28.03.2011 1032

"Земельный" вопрос

…Если медицинское образование, в особенности постдипломное, будет сохранено в ныне существующем виде, то через пять лет в Москве (и десять лет в области) смертность возрастет на порядок. Можем ли мы, обычные практикующие врачи, повлиять на ситуацию? Можем!
…Если медицинское образование, в особенности постдипломное, будет сохранено в ныне существующем виде, то через пять лет в Москве (и десять лет в области) смертность возрастет на порядок. Можем ли мы, обычные практикующие врачи, повлиять на ситуацию? Можем!

 

… Если спросить у любого нормального клинициста, лет уже эдак пять-десять как распрощавшегося со своей alma mater, что ему дали шесть лет в институте, кроме заветного диплома, то он:
1.почешет репу,
2. задумается,
3. и наконец назовет пять-шесть фамилий преподов и пару-тройку дисциплин, которые ему действительно пригодились в его повседневной практической деятельности…

Абсолютно не для кого не является секретом, что наш базовый институтский курс больше чем на 30% переполнен гуманитарными и общеобразовательными дисциплинами, такими как социология, история (самая разная), педагогика, экономика и менеджемент, куча физик, химий… В качестве иллюстрации приведу только один факт: в 1991 году первокурснику дневного отделения лечебного факультета третьего меда было положено тратить 6 часов в неделю на занятия физической культурой и всего 5 - на изучение анатомии!

Общаясь сегодня со своими бывшими однокашниками я не слышал, чтобы кто-то из них плакал навзрыд оттого, что не способен воспроизвести цикл Кребса со всеми положенными ко-ферментами и ко-факторами окисления (привет кафедре биохимии!) или рассчитать норматив пылевой загрязненности промышленного помещения площадью более 500 квадратных метров (вечная память общей и социальной гигиене!). Зато я отлично помню, как будучи ординатором по несколько раз на дню зарывал по уши в справочники по детским инфекциям (как ими болеют взрослые, нас, разумеется, никто не учил, в отличие от 16 видов расчета правильного докорма недоношенных) или трясся от страха, что не смогу правильно рассчитать дозу инсулина (добрая треть занятий на кафедре эндокринологии были посвящены заучиванию коммерческих названий разных инсулинов, но никак не расчету их доз)… И так далее, и тому подобное… Таких «веселых» историй каждый из нас знает не один десяток.

Самое поганое, то, что с каждым последующим годом разрыв между тем, что дает институт и тем, что надо знать головой и уметь руками работающему «на земле» доктору становится все больше… Если добрая треть моего выпуска 1997-го года не сделала до конца 6 курса ни одного внутривенного вливания, не говоря уже о постановке подключички или самостоятельном принятии неосложненных родов, то общаясь с субординаторами образца 2005 года я  узнал, что многие из них ни разу не делали даже внутримышечных инъекций, а о постановке назо-гастрального зонда имеет представление лишь по сериалу “ER”. 

Казалось бы год интернатуры (два года ординатуры) и являются тем самым мостиком от абсолютно оторванного от жизни мира институтских кафедр к самостоятельной врачебной практике… Черта с два! Мне тут как-то довелось услышат лекцию, прочитанную ассистентом кафедры поликлинической терапии одного из московских медов для интернов… Мама родная! Оказывается, главным при отеке легких является «обеспечить больному постельный режим и доступ свежего воздуха, открыв окно» (а мы то, идиоты,  куда-то лезем со своими лазиксом, нитратами и наркотой…). Дальше – больше. Для меня стало важным открытием, что оказывается одышка и отеки есть следствие хронической сосудистой недостаточности, а при остром коронарном синдроме  - главное дать больному разжевать аспиринку и все будет хорошо! Понятно, к чему я клоню? Люди в глаза не видевшие КИ, не сделавшие в жизни ни одного прекордиальника, учат молодняк основам СЛР!

Знания «молодого специалиста» по фармакологии  - это отдельная песня с припевами, причем средний уровень этих знаний легко может сделать эту песню лебединой. По крайней мере для пациента. Спросив у современного интерна/ординатора, особенного клинического, чем он будет лечить СВПТ  в лучшем случае можно услышать пятиминутный спич о мембранах, проницаемости, ионных токах. в котором проскользнет название двух-трех новомодных препаратов для лечения ИБС или ГБ, но никак не СВПТ, причем даже эти таблетки будут озвучены без указания дозы на прием, на курс, а, главное, противопоказаний для их применения. И это,  в общем-то, не вина самих ребят и девчонок, которых 6 лет нашпиговывали такой «ценной» информацией, как:
• знание цикла размножения лейшманий (1 курс, биология),
• количества ионов водорода, поглащаемых НАДФ-ко-редуктазой (2 курс, биохимия),
• пальпации привратника с целью получения симптома «мышиного писка» (3 курс, пропедевтика внутренних болезней)
• и так далее до финальных тестов, содержащих вопросы типа «Выберите из ниже перечисленных правильное торговое название 6-урацил-2,3,-диортофенилальдегидного эфира»…

И никому при этом не важно, что многие из них не умеют делать инъекции, накладывать простейшие повязки, промывать желудки, снимать ЭКГ, т.е. осуществлять ФЕЛЬДШЕРСКИЕ манипуляции. Зато они два раза сходили с профессором на «Человек и лекарство» и один раз видели на экране TV как производится акушерский поворот на ручку/ножку. А что, по мнению многих, это вполне достаточная база для самостоятельной работы врачом общей практики…

Теперь понятно почему я написал в начале статьи про планируемый рост смертности, после того, как это племя младое, но, увы, уже знакомое, сменит все чаще уходящих на «коммерсы» матерых волков и волчиц 30-50 лет, и постепенно вымирающих пенсионеров, получивших образование еще при Сталине?

Я бы не стал вообще писать сей опус, если бы не существовал реальный выход из сложившейся ситуации. Причем его реализация зависит только от нас самих, а не от г-на Зурабова и его ведомства. Поскольку далеко не все из молодых безнадежны, что радует, предлагаю восстановить институт тьюторства (наставничества), существующий в англо-американской модели медицинского образования и существовавший в досоветской России. Суть его сводится к тому, что практической медицине молодой специалист обучается не у кафедрального сотрудника, а под руководством практикующего врача. Чего этим можно добиться?
1. На выходе мы имеем «штучную работу», а не обезличенный диплом об окончании ординатуры…
2. Появляются определенные гарантии того, что это парень или девчонка не полезет открывать окно при отеке легких, т.е. они будут иметь реальные знания о том, что надо делать в реальных ситуациях. И никаких мембран ;-))) !

 Почему эта статья выкладывается именно на Feldsher.ru, ведь как раз на СМП ситуация достаточно благоприятная в силу специфики работы – идиоты обычно на линии долго не задерживаются (они выбиваются в заведующие  ;-))) )? Это связано не только с моим большим респектом к этому сетевому ресурсу и его постоянным сотрудникам но и вот еще по какой-причине. Как не крути, а вся медицинская помощь у нас строится на системе взаимоотношений поликлиники, СМП и больницы, и, я думаю, что скоропомощникам далеко не безразлично кто будет работать на участках и в приемниках…

И последняя ремарка – то, о  чем я пишу проверено на собственном опыте, т.к. взял под свою опеку одного интерна и уже в течение полугода учу его азам поликлинической терапии и кардиологии. Результаты есть, пусть еще скромные, но уже есть… Короче, народ, если мы в год воспитаем хотя бы по одному врачу, который через несколько десятков лет заменит нас и, в свою очередь, будет кормить с ложечки кого-то знаниями «за папу, за маму, за Скорую Помощь, за Участковую Службу», то никакие реформы здравозахоронения нашей стране не страшны (и не нужны)!

drkris



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено