28.03.2011 1462

О докторе

Статья нашего пользователя Dr SNAUT о работе на 03. Что и говорить, сейчас действительно популярно ругать врача "скорой"...
Статья нашего пользователя Dr SNAUT о работе на 03. Что и говорить, сейчас действительно популярно ругать врача "скорой"...

 

Сейчас стало считаться почти хорошим тоном ругать сотрудников «скорой помощи». Недавно в популярной телепрограмме «Времечко» одна из наших киноактрис очень возмущалась тем фактом, что работники «скорой» не снимают обуви, приходя в дом к пациентам — дескать, какое хамство! Не отстают и большинство СМИ — образ медика службы СМП, выведенный в них, мягко говоря, малосимпатичен: это вечно опаздывающий, вечно безграмотный, часто пьяный тип, который под любым предлогом пытается отказать бедным пациентам в госпитализации… Авторы, подписывающие эти статьи, чаще ограничиваются инициалами — очевидно из-за скромности. Прошедший не так давно по центральному телевидению отечественный сериал  «Скорая помощь», характеризовал её вроде бы с положительной стороны, но сделанный в стиле боевика и полный такими вопиющими несуразностями (сценаристу не мешало бы поговорить хотя бы с каким-нибудь захудалым фельдшером любой из подстанций Питера или Москвы, чтобы приблизить описываемое им действо к реальности), он, скорее может рассматриваться, как пародия на отечественную «скорую», чем фильм о тяжёлом и неблагодарном труде наших коллег.
Работа на «скорой» давно малооплачиваема и непрестижна. Да, собственно говоря, как и большинство медицинских  специальностей  вообще. Материальный стимул к работе или к профессиональному росту отсутствует.

«Кто сейчас работает на «скорой»? — спрашивает  один из персонажей повести Александра Великина «Санитар», опубликованной впервые в журнале «Знамя» ещё в 1985 году — «Неудачники!» — отвечает ему другой… С того времени прошло уже почти двадцать лет. Развалилась советская империя, многое изменилось в нашей жизни не в лучшую сторону. Сейчас мы живём в другой стране, в нашу повседневность вошли такие понятия, как «терроризм», «рэкет», «заказное убийство», звуки выстрелов за окнами в ночной тишине… Как говорит один из наших замечательных сатириков Михаил Михайлович Жванецкий «Ну при чём тут суп, когда такие дела на кухне!» Да, согласимся, на кухне у нас твориться чёрт знает что, но есть (т.е. лечиться) тоже, хотя бы иногда, надо…И вот мы опять возвращаемся к той же проблеме взаимоотношения «врач (точнее, медик) — общество». И тут, на мой взгляд, не изменилось ничего. С 1917 года народу вдалбливалась, что медицина у нас бесплатна и ничего не стоит (хотя на самом деле, она одна из самых финансово ёмких статей расхода любого цивилизованного государства), а сами медики — эдакий обслуживающий персонал, некая «интеллигентская» прослойка между пролетариатом и власть имущими партократами.

Та степень уважения, которая была всегда присуща нашему народу в целом, как культурной нации, к представителям ремесла Асклепия, была вытравлена. Медицинский работник превратился в некое подобие «куклы для битья», причём  не  только в переносном смысле: случаи нанесения телесных (про моральные уже промолчим) травм медицинскому персоналу давно перестали быть редкостью.

Грустно и то, насколько беззащитен в юридическом плане оказывается врач, если вдруг на него поступает даже устная жалоба — складывается впечатление, что тут действует изначально презумпция виновности врача: чтобы он не делал или говорил, он всё равно всегда окажется неправ. Сейчас стало довольно модно подавать на врачей судебные иски за причинение морального ущерба или ущерба здоровью. Но почему же эта тенденция  не действует в обратную сторону? Почему медики должен «глотать» оскорбления и делать  вид, что ничего страшного не происходит — ну, подумаешь девочку-фельдшера обозвали б…ю и ударили по лицу, так, что она попала в нейрохирургию с сотрясением головного мозга, или пожилого врача, который поднялся в три часа ночи на пятнадцатый этаж без лифта, приехав к алкоголикам, послали на три буквы? — «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», как гласит классика: рассчитывать на наш медицинский профсоюз тут не приходится — он проявляет рвение только в сборе взносов.

Это вопрос, который, по-моему, назрел очень давно: вопрос о личной безопасности сотрудников СМП, а  конкретно вопрос о праве приобретения и ношения (я не говорю о выдаче — куда уж нашему вечно нищему Минздраву!) средств личной безопасности. Ведь большая часть работающих на «скорой» во всех городах — женщины, которые часто работают даже не в паре, а поодиночке. И не для кого не секрет, что каждый врач «скорой» имеет в своём кармане пенал с несколькими ампулами наркотика. Я думаю, что дальше объяснять не нужно, особенно если учесть, что в большинстве наших городов машины «скорой» оборудованы маломощными,  вечно отказывающими, отечественными рациями, которые все работают на одной и той же частоте и рассчитывать на помощь в случае нападения ночью в каком-нибудь глухом районе уж никак не приходится.

И ведь дело не только в людях. Позвольте задать вам один бестактный вопрос — вы входили кто-нибудь глубокой ночью в общий частный двор или гуляли в одиночку по окраинам города? Нет? Правильно, это опасно. Потому, что в частном дворе на вас может броситься какой-нибудь спущенный на ночь с цепи Тузик, размером с годовалого телёнка (встречать бригаду «скорой» или убрать подальше своего четвероного друга у нас считают в России необязательным — граждане не знают, что за это их, в принципе, можно привлечь к ответственности), а на окраине города на вас может кинуться целая свора бродячих голодных псов и тогда  прививки от бешенства уже делать может быть и некому… А вот сотрудники «скорой» именно так и работают, причём за зарплату, которая с каждым месяцем становиться всё символичнее! Хочется спросить — а почему сотрудники МВД  имеют право на личную безопасность и некоторые льготы, а сотрудники СМП — нет? Потому, что первые охраняют власть и властью хоть немного, но оберегаемы, а вторые охраняют здоровье народа, который власти безразличен, а следовательно безразличны и те, кто этот народ лечит.

«Своя  рубашка ближе к телу» — пословица эта не нова. Человеку, который вынужден два  часа ждать «скорую» в период эпидемии гриппа  к своему ребёнку, у которого температура под сорок и одышка, нет дела до  разных административных рогаток и ведомственных коллизий о нехватке бензина, автомобильного транспорта или неукоплектованности штатов. Он требует, чтобы врач приехал немедленно, справедливо считая, что это его право. Согласимся, да это его право, как гражданина этой страны. Но давайте также напомним этому человеку, как, собственно говоря, и другим людям, что у них есть  не только права, но и обязанности. Обязанность проявлять гражданскую позицию по тому или иному вопросу. Во власти таких, как он, воздействовать на чиновников, чтобы были пересмотрены условия труда оплаты медиков, чтобы здравоохранение перестало финансироваться по остаточному принципу. Но наш народ максимально пассивен. Нашему народу безразлично, кто им управляет, вернее, кто его чаще обворовывает. Набить морду какому-нибудь хмырю из городской администрации, или, если действовать в рамках закона, подать на него в суд, «заботами» которого в бюджете нет средств на элементарные медикаменты и автомобильный транспорт, но зато есть на скромный особняк данного «слуги народа» у наших сограждан смелости не хватает. Перефразируя известное изречение Бисмарка, можно  сказать, что каждый народ имеет то здравоохранение, которое заслуживает.

Но вернёмся к тому человеку, который ждёт эту вечно опаздывающую по единодушному мнению населения, несчастную «скорую помощь». Почему часто действительно опаздывающую? Да потому, что с некоторого времени на службу  СМП вдруг стали перекладывать работу участковых поликлиник. Загруженность «скорой» непрофильными, терапевтическими вызовами составляет более 80%. И эта тенденция нарастает, поскольку тут включается порочный круг: с одной стороны диспетчеру «скорой» запрещается отказывать в оформлении вызова  или давать консультации по телефону, с другой — наше население давно оценило разницу между «лечением» вызванного на дом терапевта или бригады «скорой». «Ну толку, что я его (врача из поликлиники) вызову? Бумажек понапишет  и уйдёт. Лекарств по этим рецептам всё равно нет. А «скорая» хоть  укол  какой-нибудь сделает, да и бесплатно притом…» — вот логика  среднего обывателя. И разрываются телефоны на пульте в диспетчерской — «давление», «понос», «температура 38», «головная боль». А вот поступает действительно экстренный, срочный вызов и едет на него первая попавшаяся, чаще всего непрофильная, линейная бригада, у которой нет практически никакой аппаратуры, кроме старого, раздолбанного кислородного ингалятора да, под стать ему, аппарата ЭКГ, а сама машина давно уже должна была быть трижды списана… И кого в этом обвинять? Я думаю, что только не тех, кто сидит в этой самой машине…

Обсудить статью можно на форуме.

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено