Любовь…

Трудовой кодекс Российской Федерации – штука суровая… Он запрещает опаздывать, прогуливать, распивать на рабочем месте спиртные напитки и принимать наркотики. Нельзя нарушать трудовую дисциплину и "забивать" на...
Трудовой кодекс Российской Федерации – штука суровая… Он запрещает опаздывать, прогуливать, распивать на рабочем месте спиртные напитки и принимать наркотики. Нельзя нарушать трудовую дисциплину и "забивать" на служебные обязанности. А вот сексом на рабочем месте заниматься – можно… и нужно! Во всяком случае, в законе, об этом не сказано ни слова…
Когда к нам на подстанцию пришла новая девушка – Маша и было это, естественно, весной… С Филом случился конфуз – он влюбился… Втрескался то есть, по самые что ни на есть помидоры… Бурные ухаживания, цветы, стихи, поцелуи в ночной машине… Любовь у них была красивая – все завидовали…
Первым пострадал доктор Птицын. Бригада состояла из трех человек – Фила и Машу посадили к нему в ночь на девятнадцатую… Сам Птицын работал до двадцати трех – полусутки, и в ночь влюбленные оставались одни…
Около двадцати двух на подстанцию приехал контроль и застукал Лешу за задержкой вызова… Вызов был на "выпадение цистостомической трубки", особо умные диспетчера сунули его первой попавшейся, то есть врачебной бригаде и контроль особо не зверствовал… Но объяснительную написать заставил…
Объяснительная произвела впечатление:
"Я, врач девятнадцатой линейной бригады Птицын Алексей Евгеньевич, задержал вызов с поводом: "м. 90, цистостома", на десять минут, так как фельдшер моей бригады Мария Чу….ва обнималась и целовалась в гараже с фельдшером Александром Ф….м и двусмысленно хихикала, с мыслями явно интимного характера. И я не мог оторвать их друг от друга."
Мужик на контроле оказался молодой и веселый, посмеялся, сунул объяснительную под стекло в диспетчерскую и в журнале ничего отмечать не стал… Контроль уехал. Влюбленные с двадцати трех – остались на бригаде одни…
Ночь прошла относительно спокойно, серьезных вызовов не было, но и спать ребятам не дали. Бригады возвращались на подстанцию максимум на пять минут и снова отправлялись "окучивать" район. Фил с Машей как уехали, так и пропали до утра…
Больше всего они пробыли на вызове у нашей любимой бабушки Сипягиной… Целых два часа… Бабушка, как всегда, была дома одна, вызвала померить давление, попросила коктейль с "витамином А" и, получив желаемое, благополучно уснула…
Через сутки, на утренней конференции, заведующий зачитывал благодарность…
(Стилистика и орфография бабушки Сипягиной, 86 лет от роду – полностью сохранена):
"Милаи вы маи… Много лет лечитя вы миня и спасаете от хворей зловредных… Люблю я вас, как ридных диточек… Молодыя все такия, хорошия… Приехала ко мне на дысь бригада ваша. Доктор молодой, в очках, умный значить… С ним сестрица-красавица… Полечили, говорили ласкаво… укольчик сделали, заснула я… Заснула, но слышу все и вижу хорошо… А они охальники, такое начали сотворять… Панимаю я их, сама молода была… Но зачем же в грязных сапогах и на покрывало?..."
Повисла зловещая пауза…
"Но спасиба им диточкам… вы их сильна не ругайте, больно молодыя они… А лечут харашо… Помагають бабке старой, не дають помереть безвреминно…"
Заведующий прокашлялся, сделал паузу…
- Ну что мне с вами делать, архаровцы?
- Выговор объявите?
- Выговор не за что, ничего вы не нарушили…
- А что тогда?
- Жениться тебе надо Фил, авось дурь из головы выйдет…
На свадьбе гуляли круто. Ужрались все. Даже шеф!

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения