28.03.2011 3284

Нескорая скорая помощь

В журнале «Имеешь право» опубликована статья, достаточно полно отражающая реальное положение дел на 03. Месяц назад к нам обратился корреспондент журнала с просьбой прокомментировать собранные им сведения. К сожалению, статью не дали прочитать в окончательном варианте, поэтому «ляпы» встречаются, но это уже не по нашей вине. Стоит отметить: изначально агрессивную по отношению к медикам статью удалось превратить в материал, объясняющий обывателю, почему скорая задерживается, почему врач 03 так сильно отличается от героев американского сериала « Скорая помощь» и т.д.
В журнале «Имеешь право» опубликована статья, достаточно полно отражающая реальное положение дел на 03. Месяц назад к нам обратился корреспондент журнала с просьбой прокомментировать собранные им сведения. К сожалению, статью не дали прочитать в окончательном варианте, поэтому «ляпы» встречаются, но это уже не по нашей вине. Стоит отметить: изначально агрессивную по отношению к медикам статью удалось превратить в материал, объясняющий обывателю, почему скорая задерживается, почему врач 03 так сильно отличается от героев американского сериала « Скорая помощь» и т.д.

 

Об «оперативности» врачей московской «скорой помощи» разве что анекдотов не сочиняют. Неофициальными тарифами на официально бесплатную медпомощь можно пугать пенсионеров. Но мало кто знает, что при правильном подходе услугами врачей «скорой помощи» действительно можно пользоваться абсолютно бесплатно. Причем любому человеку, оказавшемуся в черте города.


Доехать за 20 минут
С 1 января текущего года вступил в силу новый «Порядок оказания скорой медицинской помощи». Несомненное достоинство этого «Порядка...» – пункт 2, обязывающий врачей оказывать неотложную медицинскую помощь вне зависимости от того, есть у больного полис обязательного медицинского страхования или нет. Впрочем, врачи неотложки и раньше не должны были требовать от горожан полис. Однако четко в законе это не было прописано. Многим москвичам знакома ситуация: приехали в гости родственники. Выпили по случаю. И вдруг гостю становится плохо. Звонишь в «скорую», просишь, чтобы приехали и поставили капельницу,- а оператор спрашивает, есть ли у больного медицинский полис. Теперь можно не юлить, а смело отвечать, что полиса нет: выехать бригада все равно обязана. Впрочем, тех, кто подумал, будто новый «Порядок...» как-то улучшит работу столичной неотложки, ждет разочарование. Во всем остальном новые правила не слишком отличаются от прежних, принятых в 1999 году. А по некоторым пунктам они стали даже хуже – по отношению к клиентам. Так, например, по старому закону подстанции «скорой помощи» должны были размещаться из расчета 15-минутной транспортной доступности в пределах района обслуживания. Новый документ либерально увеличивает этот параметр до 20 минут. В московской «скорой помощи» сейчас существуют четыре категории срочности приезда на вызов. Первая – состояние, угрожающее жизни человека: машина «Скорой» должна прибыть в течение 20 минут. Вторая – обострение хронического заболевания: время приезда бригады – до 30 минут. Третья – так называемые поликлинические вызовы, типа «голова болит»: время приезда – до одного часа. Четвертая категория – перевозка больного из больницы в санаторий: время не ограничено. СиНМП («Скорая и неотложная медицинская помощь») включает в себя головную организацию – Станцию скорой и неотложной медицинской помощи им. Александра Пучкова, находящуюся на территории НИИ Склифосовского, и 52 подстанции, расположенные во всех районах города. В настоящее время в структуре московской «скорой помощи» работают более 10 тыс. человек, в том числе 2929 врачей, из них два доктора медицинских наук, 26 кандидатов медицинских наук и 11 заслуженных врачей Российской Федерации. В среднем через службу «03» проходит в сутки от 7 до 10 тыс. обращений граждан, и большая их часть оборачивается выездами. За год число обращений по «03» составляет более 2,5 млн. Ежедневно помощь больным и пострадавшим оказывают 840 бригад. Выездные бригады скорой медицинской помощи подразделяются на фельдшерские и врачебные. Помимо этого есть еще 17 видов специализированных бригад скорой помощи, среди которых – педиатрические, кардиологические, кардиореанимационнные, неврологические, реанимационные неврологические, специализирующиеся на ДТП и бригады перевозки трупов. Впрочем, заставить кареты «скорой помощи» прибывать по вызову через 20 минут в случае, если жизнь человека под угрозой, не под силу даже всемогущему Минздраву. «Эти цифры – пустые символы,- уверен руководитель одной из подстанций, попросивший не называть его имени.- Как можно доехать до места за 20 минут, если в Москве хронические пробки, а машины »скорой« практически никто из водителей не пропускает?» Пробки – не единственное препятствие. Большинство автомобилей, на которых выезжают врачи, уже выработало свой ресурс. Отсюда – постоянные ДТП с участием неотложек. Врачи говорят, что городские власти обещали обновить автопарк (все «скорые» приписаны к колонне Мосавтотранса), но процесс движется очень медленно. Однако и появление новой техники не решит всех проблем. Ведь ею надо управлять, а квалифицированных водителей службе «скорой помощи» не хватает. Что, в общем, неудивительно. Работа нервная, а зарплата – от 11 до 13 тыс. рублей. С января обещали прибавить 2 тыс., но и 15 тыс. рублей не сделают такую работу более привлекательной. (Хотя врач на «скорой», к слову, получает в кассе и того меньше.)

Обратная связь
Но есть еще более серьезная проблема, без решения которой вообще невозможно наладить четкую работу всей системы «скорой помощи»: это проблема связи. В советские времена каждая карета «скорой» была оснащена рацией, а ответственный по бригаде носил с собой устройство односторонней связи – нечто похожее на пейджер. Так обеспечивался контакт между диспетчером и врачами. Но со временем старая техника вышла из строя, а новой до сих пор не появилось. Сегодня на десять бригад в среднем приходится одна рация, и врачи в основном выезжают на вызов без связи. Хотя они обязаны, прибыв на место, сообщить об этом диспетчеру. «По прибытии на вызов чувствуешь себя очень некомфортно,- рассказывает врач »Скорой помощи« Александр Степанов.- Вокруг бегают родственники, надеются на долгожданную помощь, а ты с порога бросаешься к телефону». Но стационарный телефон есть не во всех квартирах. «Звонить по собственному мобильному? Так ведь это не два слова сказать. Линии загружены, ответа оператора порою приходится ждать по 15 минут. Такие переговоры могут съесть всю зарплату. Ближайший киоск или магазин не спешат предоставлять нам телефон. Это раньше, услышав слово »скорая«, практически все бросались на помощь,- жалуются врачи.- А отзвониться необходимо, иначе руководство объявит выговор». В результате возникает такая ситуация: очередной вызов получает та бригада «скорой», которая первой позвонит диспетчеру. Причем эта бригада может находиться в другом районе города, в то время как рядом с адресом, откуда поступил вызов, может быть другая бригада врачей, но с ней нет связи. Положение с деятельностью педиатрических спецбригад вообще абсурдное. Если на подстанции есть педиатр, его посылают на первый попавшийся детский вызов, вне зависимости от диагноза и расстояния. Если в то время, когда педиатр уехал, поступает новый вызов, к детям едет линейный врач общей квалификации. Нет линейного – едут фельдшеры (вообще-то им полагается выезжать на очевидно простые случаи). Фельдшерские и врачебные бригады, не оснащенные дополнительным детским оборудованием и не имеющие специальных знаний, лечат «тяжелых» детей (отравления, травмы, приступы бронхиальной астмы), в то время как врач-педиатр катается по соседним районам и консультирует молодых мам, как правильно кормить младенца. В Москве принят регионально-территориальный принцип обслуживания населения службой «скорой помощи». Административное деление города часто не совпадает со «скоропомощным». При этом за каждым московским адресом фактически закреплены две подстанции – диспетчер сам определяет, с которой из них надо выслать карету. Вызвать «скорую» можно только по «03». По телефону подстанции вызовы не принимают – туда обычно звонят лишь для справок и жалоб. Все звонки по каналу «03» сначала идут в оперативный отдел на Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. Александра Пучкова. Диспетчеры-фельдшеры, принимающие звонки, занимают целый этаж. Одновременно звонки принимают 24 человека. Они пользуются комплексной автоматической системой управления – КАСУ. Фельдшеры отделены друг от друга перегородками. В компьютерах, на которых они работают, установлена специальная программа. Если, к примеру, пациент жалуется на сердце, диспетчер находит в программе строчку «боль в области сердца», и перед ним сразу же разворачивается вопросник. Фельдшер не может послать выездную бригаду, пока не задаст пациенту ряд вопросов, иначе компьютер не закроет вызов. Если фельдшер не может по телефону разрешить с больным все вопросы, он переключает его на врача. Только врач может принять решение отказать в вызове. Отказывают обычно в нелепых просьбах типа «приезжайте, у меня кошка заболела» (к слову, таких вызовов в день приходит около десятка). После того как фельдшер задал ряд медицинских вопросов, узнал данные о больном и адрес, компьютер автоматически выдает таблицу «категорий срочности вызова». Затем заявки поступают на конкретные подстанции «скорой помощи».

Состав команды
По правилам бригада «скорой помощи» должна состоять из одного врача, двух фельдшеров (либо фельдшера и медсестры), санитара и водителя. Врачи считают эти требования совершенно утопичными. Во-первых, людей на подстанциях не хватает – штаты не укомплектованы. Во-вторых, даже если людей будет в избытке, требования Минздрава, по мнению докторов, все равно выглядят глупо: машины не безразмерные, и если двое медиков будут сидеть в кабине, двое – в салоне, да еще родственники больного захотят сопровождать его в клинику (на что имеют полное право), то носилки с самим пациентом придется или оставлять дома, или закреплять на крыше. В общем, сейчас классическая московская бригада «скорой помощи» состоит из единственного
врача или фельдшера и водителя. Причем профессионалов, готовых работать на голом энтузиазме, остается все меньше: их энтузиазм и профессионализм готовы оценить в денежном эквиваленте в коммерческих «скорых». А типичным представителем общегородской службы «03» становится малограмотный выпускник подольского или коломенского фельдшерского училища, которого еще может привлечь московская зарплата. Так, во всяком случае, говорят руководители подстанций. Врач «скорой помощи» получает 9-10 тыс. рублей в месяц. Если работать на полторы ставки – 12 тыс. Врач «скорой» дежурит сутки через двое. Можно работать и по полусуток, но тогда выходить на дежурство придется чаще. Некоторые врачи «скорой» – как правило, женщины – предпочитают работать только днем, но и получают они, соответственно, меньше. Помимо зарплаты, врач скорой получает 14 руб. 80 коп. в месяц на проезд в общественном транспорте и по 10 рублей за каждый день дежурства на питание. Ставка фельдшера – еще меньше: 6-7 тыс. рублей в месяц. За 30 лет службы на «скорой помощи» государство вознаграждает врача льготной пенсией – 1200 руб. в месяц. Особенно много иногородних докторов работают на подстанциях, расположенных по окраинам столицы. Среди врачей «Скорой» можно встретить женщин, которые приезжают на работу вечером, ночуют на подстанциях с их сумасшедшим ритмом, криками и воем селектора, с утра заступают на дежурство, работают «дневные полсуток», снова ночуют на подстанции, работают сутки – и лишь потом уезжают к себе домой. А на следующий день – опять в Москву на работу.

Здоровье дорогого стоит
«Мы сегодня живем благодаря подачкам»,- признаются врачи «скорой помощи». При этом доктора уверяют, что сами денег у пациентов не требуют. Но все же случаи, когда доктора откровенно вымогают деньги, увы, не редкость. Например, человек хочет, чтобы его госпитализировали в конкретную больницу, а ему предлагают другую. В первой, говорят, мест нет. Начинается торг. При этом по закону врачи обязаны везти больного в ту клинику, которую он выберет сам. Главное – чтобы эта больница имела соответствующую специализацию. Причем больной даже может захотеть поехать в ведомственную больницу (разумеется, если имеет к ней отношение). Врач же должен спросить у больного, в какой клинике тот хотел бы лечиться, затем позвонить в отдел госпитализации и выяснить, есть ли в указанной больнице места. Но это – в идеале. На практике же существует устоявшийся неофициальный прейскурант, регламентирующий вознаграждения врачу «скорой помощи» за его услуги, гарантированные каждому гражданину законом. Так, за факт приезда бригады «скорой» горожанину обычно приходится выкладывать от 100 до 200 руб., чтобы врачи со вниманием отнеслись к его проблеме. Право выбрать больницу самому обходится пациенту в 300-500 рублей. А вот полежать под капельницей после запоя – дорогое удовольствие, за которое приходится платить до 1,5 тыс. рублей. Врачи так и говорят: нашел деньги на выпивку – найди и на лечение. Для того чтобы стать сотрудником бригады «скорой помощи», необходимо окончить любой мединститут (чтобы работать врачом) или медучилище (занять место фельдшера, медсестры или санитара). Есть и специализированный курс врача неотложки, который преподают в Московском медико-стоматологическом университете. Этот курс последипломного образования длится два года. На курс набирают обычных врачей и фельдшеров, желающих повысить свою квалификацию. В год выпускаются 40 человек. Особенность спецподготовки врачей «скорой помощи» заключается в том, что будущего специалиста учат работать в экстремальных ситуациях, когда доктор оказывается один на один с пациентом, помощи и совета ждать неоткуда и решения необходимо принимать самостоятельно. На этом курсе врачей обучают методам мгновенной диагностики и оказанию первой помощи в любых условиях. Горожанин, не желающий давать мзду врачам, вполне может на них пожаловаться. Для этого достаточно дойти до телефона и позвонить на Станцию скорой и неотложной медицинской помощи им. Александра Пучкова. Что, кстати говоря, многие и делают. Жалобы на врачей-взяточников идут сплошным потоком. Причем посылают их не только на головную станцию – звонят жители и в мэрию, и в управление делами президента, посылают сообщения на личный пейджер Юрия Лужкова. Но, как правило, доказать вину врача, бравшего взятку, бывает довольно сложно из-за отсутствия свидетелей, поэтому дела редко доходят до правоохранительных органов. Однако начальство «скорой», по словам рядовых врачей, реагирует на подобные обращения весьма круто. За любую жалобу от населения доктору выносят выговор и лишают его ежегодной премии, а в отдельных случаях могут и уволить.

Автор: Алан Хурумов, журнал "Имеешь право"



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено