28.03.2011 1528

Хорошая больница

Интервью дедушки Элькиса газете "Известия". "У нас есть сотрудники, которые будут вам обещать "хорошую" больницу".
Интервью дедушки Элькиса газете "Известия". "У нас есть сотрудники, которые будут вам обещать "хорошую" больницу".

 

После публикации в "Известиях" материала "Врачи "скорой" просят москвичей: помогите себе сами" (№ 80, 15 апреля) в редакцию позвонил главврач Московской станции скорой и неотложной помощи Игорь Элькис. Больше всего его возмутила подпись под фотографией: один день в московской реанимации пациентам стоит тысячу рублей. "Честного человека на всю страну опозорили!" Фельдшеру Центральной подстанции скорой помощи Владлену Федосову, чья фотография была использована как иллюстрация, приносим свои извинения, а со всеми накопившимися вопросами обращаемся к его начальнику.

- Сколько сейчас получают врачи скорой помощи?

- В зависимости от стажа от 8,5 до 10 тысяч рублей. Для сравнения: в подмосковном Реутове врачи получают 4 тысячи. У нас есть возможность доплачивать людям за напряженность и качество работы. Существуют и "мэрские" надбавки. Например, мэр доплачивает 150% диспетчерам. Правительство Москвы оплачивает учебу фельдшеров, которых отправила учиться станция скорой помощи, и они вернутся к нам уже врачами. Это около 20 человек, но это уже что-то. Сейчас создается факультет для скорой помощи в медико-стоматологическом университете. Туда предполагается набрать 75 наших фельдшеров. Но на сегодняшний день нам не хватает 1057 врачей и 750 фельдшеров.

- Считается, что в "скорую" идут исключительно неудачники. Москвичи не хотят идти на тяжелую и небезопасную работу. Кто же тогда у вас трудится?

- Половина работающих на московской скорой помощи - жители Подмосковья. Можно сказать, что сегодня московская скорая помощь выживает за счет области. Точнее, за счет разницы в оплате. По поводу неудачников - у нас есть врачи, которые отработали на скорой помощи более 25 лет. Это великолепные врачи, которые вытащили с того света сотни человек. У нас есть кардиореанимационная бригада, которая четверть века работает в одном и том же составе. Это элита скорой помощи, доктора от бога. Но если я скажу, что у нас все идеально, я слукавлю.

- И как же вы боретесь с "нарушителями"?

- У нас есть сотрудники, которые будут обещать вам "хорошие" больницы. Есть деятели, которые будут рассказывать, что нас плохо обеспечивают лекарствами, медикаментов не хватает. Мол, я сам лекарства вынужден покупать. Не верьте. У нас нет проблем с лекарственным обеспечением для того, чтобы вылечить насморк или оказать реанимационную помощь. Что я делаю в таких случаях? Выгоняю, хотя людей и не хватает. Меня даже обвиняют, что я чересчур жесткий бываю. Но иначе скорой помощью руководить нельзя. Подонки должны знать, что "наказание неотвратимо". По закону я могу уволить только по собственному желанию или за систему нарушений. А за этими людьми тянется целый хвост нарушений. Два-три раза попался, значит, и в четвертый раз попадется. У нас была ситуация, когда одна такая подала в суд. Просила 50 тысяч морального ущерба, ей дали... 100 рублей. Потому что хотя доказательств нет, но в глаза посмотришь, и все становится понятно.

- На неофициальном сайте фельдшеров скорой помощи попалось такое высказывание: "Сотрудники МВД охраняют власть и властью охраняемы. Сотрудники СМП охраняют здоровье народа, который власти безразличен, а следовательно, безразлична и скорая медпомощь". Как вы относитесь к такой точке зрения?

- Безопасность - это отношение общества к людям в белых халатах. Даже в тюрьмах врачей не трогают. Но вот совсем свежий случай: приезжает "скорая", пьяные родственники, ни слова не говоря, начинают бить фельдшерицу. Естественно, передаем в УВД по месту происшествия. Но там находят какую-то причину для отказа возбудить уголовное дело. У нас было в прошлом году 128 случаев нападения на сотрудников скорой помощи. Непосредственно на выезде. Один раз вышел из подъезда человек и ни с того ни с сего ударил молотком по лобовому стеклу стоявшей машины скорой помощи. Хотя милиция нам, конечно, помогает. В тот момент, когда мы вызываем, реагирует довольно быстро, помогает изолировать разбушевавшихся граждан.

- Как вы решаете проблему транспорта, дорожных пробок и связи?

- Мосавтосантранс предоставляет нам по договору транспорт и своих водителей. Что касается связи, то после акционирования Воронежского завода, который обеспечивал нас рациями, ситуация стала почти аховая. На некоторых машинах до сих пор раций нет. Часть сотрудников снабдили мобильными телефонами, которые нам предоставили бесплатно. Сейчас правительство Москвы финансирует программу создания автоматической системы навигации и позиционирования, которая позволит обеспечить связь между подстанциями и бригадами. В идеале каждая бригада должна быть обеспечена специальными мини-компьютерами, на которых будет три картинки: первая - место вызова, вторая - место, где находится машина, третья - как туда проехать, минуя пробки.

- Сейчас появилось множество частных структур, предлагающих услуги скорой и неотложной помощи. Как вы относитесь к такой конкуренции?

- Это не скорая помощь, это платная структура, которая для эффекта называет себя скорой. Они выезжают на вызовы в рамках добровольного медицинского страхования. Они, конечно, чистенькие, ухоженные, улыбающиеся. Но когда в городе происходит что-то серьезное, не в состоянии оказать реальную помощь. Они не приспособлены для этой работы. При этом они часто физически не могут доехать от своего офиса, скажем, на Тверской до клиента, проживающего на Рублевке. Мы-то посылаем машину с кунцевской подстанции, а им с Тверской ехать через пробки.

- Насколько я понимаю, одной из серьезных проблем для вас остаются и ложные вызовы. В прошлом году по СМИ прошла информация об одном таком шутнике, который за год умудрился вызвать скорую больше 200 раз, и лишь один раз ему реально была нужна помощь...

- На каждые 7-8 тысяч вызовов бывает не более 15 ложных



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено