Рана

Как известно, с травмами в "трезвяк" не берут. Достойных россиян, умеющих безопасно выпивать – берут и даже с радостью. Стоит появиться малейшей ссадине, особенно на морде лица – и, прощай вытрезвитель, здравствуй...
Как известно, с травмами в "трезвяк" не берут. Достойных россиян, умеющих безопасно выпивать – берут и даже с радостью. Стоит появиться малейшей ссадине, особенно на морде лица – и, прощай вытрезвитель, здравствуй "клиника тибетской медицины имени санитара Поликарпова" – ГКБ 67. Иногда подобных клиентов принимают и другие многопрофильные больницы в дальних от "клиники" областях города Москвы. Правда местные травматологи таких клиентов не любят и, в отличие от "клиники", иногда выступают…
История эта приключилась со мной на первом году службы трудовому народу, когда я – молоденький фельдшер – начинал свою первую зиму в рядах "скорой помощи".
Вечером … декабря 199… года я получил вызов на Голубинскую улицу к дому номер… где в сугробе "отдыхал" достойный россиянин. Простой мужик, слесарь завода "Красный сапог", отпраздновал очередной "день граненого стакана", не выдержал контрольную рюмку в голову и благополучно уснул, не дойдя двадцать метров до собственного подъезда. Сердобольные старушки вызвали несчастному "скорую помощь" и наблюдали, стоя невдалеке, за процессом исцеления…
Когда подъехала наша бомжеуборочная двадцать вторая бригада – россиянин находился в состоянии "три О" – описаный, обкаканый, облеванный… Ничего особенного – правда жизни. Перекочевал на "плацкарту" под причитания старушек: "За что ж вы его так, бедного?" И поехал в оздоровительное заведение, находившееся рядом с нашей подстанцией.
Въехали во двор, развернулись задом к дверям. Я вылез из машины и первый, кого увидел, был мент по прозвищу "Андрюха – дай сигаретку":
- Здорово, скорая, слышь дай сигаретку.
- Держи Андрюха…
Закурили.
- Слышь, чего привез?
- Ваш клиент.
- Это мы еще посмотрим, наш или не наш.
- Да ваш, куда вы денетесь? Ваш.
- Погодь, не кипишись, вон Дуся идет, счас глянет…
Из дверей "скорбной обители" появилась местный фельдшер – баба Дуся – необъятных размеров старушка, отпахавшая в молодости на линии и знающая нашего брата как пять пальцев…
- Привет, баб Дусь.
- Здорова, чаво привез?
- Клиент.
Баба Дуся придирчиво осматривает организм и скептически морщится:
- Я его не возьму, здесь рана!
- Где рана?
- Вот рана! – и тычет пальцем в лоб спящему.
На лбу россиянина имеется точечная… это даже не рана и не ссадина… мелкая точечка, как от укола иглой с капелькой крови.
- Баб Дусь, не будь вредной.
- Все равно не приму!
- Ну ладно, хоть на сопроводке в "примечаниях" распишись, что больной осмотрен в приеме отказано.
Баба Дуся – человек сговорчивый, расписывается и даже, от доброты душевной, ставит штампик своего заведения. Запрашиваем место и получаем направление в многопрофильную больницу на западе Москвы.
Едем, россиянин храпит, мы курим и слушаем музыку. Приехали. К моменту нашего приезда вечер плавно переходит в ночь. Вытаскиваем каталку, грузим тело, ввозим… Сестра тут же указывает нам путь в "отстойник" – ванную комнату, где уже отдыхает пара бомжей. Ставим каталку у стены и я иду с "сопроводком" в кабинет травматолога.
В кабинете важно восседает дежурный травматолог – Зинчук. Личность замечательная. Сам великий поклонник Бахуса, шесть раз его увольняли за приверженность к этому делу и шесть раз брали обратно. Отличный травматолог и очень хороший человек, когда трезвый… По пунцовой морде Зинчука – вижу, что свою норму коньяка он уже выполнил. Протягивает руку и берет "сопроводок":
- Так, чего везем?
- Ушибленную рану области лба.
- Ну пойдем, посмотрим, где рана…
Идем в ванную, клиенты спят. Торжественно подвожу Зинчука к "своему".
- Так и где рана?
- Вот рана.
- Где рана?!!!
- Вот рана!!!
- Молодой, ты чо, шутки шутить вздумал? Здесь даже ссадины нет! Учить вас надо! Сколько лет работаю, ни разу "скорая" точный диагноз не поставила. Чему вас учат? Раздолбаи!...
Лицо Зинчука краснеет, наливается, речь становится все менее разборчивой и цензурной. Он поворачивается спиной и топает к дверям. Из дверей доносится:
- Забирай этого "пса" и проваливай ко всем чертям, я его не принимаю!...
Я напряженно думаю как погасить конфликт, из раздумий меня выводит сам больной. Пациент садится на каталке, сладко потягивается, рыгает и летит мордой прямо в кафельный пол… Раздается треск спелого арбуза, по полу растекается лужа… Я ору:
- Зинчук!!!
- Ты чо, молодой, совсем оборзел?
- Рану принимать будешь?
- Где рана?
- Вот рана!
- Где?... Бля–я-я-я!... Рана!!!
- Вот принимай и не выеживайся!..
Впоследствии, бедный Зинчук при слове "рана" всегда вздрагивал и говорил: "Конечно, конечно, пойдемте посмотрим, где рана?.. Конечно принимаю.. Зинчук.. Давайте распишусь.. Да-да, спасибо, до свидания…"
Прошло время. Зинчук теперь работает в "клинике тибетской медицины", прошел курс перевоспитания и свято уверен в том, что "скорая" всегда ставит точные диагнозы.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения