28.03.2011 1892

Доктор Смерть

Городской суд Петербурга приговорил к пожизненному заключению бывшего врача "скорой помощи" Максима Петрова, которого в Петербурге иначе как "Доктор смерть" никто не называет. В суде удалось доказать более 50 эпизодов грабежей и разбойных нападений, 12 из которых закончились смертью потерпевших.
Городской суд Петербурга приговорил к пожизненному заключению бывшего врача "скорой помощи" Максима Петрова, которого в Петербурге иначе как "Доктор смерть" никто не называет. В суде удалось доказать более 50 эпизодов грабежей и разбойных нападений, 12 из которых закончились смертью потерпевших.

 

Процесс, который закончился 21 ноября в городском суде, длился почти три года. Работающий в 'скорой помощи' врач первой категории Максим Петров с 1997 по 2000 год совершал разбойные нападения на квартиры пожилых петербуржцев. Доктор выбрал весьма оригинальный способ наживы. После рабочего дня он заходил под каким-либо предлогом в регистратуру поликлиники и интересовался вызовами врача на дом. Преимущественно его интересовали пациенты преклонного возраста. Петров шел по адресу, интересовался тем, что беспокоит, а потом предлагал сделать укол. Вместо обещанного лекарства, пациенты получали дозу сильнодействующего снотворного. Если снотворное не действовало, то 'Доктор смерть' пускал в ход молоток и опасную бритву. После этих нехитрых операций 'доктор' забирал все деньги и ценности и покидал квартиры своих пациентов. Все преступления были совершены не просто в одном районе, но и в зоне действия одной поликлиники.

Сотрудникам правоохранительных органов удалось выйти на след Петрова, когда к ним обратилась пожилая женщина, заподозрившая, что 'доктор' сделал ей какой-то не тот укол. Она стала кричать, звать на помощь, но Петров достал молоток и несколько раз ударил ее по голове. Притворившись мертвой, потерпевшая дождалась его ухода и позвонила в 'скорую' и в милицию. Именно после этого случая сотрудники милиции поняли, что все нападения имеют общие корни, связанные с одним и тем же медицинским учреждением.

К этому времени 'Доктор смерть' уже поменял тактику. Он не пользовался данными регистратуры, а брал результаты флюорографий пожилых людей, приходил к ним под видом врача-онколога и под предлогом обнаруженной патологии делал укол. А дальше все, как прежде, -- забирал деньги, ценности и исчезал.
После того как оперативники поняли, как действует преступник, они изучили более шести тысяч флюорографических снимков. По 70 адресам, которые мог вознамериться 'посетить' Петров, были организованы милицейские засады. 17 января 2000 года в доме 27 по улице Турку появился Петров. Его взяли в тот момент, когда он позвонил в дверь. У доктора нашли опасную бритву, нож и капроновый чулок. При задержании он оказал сопротивление, попытался вырваться и убежать, но его быстро скрутили.
На предварительном следствии Петров раскаивался, давал детальные показания, активно сотрудничал со следствием. Он рассказал следователям даже о тех эпизодах, о которых до того ничего не было известно.
Иначе врач себя повел в зале судебного заседания. Он заявил, что его заставили оговорить себя, оказывали на него психологическое давление. Одна из пожилых потерпевших женщин, которая ходила на все заседания суда, пыталась пристыдить бывшего врача. Петров отворачивался, нервничал и краснел, но виновным все равно себя не признавал.

К последнему слову 'Доктор смерть' по всей видимости очень хорошо подготовился. Он свободно оперировал не только цитатами из Кафки и Набокова, но и материалами уголовного дела со ссылками на законодательство и научные достижения криминалистики. По заявлению обвиняемого, в материалах дела нет ни одного доказательства, которое бы подтверждало его присутствие на местах совершенных преступлений.

По ходу процесса он высказал несколько претензий к представителям СМИ. По мнению врача, журналисты оболгали его. В последнем слове Максим Петров вообще потребовал удалить из зала всех журналистов. По его словам, после публикаций подробностей его дела в СМИ у его жены и детей начались проблемы. 'Из-за вас моей жене пришлось поменять работу! Детей пришлось переводить в другой детский сад! - кричал Петров журналистам. - Не мне, но моей семье угрожали'.

Приговор Петров выслушал без комментариев, но было заметно, что он сильно нервничает. Сразу после окончания процесса Петров заявил ГАЗЕТЕ, что он в обязательном порядке обжалует решение суда. «Я не считаю себя виновным в этих убийствах и нападениях. Все это бездоказательно, я себя оговорил под давлением следствия. Единственное, в чем я признаю себя виновным - это в том, что по поддельным документам ездил в общественном транспорте'. И это Петров говорил, невзирая на то, что десятки его жертв опознали его.

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено