28.03.2011 1749

На станцию поступила жалоба....

Недавно на ССиНМП им. А.С. Пучкова поступила письменная жалоба. Факт достаточно серьезный. Про саму жалобу, действующих лиц и последующие события читайте дальше.
Недавно на ССиНМП им. А.С. Пучкова поступила письменная жалоба. Факт достаточно серьезный. Про саму жалобу, действующих лиц и последующие события читайте дальше.

 

24 января за входящим номером 17/10 на ССиМНП им. А.С. Пучкова г. Москвы поступила письменная жалоба. Ниже приводим полный ее текст. Стиль, орфография и пунктуация автора сохранены.

 Глубокоуважаемый Игорь Семенович!
Моя фамилия Шарова Любовь Тимофеевна! Я отношусь к 26 подстанции Западного округа. Я несколько раз писала Вам благодарность в адрес врачей этой подстанции. И никогда не писала жалобы. В ответ получала от Вас очень теплые письма.
 Я инвалид II гр. по гипертонии. 2 года назад у меня был инфаркт. Мне ставят диагноз: Гипертония, постинфарктный кардиосклероз, стенокардия.
За последние полгода я дважды была стационирована с диагнозом: приступ стенокардии напряжения. За 2 года я перенесла 3 операции: на щитовидной железе, гинекологическую и перелом плеча в хирургическом месте. Я часто вызываю «03», я принимаю акрон, престариум, эгилок, кордафлекс в разных сочетаниях.
Таблетками я часто могу снизить давление, но боли в сердце снять ничем не могу. Я спросила в стационаре: что мне делать в таких случаях?
Мне ответили, что приступу стенокардии нельзя давать затягиваться, вызывайте скорую.

Такие частые приступы у меня возникают в начале зимы и в конце весны. Но иногда бывают более спокойные месяцы. Кончается январь, я вызываю «скорую» 2 раза. 13 января около 20 часов вечера я вызвала «03». У меня было давление 170/90 и боли в области сердца. Я приняла сразу много лекарств и к приезду «03» давление снизилось до 140/80, но боли в сердце не прекращались. Я в это время впадаю в панику, меня всю трясет, я боюсь второго инфаркта.
Приехали 2 медика, Я попросила сделать мне что-нибудь обезболивающее. Что тут началось! В стационаре мне при таких приступах делали реланиум и у меня даже есть рецепт, в котором написано реланиум в ампулах во время криза.

Врач: У Вас что судороги? У нас нет реланиума, И к нему может быть привыкание. Просите врачей поликлиники, чтобы они вам выписывали.
Я: У меня нет судорог. Реланиум не я себе назначила, Я от страха вся как пружина, он расслабляет меня и боль отпускает. Я сказала, что мне делали даже трамал при таких сильных болях.
Врач: Вы хотите наркотики? Тогда обращайтесь в психдиспансер, Вам там дадут посидьнее трамала. И все это произносилось с усмешкой.
Однажды приедет к Вам «скорая» и сделает такой укол, что не встанете.
Я: Так сделайте мне сейчас, я устала от боли.
Врач: Опять с усмешкой: «У нас еще такой закон не принят».
Я не могу передать весь разговор, фразы в мой адрес сыпались изощренно-садистские. Я расплакалась.

Подтекст разговора был такой: что я вроде бы наркоманкой могу стать или стала. Мне 69 лет, 40 лет я проработала преподавателем. Всю жизнь я не пила и не курила. Я не могу сейчас выпить даже 20 гр. красного вина, у меня разрывается от боли голова.
Второй медик, (у меня нет к нему претензий) сказал, что врач единственный кандидат наук в Зап. округе.
Где же медицинская этика этого кандидата, где элементарная вежливость. И почему к инфарктнику едут без кардиографа? Доктор Акмайкин, 80 лет, несет чемодан 20 кг, а в другой руке кардиограф. И всегда успокаивает: «не бойтесь, боль снимем.»
Меня уверяли, что таблетка фенозепама равна ампуле реланиума. А у меня во время приступа подобного рода таблетками даже иногда давление не снижается.

У меня началась просто истерика, от такого негативно-насмешливого отношения врача. В это время как раз и могло случиться осложнение.
Сколько милосердных, отзывчивых врачей на нашей подстанции. Приезжают и говорят: «Как давно я вас не видел, до боли знакомое лицо. Или: как у вас уютно, сухое тепло! Я всегда стараюсь быть предельно сдержанной и вежливой, даже, когда «скорой» не бывает по 3 часа.

Но этот первый в моих отношениях конфликт с врачом сделал меня просто больной. Как меня не парализовало тогда, я не знаю, На вопрос, почему у вас не кардиографа, был ответ: «А у нас их нет!»
119517, Москва, Нежинская 19 к 1 кв 99, Шарова Т

P.S. У меня прекрасные отношения с 158 поликлиникой
За 5 лет я была 10 раз госпитализирована с гипертонич. кризами. Я вся заобследована, что же мне прописаться в больнице? И не вызывать «03» никогда.
Может быть сделать памятку на подстанции, чтобы этот врач никогда не брал вызов по этому адресу?
С уважением Л. Шарова 20/I – 05 г.

Я не заслужила такого отношения к себе. Как можно со старым человеком 69 лет разговаривать в такой агрессивной форме.
Я всегда относилась с глубоким почтением к врачу, Моя двоюродная сестра – профессор, доктор наук, Демидова А.В. всю жизнь проработала в институте повышения квалификации врачей, два срока была зав. кафедрой терапии. Мой муж тоже был врачом.
Я могу понять усталость врача, но такого отношения просто могу не выдержать. Врач еще сказал мне: «Я до вашего возраста не доживу!»

Очень прошу, чтобы моя благодарность за отзывчивость дошла до врача Ир. Ан. Шеломановой, которая замещала Клюквина Г.А.
PP.S. И еще врач 13/I – 05 на вызове сказал мне: «Делайте себе уколы сами!»

Вот такое письмецо было получено нашим великим центром… Теперь давайте разберемся по порядку: кто написал жалобу, на кого и почему, а также что за этим последовало…

Бабушка Шарова хорошо известна всему многочисленному коллективу нашей подстанции. Она болеет много лет. В анамнезе у нее ИБС, атеросклеротический кардиосклероз, стенокардия напряжения II ФК, артериальная гипертензия II ст., НК II ФК NYHA. Это соматические болячки.
Но основной диагноз у нее: неврастения, астено-ипохондрический синдром. Вот по поводу второго, и основного заболевания «добрыми» бригадами бабушка была подсажена на трамал и реланиум. Инъекции этих препаратов требуются ей все чаще и чаще. Для этого она вызывет «03» практически каждый день, а иногда по нескольку раз на дню (если первая бригада не сделала ей требуемых препаратов). Причем у нее уже сформировалась лекарственная зависимость практически уже переросшая в наркоманию. Естественно, при наличии такого диагноза у нее присутствует выраженная эмоциональная лабильность и склочность при отсутствии в кровотоке данных препаратов. Как правило бригады делают ей требуемые лекарства, просто чтобы не связываться с ней. Но есть и нормальные сотрудники, которые отказываются делать ей трамал с релашей при отсутствии показаний к их введению. «Скорая» - это не выездная служба для введения бабок типа Шаровой в состояние легкого наркотического опьянения!

Теперь бригада. В тот день к бабушке была направлена бригада 08/1 п/с 26, поскольку хитрая старуха уже давно прознала на какие поводы «03» приедет быстро, а на какие может и через 3 часа заявиться. Врач БИТ, как известно посетителям сайта, отличается принципиальностью взглядов на цели и задачи «скорой» в общем и БИТов в частности, помимо этого врядли кто-нибудь поставит под сомнение его профессиональную компетенцию.
Так вот повод к вызову был «ПС, ИБС, боли, был ИМ, боли за грудиной, холодный пот, задыхается, ПС, АД». По прибытии бригада в составе врача Лугового А.О. (dr_lug) и ф-ра Козлова С.Е. обнаружила бабку Шарову в удовлетворительном состоянии, жалоб на боли за грудиной не предъявляла, пота никакого не было. Все жалобы сводились к блуждающим по телу болям неясного характера и нервозности, нестабильности АД.
А также Шарова настойчиво требовала ввести ей трамал и реланиум, причем внутривенно. При осмотре каких-либо отклонений от возрастной нормы выявлено не было. АД 130/80 мм.рт.ст. (рабочее). Собственно говоря нам на этом вызове делать было абсолютно нечего!
Теперь к вопросу об ЭКГ. Эта диагностическая процедура выполняется Шаровой практически ежедневно и ленточек с записью суммарной ЭДС ее миокарда скопился огромный мешок! А ЭКГ без показаний я тоже не снимаю! (мы не выездная кардиографическая служба!).
Вернемся к Шаровой. БИТы категорически отказались делать бабушке неопиоидный агонист опиоидных рецепторов в купе с диазепамом. Тут начался «цирк с конями»! Шарова повела себя как типичная наркоманка – стала плакать, заламывать руки, всячески изображать страдание на лице, кричать, обзывать бригаду «извергами» и «фашистами», которые «пожалели трамала для инфарктника» и т.д. и т.п. В конце концов была сделана инъекция кеторола, но-шпы, димедрола в/м и бригада, посоветовав Шаровой обратиться в наркологический диспансер или в поликлинику (для того, чтобы ей выписали препараты, на которых она «сидит») и купить шприцов для самостоятельного введения столь нужных ей лекарств, поскольку «нечего для этого скорую гонять, у нас и так работы много», отбыла после отзвона восвояси… Мы также не забыли предупредить бабушку о том, что кроме нас к ней никто не приедет (мы были единственной 8 в округе, а после 8 на повтор посылать врачей центру западло!) и соответственно реланиум она сегодня не получит. Предложили выпить ампулу из того количества, который выписали ей в полуклинике. На том вроде и все…
 Но не тут то было! Через неделю после того памятного посещения бабушка с чего-то решила написать ПИСЬМЕННУЮ жалобу. Обычно, если она была недовольна бригадой, то она звонила зав. подстанцией и жалилась ему. А тут вдруг – письменная жалоба, да еще и через неделю – когда уже сам факт конфликта стирается и желание чего-то куда-то писать отпадает. К тому же 19.01 у нее был мой ф-р (Козлов С.Е.) и тогда она ничего собственно писать не собиралась. Кто надоумил старую накропать гнусявку? Остается только догадываться (и такие догадки у нас есть!).

За то время, пока рассматривалась жалоба (обещали размазать Шарову по асфальту, так сказать, публично оправдать) вышел бюллетень Фельдшер.Ру. После этого жалобу резко решила рассмотреть региональная КЭК. Были взяты объяснительные с врача, ф-ра, направлен запрос в полуклинику. Причем о проведении РКЭК врачу БИТ было сообщено за два дня до этого мероприятия.
 Стоит упомянуть еще одно событие, произошедшее с бригадой в том же составе незадолго до РКЭК. Дернула нас «на себя» бригадка с 15 п/ст на «ОИМ, кардиогенный шок» в итоге оказавшийся состоянием после медикаментозного коллапса. На той бригаде работала одна ф-р, скандальность и хамство которой известны всему региону. Так вот с ней тоже у бригады возник конфликт, поскольку она стала в неприличной и наглой форме обсуждать мои действия на вызове и вести себя так как она привыкла – т.е. хамить направо и налево, за что была корректно, но жестко поставлена на место. Так та не смогла забыть столь нечастый случай постановки «в угол» она нажаловалась старшему врачу оперотдела (которой была послана в пешее эротическое путешествие) и своей большой подружке – ст. врачу 15 п/ст, которая неприминула отзвонить на нашу п/ст, и нажаловаться начальству, но напоролась на мое присутствие и была отправлена примерно по той же путевке…

 РКЭК… Как много в этом звуке для сердца СМПшного слилось и .т.д.! Сие заседание проводилось на 4 п/ст в составе: завы – 4, 15, 26, 30 и еще какой-то п/ст-й, ст. врачи – 15, 26, 44 п/ст. Всё, что там творилось можно кратко описать одной фразой «Кто сильнее обоср”т доктора Лугового!» и носило явно заказной характер. Сильнее всех наезжал зав. 30 п/ст. Он начал наезды еще до начала экзекуции. Мне был припомнен случай (описанный выше) как я построил невинную и скромную ф-ра с пятнашки. Речь шла о моем увольнении (совместитель всетаки) или, как минимум, снятие с БИТов. Только зав. пятнашки и ст. врач с 44-й вели себя как люди. Если бы не наш и.о. ст.врача (который прекрасно знает меня и бабку Шарову), то заседание закончилось бы по сценарию, предлагаемому зав. 30-й (Грабарец). Наш же зав. благополучно жевал сопли и выгораживал себя (ему тогда светило увольнение). Причем когда зачитывали жалобу смеялись все присутствующие! После сорока минут распятия (мне не дали сказать практически ни одного слова) решили вынести мне дисциплинарное взыскание в виде выговора. На том и порешили…

Возникает вопрос – на кой нам нужна такая КЭК, которая вместо того, чтобы разобраться в ситуации опускает врача ниже плинтуса? Какой смысл в ее существовании? А смысл в том, что события, происходящие на РКЭК, полностью отражают весь бардак и мракобесие всей нашей гнилой системы! Бесполезность таких структур как КЭК и линейный контроль уже не вызывает никаких сомнений. Основная цель – затоптать неугодных! Слов по этому поводу просто не остается…
 Что было дальше? Уволить по результатам КЭК Лугового не удалось, надо что-то делать дальше. Нужно постараться очернить его по самое небалуйся! Вот, претворяя эту программу в жизнь, центр стал гонять бригадку 08/1 в нашем составе по самым конфликтным и скандальным бабкам района. Еще было организована парочка подставных вызовов, на которых нас всячески пытались вывести из себя и ловили на малейшем неисполнении приказов. Но мы тоже не лыком шиты, и это вовремя обнаружили. Соответственно повода для очередной жалобы не дали. Работать стало совершенно невозможно! БИТов гоняли без продыха по всякой хрони (для нас это очень тяжкие вызова, поскольку заточены совсем под другое), когда наша квалифицированная помощь требовалась линейным коллегам, и когда на фельдшеров отдавали чисто наши поводы – тяжелые АВТО, падения с высоты и т.п. (диспетчера спецпульта очень удивлялись данной политике, но ничего не могли поделать, хоть и помогали нам всилу своих мизерных возможностей).

Принимая во внимание сложившуюся обстановку и то, что провокации центра ожидались снова и снова, для предотвращения дискредитации себя в качестве одного из активистов Фельдшер.Ру я решил написать заявление об увольнении по собственному желанию. НО! Подрывную деятельность в отношении изжившей себя и прогнившей насквозь системы не бросил! И, я так думаю, что на скорую я обязательно вернусь после того, как система поменяется! Поскольку «03» - это стиль жизни…

Всегда Ваш, dr_lug.



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено