборжемся. Выдав желтый чемодан и укладку в виде портсигара с наркотическими препаратами, Степановна села на кресло и стала весело, корча рожи, рассказывать: - Короче, все ржут над Антоном Копыловым. Этой ночью угораздило его учудить историю. Дело было так. Поехали они ночью на вызов, ну Антон этот с врачом Борисычем. Антошка сел в салон Газельки, Борисыч как полагается вперед, задремали оба и повез их наш задумчивый водитель, дядя Саша. Ты не работал с ним? Он же уже 30 лет работает, я еще с ним ездила, всю жизнь о чем-то думает. Проедет адрес, потом начинает вспоминать, меня спр… - Ну не суть, знаю я дядю Сашу, Вы про Антона давайте, - перебил Вова Степановну, чувствуя, что если это не сделает, то будет слушать старинные байки о том, как Степановна каталась сама на вызова. - Ну да, да. Короче, едут они и останавливаются на светофоре. В этот момент Антоша в салоне очухивается, берет чемодан и на улицу, думая, что надо выходить на вызов. - А эти чего, врач с водилой? - А чего, Борисыч спит, дядя Саша думает о чем то, фельдшера, вернее его отсутствия они не замечают. - Дак,  он же наверно дверью хлопнул, не знаю, как то же понятно, что выходит кто. - Дядя Саша божится, что ни чего не слышал. Но это ладно, самое главное то впереди. Слушай, Вова, не перебивай. Стоит сонный Антоша, не понимает, что  произошло, где его врач, где его «карета». А вышел он, кстати, на Пушкина, знаешь возле 108, там как раз подъезды на улицу смотрят. Стоит, не понимает – начала повторятся Степановна, но увидела, что Владимир поглядывает на часы, быстро затараторила – вспомнил, что диспетчер говорила 56, решил, что это квартира, решил – значит, врач там. Бестолочь, а то, что машины рядом нет, не подумал. Ну и пошел звонить в 56, думая, что врач его позабыл, по какой-то причине. И дозвонился, открыла ему такая же сонная тетеря, какая-то баба. Этот чудик, ни чего не спрашивая, давай осматривать ее, давление мереть, жалобы спрашивать. А та говорит, «нету жалоб». И тут дурачок понимает - врача нет, да ехали они на детский вызов, он же в «пед» дежурил, балда. - Вот это да, прикольно – сказал Вова, не совсем правда, понимая, почему не которые личности бьются в истерике узнав о случившемся, не сказать, что история банальна, такое каждый день не происходит, но сверх смешного ни чего нет, а может Вова просто очерствел на этой работе – смешней наверно было посмотреть на реакцию Борисыча, когда он открыл дверь салона и не увидел там ни фельдшера, ни чемодана. - Да его же назад отозвали, там от вызова отказались, они назад приехали. А Антошка, диспетчеру позвонил с этого адреса, за ним по пути 55 заехала. Диспетчер Лидка, еще понять не могла, откуда это Антоша звонит. - Ладно, понятно все, пойду я осматривать машинку – Владимир взял чемодан пошел в гаражное отделение, ему было не совсем понятно, откуда все это знала Степановна, пришедшая на смену за полчаса раньше его, но решил не ломать голову такими пустяками. *** После осмотра автомобиля Владимир пришел на кухню, попить кофе.  Там он и застал «героя ночи» в компании двух диспетчеров, которые открыв рот, слушали новую байку «скорой» помощи: - … я ей говорю: «женщина, а зачем Вы вызвали если жалоб нет», а она «я не вызывала» и тут меня осенило, я же к детенышу ехал, бляха-муха, как мне страшно стало. «Что я у вас то делаю» говорю ей, а она «Пришли» ха-ха ха-ха. А ты Вован слыхал, как я ночью лоханулся? - Слыхал, слыхал. Молодец ни че не скажешь, в следующий раз со своим лунатизмом, на скорости не выйди. - Да лунатизм здесь не причем, забегался днем просто, вызов много было. В последнее время Антон стал относиться к той категории фельдшеров, которые выращивают бороду и стригутся на голо. Выглядел он как заправский ваххабит или моджахед. Таких по всей станции насчитывалось человек пять: три фельдшера, один врач и один санитар. Не сколько раз получалось, что такие врач с фельдшером были в одной бригаде и вызывали беспокойные чувства и так у беспокойных больных. Заведующий станцией пытался воздействовать на лысых и бородатых, но натыкался на весомые аргументы виде: «не ваше дело, как хотим, так и стрижемся» и имея слабый характер отступил. Но было принято решение, вместе в одну бригаду их не ставить, а только по отдельности с нормально выглядящими людьми. Вова еще раз взглянул на  Антона и представил, как тот один  стоит с чемоданом и не знает куда идти, а потом ломится в первую попавшуюся квартиру. «И как только среди ночи таких людей в дом пускают, я бы не пустил» - подумал Володя. - А ты знаешь, что сегодня с Зоей Викторовной работаешь? - неожиданно начала одна из диспетчеров. - С чего это? – напрягся Вова. - Дмитрий Александрович на больничный вышел, вроде ногу сломал на своем футболе, и тебя с ней поставили – продолжала диспетчер – а чего ты так напрягся? А Владимир действительно напрягся.  Он не любил работать с руководителями женщинами. Одно дело врач мужчина, с ними проще, найдется всегда общая тема для разговора по пути на вызов. Женщины-врачи Вову тяготили и вызывали у него пессимизм на целый рабочий день, а в данном случае еще и сутки. Старший фельдшер знала о Вовиной слабости и старалась ставить его в смену с мужчинами или с девушками фельдшерами «первым номером», а Вова каждый месяц заносил ей, украдкой, в кабинет коробку конфет. Хотя о Вовиной слабости уже многие знали, он все же старался ее скрывать. Зоя Викторовна, женщина лет 35, работала у них около года, перевелась с центральной станции, в связи с переменной места жительства. Была привлекательной, веселой женщиной, замужней и воспитывала двоих детей.   «» «» «» -Четвертая бригада, вызов – услышал Вова, допивая кофе. Его сегодняшняя бригада. Работать ему предстояло в компании врача Зои Викторовны и водителя Александра. И если с последним он уже работал много смен и хорошо  его знал, то с врачом у него была первая смена, по вышеизложенным причинам. Ездить они должны были на старом УАЗе, так как все Газели разобрали другие бригады. Владимир вышел первым и сел в салон, через окошко пожал руку  водителю, вслед за ним вышла врач. Она открыла дверь салона и поздоровалась с фельдшером, бегло осмотрела содержимое машины: - Вова привет, все взял? – спросила она. - Да, Зоявиктровна – быстро ответил Вова, сам в то время, набирая текст смс для жены. - Ну, хорошо, смотри, если чего не будет,- пригрозила врач. - Куда смотреть, у меня всегда все есть – раздраженно ответил Володя. Зоя Викторовна еще раз оглядела салон, хлопнула дверью и пошла к кабине, на пассажирское место. Закидывая свое тело, Зоя Викторовна с размаху ударилась головой об верхний порог проема двери. Эту ошибку допускают все кто в первый раз садится в «буханку», новички, как правило, встают на подножку и закидывают всю свою массу тела в кабину, забывая про «специальное место для удара головой». Вова, глядя как женщина морщится от боли и массажирует ушибленное место, вспомнил, как он так же в первый раз ударился головой об это место. К счастью данная ошибка запоминается на всю жизнь и больше Володя так не попадался. - Ты чего в первый  раз в буханку садишься? – заботливо начал Александр. Зоя Викторовна минуту не отвечала, потом сквозь зубы выдала триаду: - Что бы все эти буханки жестянки списали, к … матери. У нас на центральной фиат был, а здесь на Газели все ездила, в первый раз сегодня в эту чудо машину села. - Оно и видно, ни чего привыкнете, - уже на Вы сказал Александр и они поехали на первый вызов.   «» «» «»

 

Первый вызов был к  больной с запущенной ХСН, которая в течении длительного времени не пила таблетки, а пила горькую водку, довела себя до декомпенсации. Бригада стабилизировала состояние больной, и госпитализировала ее в кардио диспансер. Потом Зоя и Владимир съездили на два подряд уличных вызова. На одном из них был обнаружен пациент после эпиприступа, с товарищем-дурачком который все действия бригады снимал на свой мобильный телефон, наверно, представляя себя Квентином Тарантино. На другом же уличном вызове больного обнаружить не удалось. Потом диспетчер раздобрился и отправил бригаду на обед, но доесть толком не дал, а отправил  в супермаркет, не за хлебом, на вызов. У продавщицы начался приступ бронхиальной астмы, который, бригада не задумываясь  купировала. Вова потихоньку, помаленьку стал привыкать к подобному тандему, где он не руководитель. Он умело и быстро выполнял все манипуляции. Но, совершенно не общаясь с врачом, даже между вызовами. Было видно, что Зоя Викторовна настроена поговорить, она уже отошла от удара и о чем то разговаривала с водителем, иногда оборачиваясь в сторону Володи. Вова же не проявлял ни какого интереса к их беседам, а изучал что-то в своем мобильном. На одном вызове, пока ждали, когда выйдет долго собирающаяся девушка, к машине подошли два ребенка, мальчик и девочка лет 10. Дети с интересом  стали разглядывать нутро медицинской «буханки» через открытую дверь. Вова увидел их восторженные, заинтересованные взгляды и подозвал их поближе. -Что, интересно? – спросил он у детей, - можете посмотреть. - Да, дяденька, а что у вас в чемодане? - Лекарства. - А вот в том баллоне? – спросила девочка. - Кислород. - А это зачем? - А это носилки, больных людей носить. - А вы врач? -Я фельдшер. -Как? – дети еще не слыхали такого слова.- фельшарл? - Типа того – с улыбкой  ответил Володя. Дети с энтузиазмом расспрашивали Владимира о работе, но интервью длилось не долго, вышла девушка с болями в животе, и фельдшер помахал детям, а машина «скорой» помощи поехала в хирургический  стационар.   «» «» «» Рабочая смена двигалась к своему логическому завершению, на табло Вовиного мобильного горели цифры 05:05, глаза смыкались, очень хотелось спать. Они ехали на вызов, с поводом «бер-ть 39 недель, отошли воды». Обычно бывая «первым номером» Вова побаивался таких вызовов.  От беременных  можно ожидать чего угодно, эклампсию например, ну или роды. Да и за девять лет работы, Володе везло, роды он еще не принимал. И совершенно не хотелось. Беременная жила на третьем этаже типового общежития, напоминавшего лабиринт. Комнату было найти тяжело, но Вова по старой памяти, а он уже раз пять бывал здесь, быстро нашел ее. Дверь им открыл мужчина, наверно муж, в комнате кроме него было еще двое маленьких детей, которые испуганно  поглядывали на бригаду, не совсем понимая, что происходит   и сама беременная  Девушка, 25 лет, вся красная от боли, сказала, что схватки уже очень частые, терпеть уже не может. Медики попросили ее терпеть, отвели ее до машины, уложили  ее на носилки. - Едем быстро, - скомандовала Зоя Викторовна водителю, которая села в салон вместе с Володей  - включай маяки. - Не вопрос, - ответил шофер и УАЗ начал набирать скорость, пугая сиреной одиночные утренние автомобили. Оксана, так звали беременную девушку, сжимаясь от боли, лежала на носилках, до этого она попросила, что бы медики дали ей свои руки. Во время схваток Володя и Зоя Викторовна испытывали давление Оксаниных пальцев. Потом она начала кричать, а до роддома было 20 минут езды. Роды в машине  были неизбежны. «» «» «» В основном все делала Зоя Викторовна и сам Оксана, которая рожала не в первый раз. Вова был в прострации, он старался не смотреть туда, где зарождалась жизнь. После отрезания пуповины, Оксана тихо спросила: - Мне сказали девочка будет. - Правду сказали, у тебя девочка, - Зоя Викторовна заворачивала малышку в стерильную пеленку, - хорошенькая девочка. - А Вас как зовут? - Меня, меня Зоя. - Вот так я ее и назову. Из глаз врача пошли слезы, которые она не могла вытереть. Вова вспомнил, что Зоя Викторовна потеряла своего первого ребенка, когда ему было три года, врачи тогда поставили страшный диагноз «лейкоз». На станции кто-то рассказывал об этом. Она оправилась, родила двоих детей, но все же  в такие моменты воспоминания дают о себе знать.  Для ребенка была вызвана детская бригада. Педиатр пересел к ним и они вместе благополучно доехали до роддома. Все оставшиеся время до конца дежурства, Володя прибирался в машине и собирал новый набор для родов.  

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения