Когда спящий проснется?

Когда спящий проснется?
В старом отделении спецтравмы палата для алкашни находилась в подвале, а в подвал, чтобы не вести по лестнице заплетающихся ногами клиентов и уж тем более не тащить на носилках, сделали желоб, покрытый оцинкованным железом.

По нему уже раздетых и оформленных битых пьяных и отправляли прямиком в палату.

А там уже разносили по койкам.
К концу восьмидесятых палату из подвала убрали и увеличили в размере.
Как обычно, в приемном спецтравмы работал милиционер, оформлявший травмированных граждан в алкогольном опьянении.
В вытрезвителе штраф за попадание составлял двадцать пять рублей, а в спецтравме – пятнадцать. Видимо, высокое начальство, определявшее кому сколько платить, решило, что травмированный и так пострадал, можно и скидку сделать.
Как-то так выходило, что когда бы я ни привез битого пьяного в спецтравму, всегда на стене висела табличка: «Принимает хирург Муханов».
Василий Иванович Муханов – хирург-травматолог. Лет ему за пятьдесят. Невысокого роста. В очках. Всегда в шапочке и перчатках, поверх белого халата носит клеенчатый фартук.
Муханов опытный хирург. Уже много лет работает в спецтравме.
Бывают дни, когда он принципиально не хочет принимать пьяных, если те не в сознании. Встает в позу:
- Он в коме, везите в реанимацию!
Скорая об этом знает. Поэтому если при пьяном нет документов, старается изо всех сил привести в сознание. Но… Во-первых, этот мухановский бзик знают не все, а во-вторых, не всегда удается разбудить крепкоспящего.
В чем проблема?
А в том, что в реанимации тоже не дураки работают.
- Давление нормальное?
- Нормальное.
- Пульс нормальный?
- Да.
- Зрачки на свет реагируют?
- Реагируют!
- Ну, какая же это кома? Он пьяный. Это алкогольный наркоз!
- И куда же его?
- Везите куда хотите. Но если вот ссадины на носу – в травму!
- Муханов не берет!
- Нас это не касается! Комы у него нет.
- Напишите в сопроводке!

Муханов однажды потребовал убрать из его отделения каталку.
- Наши пациенты должны входить сами! А если не могут, то это не наши пациенты! – заявлял он.
Но начальство с ним не согласилось и каталку оставили.


Бригада помоталась между реанимацией и Мухановской вотчиной, вернулась и, закинув на каталку, неподвижное, но живое тело втолкнуло ее в приемное спецтравмы.
Пока врач оформлял сопроводительный лист, милиционер ходил вокруг тела.
- Муханов не примет!
- Примет. Это не кома!
- Точно?
- Сто процентов. Крепко выпил и спит.
- А как вы определили?
Врач объяснил, как и сунул милиционеру сопроводительный с заключением реанимации, которое удалось получить с великими уговорами персонально для Муханова. Обычно реаниматологи просто отвешивали бригаде пендаль, посылая дальше.
С этим документом милиционер спорить не решился. Он нарезал круги вокруг каталки.
- Что же делать?
- Принимайте как неизвестного, - посоветовал врач скорой, - какие проблемы? Вот я опишу его одежду, личные вещи. Примите по акту и порядок!
- Нет, так нельзя. – Милиционер убежал и вернулся с большим тампоном вымоченным в нашатыре. Помахал им над лицом спящего.
Тот не отреагировал.
- Он не морщится даже, - удивился милиционер, - наверное, это все-таки кома.
- А вы другое слово знаете? – спросил врач, осматривая одежду спящего и занося ее описание в сопроводительный лист.
- Какое?
- Наркоз. Он спит. И пока спит, не будет реагировать. Он и боли не чувствует. Анестезия. Ему операцию можно делать. Ногу отрезать или руку – он и не заметит.
- Да ладно! – не поверил милиционер.
Врач заканчивал оформление.
- Вы принимайте, а то сейчас еще привезут битых, и начнется сутолка.
- Не могу я его принимать, меня доктор ругать будет!
- Детский сад какой-то! Подпишите карту!
- Не буду. Вот придет Муханов, он и подпишет. Я не имею права!
Врач начинает сердиться.
- Сделали хрен знает что. Приказ – чтобы в приемном врач непременно в карте расписался о приеме больного! Как раньше хорошо было: закатил, сопроводок в ноздрю вставил и гуд бай!
- Это вы хорошо придумали! Я про ноздрю!
Милиционер ушел и вернулся с перышком от подушки. Принялся щекотать им спящему кончик носа и водить в ноздре. Тот не шелохнулся!
- Ничего себе! От этого все просыпаются!
Ввалились разом две бригады. Каждая привезла пьяного.
- Принимайте!
- Дождался!? – воскликнул врач скорой.
- Известные? – ревниво спросил милиционер.
- Известные и с деньгами!
- Это хорошо! Сопроводки сюда. – Милиционер приготовил мешки и принялся раздевать прибывших битых пьяных.
- Кто принимает?
- Муханов! Но он сейчас шьет больного, выйдет и всем карты подпишет!
Пьяные с различными травмами послушно раздеваются. Видимо уже бывали в спецтравме.
Милиционер упаковывает вещи и одного пьяного, который сам не может ничего сделать, раздевает быстро и ловко.
- Доктор! Вы своего разбудите! – посоветовал он, утаскивая пьяного уже в одних трусах за ноги в палату.
- Правильно тащит, - сказал один из скоропомощников, - если б за руку тащил, трусы бы слетели, а так только до подмышек задрались!
- Специалист! – согласился второй. – А у вас что? Кома?
- Никакая не кома! Обычный спящий! Выспится и проснется.
- Надо разбудить. – скоропомощники-добровольцы приступили к спящему, - пока Муханов не пришел.
- Его перышком милиционер будил, не помогло!
Скоропомощники передернулись.
- Вот садюга! Гестаповец. Разве можно перышком?!
- Это нарушение гаагской конвенции! Лучше бы он раскаленный шампур взял! Не так жестоко. И ожоговое тут есть, опять же.
Один принялся крутить нос спящему. Тот не реагировал.
Второй стащил шапку с головы спящего и, вылив в нее немного нашатыря из флакончика из-под глазных капель, положил шапку пьяному на лицо.
- «Красная шапочка», если задергается – значит, не спит, а притворяется.
Спящий не шевелится.
Врач скорой помощи беспокойно заерзал за столом.
- Вы своих пациентов мучайте, а то мне этого реально в реманацию везти придется!
Медики отходят от каталки со спящим. Один сдергивает шапку с лица спящего и рассматривает его. С уголка глаза того стекла скупая мужская слеза.
- Не взяла «красная шапочка»! Может быть, ему четыре куба кордиамина в вену загнать? Прочихается и проснется!
- Поздно, - возразил врач скорой, - если Муханов узнает, точно в реанимацию пошлет. Надо было еще в машине, да я не сообразил. Сейчас поздно.
В приемное входит полуголый мужчина, на нем кроме треников и тапочек-шлепанцев ничего. Во лбу мужчины торчит огромный нож, из тех какими капусту рубят пополам и вырезают кочерыжку на овощной базе. Нож располагается точно вертикально, так что ручка висит перед носом, отчего мужчина смотрит то одним глазом на всех, то другим, а лезвие устремлено точно вверх. Лицо его и грудь залиты уже засохшей и частично размазанной кровью.
Все, кто находился в приемном, замолчали и уставились на вошедшего. Следом за чудным дядькой вошел парень в черной шинели с нашивкой «СМП» и шапке с такой же кокардой.
- Я думал, этой формы уже не сохранилось. – Произнес врач скорой.
- А чего ж его не в нейрохирургию? – осведомился кто-то из скоропомощников. Это же черепная травма.
- Черепная не мозговая, - возразил парень в шинели, – ножик в лобной кости застрял. Я не стал вынимать.
- Почему?
Парень не ответил.
- А я бы тоже не стал, - заявил второй скоропомощник, - вот привез бы он его без ножика, и никто бы из нас не увидал такой уникальной картинки.
- Дело проще. – Нехотя пояснил вновь прибывший, - Во-вторых, когда я его из УВД забирал, кровь уже остановилась. Выдерни нож – опять пойдет. Ну, а во-первых – это красиво! Только ему пришлось на полу в машине сидеть, чтобы обивку салона не изрезать своим рогом.
Парень в шинели усадил мужика с ножиком на банкетку.
- Посиди тут.
- Может быть, достанете ножик из головы? – с надеждой в голосе спросил мужик.
- Сперва надо рентген сделать, а если там насквозь? Ножик пока дырку закрывает. Вот придет доктор и вынимет из тебя ножик, а пока жди, сиди.
На несколько минут о спящем забыли, но тут он шумно всхрапнул и все вновь обратили на него внимание.
- Как сладко спит! – подошел к спящему парень в черной шинели.
- И я говорю, что он спит. Принимайте, и я поехал! – возбужденно обрадовался доктор скорой. – Вам уже двое подтвердили, что он просто спит.
- А если он спит, - возразил милиционер, - то почему не просыпается? Мы же его будили.
- Откуда я знаю, почему? Организм у него такой. Напился и спит. – Пожал плечами доктор.
- За ухом есть болевая точка, - сказал парень в шинели, - если нажать, он проснется.
- Жми! – скомандовал милиционер. – Я хочу знать его фамилию, имя отчество и местожительства. А без этого принять не могу. Вот скажет, и сразу отпущу!
- Мы то своих привезли, известных, - обрадовались скопомощники, - подписывай!
Парень в шинели жмет на точку за ушами у спящего, тот не реагирует.
- Чего-то не получается! А если сосок ему прищемить?
Милиционер расстегивает на спящем рубашку и, обнажив его грудь, приглашает инициатора продемонстрировать искусство пробуждения.
- Прищеми!
- Ребята! – подал голос мужик на банкетке, - Ну достаньте ножик, надоело уже!
- Подпишите нам карточки! – орут уже хором скоропомощники, сдавшие своих нетрезвых клиентов.
- Сейчас доктор скоро придет, - отнекивается милиционер. – Вы лучше помогите этого разбудить!
На спящего наваливаются все работники скорой вместе с милиционером и кто жмет, кто щипает, кто нос крутит и нашатырем машет перед лицом. Спящий не реагирует. Он вдруг глубоко вздыхает и выдыхает ртом, по приемнику разносится запах страшного выхлопа, от которого медиков отшвыривает к стенам.
Пока они решаются снова подойти, спящий поворачивается на каталке на бок, укладывает сложенные ладони под щеку и продолжает спать.
- Вот, - говорит доктор скорой, - это доказывает, что он просто спит!
- А если его шмякнуть на пол? Проснется?
- Не думаю.
Медики подступают к спящему в надежде, что его выдох это реакция на из старания и опять принимают давить, крутить и вонять.
Мужчина с ножом в голове одним глазом наблюдает за проблемами медиков. Он уже подумал, что может и к лучшему, что ножик не достают? Ну их…
В приемном появляется Муханов. Он стоит на пороге и наблюдает:
- Вы на зомби похожи, которые жрут живого… - проговорил он. – Что тут происходит?
- Вот и доктор пришел, - радостно объявляет милиционер и, подбежав, виляет задом как собака, - вот он привез этого, а он спит, и мы его так и сяк, а он не просыпается! Я говорю – кома? Они говорят – нет. А он все равно не просыпается.
Муханов жестом отгоняет волонтеров от спящего. Он смотрит в глаза, считает пульс, повторяет все те же приемы, что до него использовали сотрудники скорой и вдруг его взгляд падает на сидящего с ножом в голове мужчину.
- Это еще что?
Парень в черной шинели объясняет:
- Это его жена так. Он чего-то ей сказал, а она как раз капусту рубила, солить. Она ему как жахнет по лбу, а ножик застрял.
- Ну а к нам то зачем? – Муханов теряет интерес к мужчине.
- Так он же пьяный, его в обычном не берут, говорят, сначала к вам, а вы сами решите, куда его дальше.
- Он не только пьяный, но и голый, если не заметили, то на дворе ноябрь. – Ворчит Муханов.
- Доктор, достаньте ножик из головы, надоело уже, - подает голос мужчина с банкетки. Муханов собрался.
- Так кто раньше приехал?
Милиционер показывает на спящего.
- Этот.
- Сперва его разбудим. – говорит Муханов и уходит.
Возвращается через пару пинут и катит за собой на столике огромный железный ящик с электродами.
- Сними ему ботинки и носки, - говорит он милиционеру. Тот послушно выполняет приказание.
Медики, увидав ящик, отодвигаются к стенкам. Включив ящик в розетку, доктор нажимает кнопку «заряд» и следит за стрелкой.
- Думаю, трех ему хватит. - Он прикладывает электроды к пяткам спящего и приказывает милиционеру: - Нажми красную кнопку.
Кто-то из медиков судорожно перекрестился.
Удар, треск! Муханов бросает электроды.
Спящего подкидывает на каталке, он садится и совершенно безумными глазами осматривает помещение.
Муханов резко спрашивает:
- Фамилия, имя, отчество!? Где живешь? Сколько лет?
Проснувшийся рапортует:
- Ломов Сергей Иванович, сорок три, в Лоб… - он валится на кушетку, и засыпает снова.
-Кому в лоб? – возмущается милиционер, но врач скорой поясняет:
- в Лобне он живет.
Муханов вобужден.
- Гады, все за вас делать нужно! – Он протягивает руку к сидящему на банкетке и ухватив ножик за рукоятку, резким движением выдергивает его из раны, - ножик сами вынуть не можете! Рукожопые вы!
Пьяный на банкетке охает от неожиданности.
- Марш в перевязочную! – орет Муханов, и поворачиваясь к скоропомощникам с ножом в руке, тем же тоном: - кому тут карты надо подписать?!
Милиционер хватает бледного мужичка и тащит его в перевязочную, медики протягивают карты на подпись.
В приемное вбегает новая бригада скорой.
- Каталка есть?
- Что там, - спрашивает Муханов, - Кома?
- Нет, просто спит! – отвечает бригада.
Муханов жестом приказывает медикам сгрузить с каталки бывшего неизвестного спящего на пол. Он смотрит на старый дефибриллятор, стоящий посреди приемного.
- Не буду убирать пока. Завозите!

Андрей Леонидович Звонков

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения