Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Николай Александрович Ромодин



Николай Александрович Ромодин

08.11.2017 | Разместил:
Николай Александрович Ромодин

Исторические личности Московской 03.

Ромодин Николай Александрович родился в 1898 году. После окончания Московского университета был направлен в подмосковный поселок Фили, где работал в качестве врача-хирурга в местной амбулатории. С первых же дней своей деятельности Ромодин встретил радушный прием со стороны местного населения. Внешне красивый, высокого роста, с открытым и приветливым лицом он являл собой образ добродушного доктора, к которому было приятно прийти. И действительно на прием к нему приходили жители из самых отдаленных деревень. А вечером, как в последствии вспоминал сам Н. В. Ромодин, мимо его маленького домика проходили гуляющие девчонки и весело хором пели:

«На Филях красив один

Это доктор Ромодин».

Проработав несколько лет на Филях и изучив амбулаторную хирургию, Ромодин считает, что пора заниматься большой хирургией, идти дальше, набираться опыта и знаний, вести тяжелых больных, учиться оперировать. Для этой цели он поступает в НИИ им. Склифосовского, где тогда были сосредоточены крупные хирурги того времени: С. С. Юдин, Д. А. Арапов, П. О. Андросов. Это была большая школа хирургии и школа жизни. Там было у кого перенимать опыт, который они бескорыстно отдавали всем же­лающим учиться и работать и Ромодин активно включается в работу в качестве ординатора. Он ведет больных, оперирует, принимает их в приемном отделении, дежурит на Скорой помощи.

С первых же дней войны он мобилизуется в ряды Красной Армии и направляется на фронт в качестве врача-хирурга. В 1944 году он был демобилизован и вновь приступил к работе в Институте им. Н. В. Склифосовского. В это же время, когда он дежурил по приемному отделению, его увидел там А. С. Пучков, знавший его по работе еще до войны. Пучков предложил Ромодину работу на Скорой в качестве выездного врача по совместительству. Ромодин дал согласие на это предложение и был направлен на 5-ю подстанцию. Одновременно с выездной работой он выполняет различные поручения Пучкова, спокойный, уравновешенный, ровно и доброжелательно обращался с людьми, Ромодин успешно разбирал жалобы, поступаемые на Станцию, и разбор велся так, что заявители всегда были удовлетворены разбором. Все эти качества очень импонировали Пучкову. Но работа была по совместительству. Об этом всегда помнили и Пучков и сам Ромодин. По договоренности с директором института им Н. В. Склифосовского Ромодина (опять по совместительству) переводят на должность начальника Станции. На этой работе он чувствовал себя как в командировке и внутренне был готов вернуться к хирургическому столу. А осенью Пучков собирается идти в отпуск и планировал оставить за себя Ромодина. Он поставил его в известность, добавив, что необходимо теперь Ромодину перейти на постоянную работу заместителя начальника. Это был 1948 год.

Непосредственно рядом работая с Пучковым он многому научился у него, и как вспоминали работавшие с ним, с полуслова мог понимать своего шефа и работа шла в «унисон». Всех поражало его спокойствие и размеренность. Даже когда на совещаниях, у некоторых разгорались страсти, Ромодин спокойно взирал на особо ретивых и его беспокойство выдавало движение его левой руки, теребящее волосы.

Обедал обычно в одно и то же время: в 14 часов он шел домой (жил он недалеко от Станции в Даевом переулке) и в 15 часов он уже сидел за столом в кабинете и занимался бумагами. Это было настолько четко, что сотрудники сверяли по нему часы.

После смерти, в 1952 году, Александра Сергеевича Пучкова, Ромодин руководил Станцией до ноября 1954 года. Он всеми силами старался сохранить ту доброжелательную обстановку, которая сложилась на Скорой помощи. Его личное отношение к Александру Сергеевичу было трепетно - уважительное: он понимал, кем был Пучков и осознавал, с кем он столько лет отработал.

В 1953 году Станции суждено было выдержать экзамен на состоятельность службы экстренного реагирования - смерть и похороны И. В. Сталина - это предлагаемые обстоятельства, которые надо было решить коллективу и доказать, что служба готова с честью выполнить свой Профессиональный долг в сложных условиях. И это труднейшее дело бы­ло выполнено Скорой помощью без сбоя. Ромодин в течение нескольких дней не выходил со Станции. Смена, дежурившая 5 марта (день смерти Сталина) была оставлена на работе до особого распоряжения. Так же как всегда Ромодин со свойственным ему спокойствием обзванивал больницы, был на связи с милицией, часто заходил в оперативный отдел, получал сведения о работе бригад. И все это спокойно, не волнуя сотрудников.

Коллектив работал в четко отлаженном ритме.

В 1954 году в Городском отделе здравоохранения решался вопрос об объединении двух учреждений: Станции Скорой помощи и Городского Эвакопункта и о кандидатуре руководителя этого объединения. Ромодин занял твердую позицию: он не хотел возглав­лять объединенное учреждение и просил оставить его на прежнем месте. И с 1 февраля 1954 года начальником Станции был назначен А. Ф. Шведов, работавший ранее началь­ником Горэвакопункта. Настало время перемен. С приходом Шведова положение Ромодина изменилось: он уже не первый, а просто заместитель. Без права подписи финансовых документов. На центре стали командовать сотрудники Горэвакопункта. Порядки стали новые. Некоторые сотрудники (А. С. Жданова) покинули Станцию. Казалось, что Ромо- дина как будто забыли. Наступала новая эра.

Но каждое утро в 8 часов утра Ромодин по-прежнему появлялся в своем кабинете и садился за груду бумаг и писем, над которыми он тщательно работал, прерываясь только на один час на обед. Он ни на что не обижался, всегда был в одном и том же спокойном настроении. Казалось, что в его жизни ничего не произошло. Сотрудники, особенно старые, относились также уважительно. Считали, что ничего не произошло. В тонкости никто не входил о них просто не знали, а Ромодин для них оставался тем же Ромодиным.

Когда же в 1961 году ушел на пенсию А.Ф. Шведов, положение Ромодина вновь возросло. Он вновь стал первым заместителем, подписывал финансовые документы. Чувствовалось уважение нового руководства. А он оставался таким же, как в период своего полузабытья: держался так же ровно и спокойно, также располагал к себе приятной улыбкой и обходительностью.

К 70-летию на Ромодина были посланы документы на присвоение звания Заслу­женного врача РСФСР, но, как правило, ко дню празднования этого ожидаемого события не произошло, оно запоздало. Позднее выяснилось, что некоторые сотрудники звонили в Министерство и интересовались, когда же наградят «такого старейшего сотрудника» на что ими был получен резкий ответ: «Когда будет указ, вам сообщат, тогда поздравите» и бросили трубку.

Время шло незаметно. Незаметно старость подбиралась и к Ромодину. Неожиданно для всей явилось и то, что при большом стечении сотрудников его поздравили с 75- летием. Он был бодр, весел, благодарил за внимание к нему. Его окружали люди, глубоко симпатичные ему, проработавшие с ним долгие десятилетия.

Через некоторое время Ромодин обратился к Леониду Борисовичу Шапиро и попросил его перевести на другую работу, в связи с преклонным возрастом и как он выразился: «Пора уступить молодому поколению». Шапиро с пониманием отнесся к его просьбе и через несколько месяцев Ромодина перевели в отдел госпитализации, где он занимал должность с меньшей нагрузкой. Будучи заслуженным врачом, ему была назначена персональная пенсия, и работа была пять раз в неделю, т.к. он имел «пенсионный отгульный день».

Так он работал несколько лет, с удовольствием приходя на работу и встречаясь с давно знакомыми и приятными ему людьми. Это продолжалось после ухода на пенсию JI. Б. Шапиро. Всем казалось, что Ромодин вечный, что держит его в этой жизни только ра­бота, другого у него ничего не было: жена у него умерла и он жил в полном одиночестве

И вот однажды, пришли к нему на N этаж в кабинет и передали «приказ» начальст­ва подать заявление об уходе, т.к. он «больше не нужен». Ромодин посмотрел спокойно на пришедшего - он все понял!

Написал заявление об уходе, сходил в бухгалтерию» попросил, чтобы его как можно скорее рассчитали, и незаметно ушел.

Прошло некоторое время, О нем никто не вспоминал, ему никто не звонил и только звонок на «03»с сообщением; «Вашего сотрудника парализовало!» напомнил о его суще­ствовании, Направили врачебную бригаду, отвезли его в больницу, где через сутки он скончался. Многие говорили, что это произошло от тоски и переживаний в связи с уходом со Скорой. Может быть так и было, но это не точно. А точно никто не знал. Он ведь нико­гда никому не показывал своего настроения.

Вахрамеев А.В.

Полезная статья? Поделитесь с друзьями из соцсетей!
 

Возврат к списку


Комментарии

Это нравится:0Да/0Нет
mtd0427112@dlp
Не знаю, очень обидно. Страшно когда отказываешься быть врачом и уходишь к бумажкам. Вроде как и карьера а вроде и не врач уже. Много их сейчас уже к 30 годам. Как раз не про доктора Ромодина - тогда вероятно необходимость была в управленцах, а сейчас вынуждены сбегать из врачей, чтобы отсидеться, не нести ответственность за работу (именно лечение).

Это нравится:3Да/0Нет
Dr.Guevara
Вот и про доктора Ромодина можно сказать бессмертными словами Таравана: "Чем больше вы любите Скорую, чем больше отдаёте ей сил, здоровья, душевной энергии, тем больнее она потом пнет вас под зад!"

Это нравится:0Да/0Нет
markmayorov
Написано весьма примитивно и малограмотно.
Внешне красивый, как в последствии, вспоминал опыт, который они бескорыстно отдавали всем же­лающим учиться и работать, к 70-летию на Ромодина были посланы документы на присвоение звания Заслу­женного врача РСФСР и т.д.

Это нравится:3Да/0Нет
Лис
А меня больше всего умиляет, что о человеке, уволенному по «приказу начальст­ва» пишет исполненный нежной грусти и сочувствия панегирик администратор, сам поступавший с подчиненными ровно также)
Прямо по Евангелию:
"Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков..."

Это нравится:1Да/0Нет
mtd0427112@dlp
Dr.Guevara 08.11.2017 12:55:37
Вот и про доктора Ромодина можно сказать бессмертными словами Таравана: "Чем больше вы любите Скорую, чем больше отдаёте ей сил, здоровья, душевной энергии, тем больнее она потом пнет вас под зад!"
---
Ну уж в данном случае так не скажешь. Отправили на пенсию не в 60 а к 80 Ну так к этому возрасту действительно уже не тот работник. Вот когда парень в 26 лет при выходе из машины ломает ногу и оказывается на инвалидности, вот это катастрофа. А в статье так, какой то набор - "без права подписи финансовых документов" - прям ужастик. Кто бы мне разрешил работать на линии, но без права оформления мед.документации, да я бы тому человеку в ноги поклонился низенько, низенько.

Это нравится:0Да/0Нет
papaR
Очень грустная история.
Старый врач, всю жизнь отдавший скорой, выброшен в одиночество и умер в безвестности. Это сейчас администратор - это только администратор, а тогда был "слуга царю - отец солдатам"

Это нравится:1Да/0Нет
mtd0427112@dlp
Да ну. Ну что грустного в истории. Мы все уходим на пенсию и остаёмся в одиночестве, если в своё время не хватило моральных сил завести семью и воспитать ЛЮБЯЩИХ детей. Есть дети - нет одиночества. Ну вот дядьку встречал на вызове 94 лет. Ну просто поговорили и он рассказал, что счастлив, потому что есть ЛЮБЯЩИЕ дети, внуки, правнуки. Глупцы "строят карьеру", забывая про семью - ну флаг в руки - торчите неделями на работе, видьте семью только по ночам (вы же карьеру строите - предавая семью и никак иначе, ну да, ну да, деньги нужны чтобы семью содержать). А потом, как Вам КАЖЕТСЯ, Вас выкинули с работы, забыли про Вас, хотя, как Вам казалось - Вы были отцом народу и слуга царю.

Это нравится:0Да/0Нет
Cox
Про всех забудут через пару дней после выхода на пенсию. Вспоминать будут только в каких-нибудь историях с вызовов. А те, кто будут слушать даже рядом не знали человека. Память - тлен.