28.03.2011 1681

Шаг вперёд и два назад

Аналитическая статья, посвященная Московской службе скорой помощи.
Аналитическая статья, посвященная Московской службе скорой помощи.

 

"На основе критики администрация должна исправлять ошибки, корректировать своё отношение к людям", - эту фразу произнёс наш ныне действующий президент В.В. Путин первого февраля 2007 года на ежегодной пресс-конференции. И он, по-видимому, пока остаётся единственным из известных автору данной статьи администраторов, неукоснительно придерживающегося такой позиции в отношении подчинённых, очевидно, находясь в полнейшем неведении о происходящем в стране подавлении прав и свобод граждан. Осталось только донести до него сведения об этих нарушениях, и вся администрация сразу побежит интересоваться мнениями подчинённых, корректировать своё отношение к ним и, наконец, перестанет сажать за решётку свободомыслящих граждан, а также закрывать на телевидении критикующие власть и выступающие за свободу слова программы и сворачивать деятельность печатных СМИ на основе цензуры.
ССиНМП им. А.С. Пучкова г. Москвы как государственная, зависящая от бюджета организация, конечно же, полностью поддерживает и политику государства, и принципы его главы. Но так как, к сожалению, администрация Станции даже не желает слышать какой-либо критики в свою сторону, что там говорить об "исправлении ошибок и коррекции своего отношения к людям", то, за отсутствием другого объяснения, можно сделать вывод, что об этом принципе руководства "от президента" она ещё не слышала.

Это необъяснимое, по-детски капризное и упорное нежелание подкреплено фактами отсутствия взаимопонимания и отказом его поиска с сотрудниками в виде профсоюзных представителей и, в частности, представителей профсоюза "Фельдшер.РУ". Мол, сами с усами, и лучше знаем, что вам надо.

Такая позиция была присуща администрации советских времён. В тоталитарном социалистическом обществе всё строго регламентировалось государством. Понятия "партия" и "государство" были почти неотличимыми друг от друга: "Партия и правительство неустанно заботятся о росте благосостояния наших граждан". Государство требовало максимальной отдачи в труде и считалось родной матерью, а гражданин, требующий улучшений условий труда, считался диссидентом. Быть недовольным условиями труда равнялось недовольству существующим строем, что означало некий вызов государству, а это в свою очередь считалось чем-то безнравственным.

Советский союз давно распался, а его порядки и установки на территории теперь уже Российской Федерации действуют до сих пор, в том числе и на ССиНМП им. А.С. Пучкова г. Москвы. И это- прежде всего безапелляционное выстраивание политики руководства исключительно "сверху". И сейчас сотрудники, борящиеся на законном основании за улучшение качества условий труда, называются в лучшем и уклоняющемся от прямого ответа случае недисциплинированными, а о худшем случае писать неэтично. Обещанная демократия на деле оказалась конституционной монархией (или монархией с Конституцией?), плавно перетекающей в тоталитаризм. История имеет тенденцию к повторению, но, не извлекая опыта из ошибок прошлого, в итоге мы наступаем на одни и те же грабли. Только к чему эти лишние травмы? Может это кому-нибудь нужно?

Политика "кнута и пряника", или как "Мы все хотим <пряник>".

Назначение Плавунова Н.Ф. на должность главного врача Станции также прошло по номенклатурной системе, столь горячо любимой в СССР. По-видимому, так глубоко эта система вошла с лозунгом и транспорантом в сердца советских людей, что этой "заразой" до сих пор болеет вся Россия.

Плавунов Н.Ф. - типичный карьерист советского времени: весьма активный, исполнительный и ответственный, но в то же время очень самоуверенный и ортодоксальный руководитель, привыкший работать по принципу "мы тут подумали, и я решил". Такие руководители весьма чутко относятся к приказам и советам "сверху", но вот к "низам" и инициативам от них исходящим относяся глухо и пренебрежительно. Они внешне с огромным трудом признают свои ошибки, считая себя всегда и во всём правыми, а внутренне.., возможно, не признают их вообще.
Почему тогда, в конце 2005 года, Станции понадобился именно такой руководитель, остаётся только догадываться.

Оглянуться назад страшно, заглянуть в будущее невозможно, но, чтобы понять настоящее, надо вспомнить и заново оценить прошлое.

Итак, конец 2005 года. Элькис И.С. оствляет должность главного врача. Эта новость быстро достигает ушей каждого сотрудника, но обсуждается сейчас гораздо более интересный и волнующий всю Станцию вопрос: кто займёт его место? На Руси народ всегда верил, что с приходом нового царя, всё изменится к лучшему, и, как показывает история, почти всегда был вынужден разочароваться. Тогда под словом "всё" подразумевалось улучшение качества жизни народа. В декабре 2005 года, на ССиНМП им. А.С. Пучкова г. Москвы "всё" означает улучшение качества условий и продуктивности труда сотрудников.

Сверкнула молния, прогремел гром, и родилось имя нового Главного - Плавунов Николай Филиппович.

Мнения и надежды от перемены физического лица на посту главного врача самые разнообразные: от безразлично-пессимистичного "ничего не изменится" и уклончивого "поживём-увидим" до восторженного "ура! теперь заживём". Двух последних больше: сотрудники в своём большинстве с энтузиазмом относятся к обсуждению новостей такого рода и по своей исторически сложившейся наивности верят в лучшее, а также просто искренне радуются хоть каким-то переменам в сонном королевстве.

Что делает Плавунов Н.Ф. первым делом?
Он обходит и объезжает свои новые владения и осматривает наследство, переданное ему Элькисом И.С., оставляя за собой совершенно противоречивые оценки о себе как о новой "метле", так и личности, но в итоге осчастливленный лицезрением светлого лика нового Главного и таким "вниманием" с его стороны персонал принимает за положительную тенденцию такой интерес нового руководства к неизвестным ему до этого работе и функциям структурной единицы здравоохранения.
Такой "глобальный" объезд состоялся лишь однажды, из чего следует сделать вывод, что такое внимание было проявлено всего лишь для личного ознакомления и получения необходимых сведений для дальнейшей организационной работы.
Далее главный врач "оседает" на Центре и начинает активно руководить. А чтобы никто не отвлекал его от этого увлекательного процесса, в качестве секретаря нанимается улыбчивый мальчик-фильтр 5-го порядка, который, как сито, пропускает на стол и на ковёр Главного только то, что он самолично считает нужным пропустить, при этом не гнушаясь выдавать не только вслух личные комментирии по этому поводу а-ля: "ого!", "ну, надо же!", "а это зачем?" и "Вы и это хотите отнести Главному? Ню-ню...", но и изливать эти свои личные анализы в журнал, то есть заведомо делая регистрационную запись с искажённым или даже противоположным действительности смыслом. Таким образом на пути сотрудников, пытающихся донести до главного врача свои предложения по организации работы, появляется преграда №1.

Вторым делом, по глубокомысленному изречению известного своими афоризмами политика "кого достал, того и чешу", Плавунов Н.Ф. организует своё новое рабочее место. Выдержка из Информационного письма "Основные показатели работы ССиНМП им. А.С. Пучкова за 2006год (по данным годового отчёта)":
"В течение года проведены работы по текущему ремонту: замена кровли (19500 кв.м.); помещений (5 пс и склад Станции); герметизация швов (общая площадь 16335 погонных метров); асфальтового покрытия швов (общая площадь 16335 погонных метров); асфальтового покрытия территории двух подстанций и административного здания; теплотрасс и наружного водопровода (323 погонных метра). (...) Осуществлена закупка мебели и бытовой техники; произведена замена компьютерной техники в оперативных залах Станции".

Административное здание преображается: бесконечная череда субботников, проведённая силами персонала, и некоторый ремонт делают своё дело, и вот Центр как рабочее место главного врача готов к эксплуатации и показухе к приезду Лужкова Ю.М. с проверкой по внедрению АНДСУ для вынесения решения по вопросу её дальнейшего финансирования.
В итоге мэр города доволен. Гордящаяся этим фактом администрация Станции выдохнула и... не расслабилась. Финансирование продолжается, но его количественная характеристика напрямую зависит от показателей, а, значит, эти показатели должны не только быть показательно-хорошими, но и постоянно обновляться и в своей динамике улучшаться. Поэтому неудивительно, что с этого момента практически вся дальнейшая деятельность Плавунова Н.Ф. на посту главного врача под чутким науськиванием Лисичкина В.В. и Ко сводится к сбору статистических данных по показателям работы Станции и внедрению всевозможных средств по их улучшению. Вследствие этого можно сделать однозначный вывод, что все мероприятия по национальному приоритетному проекту также сыграли свою роль на "отлично" в плане улучшения показателей.

Из Информационного письма по итогам 2006 года:
"Улучшение оперативных показателей связано со следующими факторами:
1. Оснащение всех бригад СМП системой навигации и позиционирования.
2. Обеспечение должного контроля за более рациональным направлением бригад на вызов.
3. Усиление контроля за работой выездного персонала."
Улучшению показателей также способствовали следующие мероприятия, проведённые на Станции и "направленные на улучшение качества оказания медицинской помощи":
1. Обеспечение бригад СМП медицинской аппаратурой и лекарственными средствами (неважно, что хрупкая аппаратура от регулярного использования вот-вот развалится)
2. Организация консультативного кардиологического пульта.
3. Дополнительное введение бригад.
4. Введение новых "Стандартов оказания медицинской помощи больным и пострадавшим"
и многое-многое другое.

Также надо упомянуть, что введена новая аппаратура, благодаря которой теперь абсолютно все системы связи на Станции прослушиваются, а на Центре  установлены камеры внутреннего наблюдения, в том числе в помещениях, называемых коридорами и являющихся местом, почему-то предназначенным для переодевания в рабочую форму сотрудников (наверное, для развлечения скучающей охраны, которая просматривает весь этот процесс, не отходя от рабочего места), потому как по невыясненным причинам, ремонт и оборудование шкафами помещения, отведённого под раздевалку для персонала, до сих пор не закончены.
Контроль на всех этапах как способ предотвратить и удалить неугодные нежелательные элементы, мешающие улучшить показатели и повысить собственную репутацию администратора с большой буквы, вместо улучшений условий труда выглядит дешевле или проще?

Зато никого не волнует, что до сих пор на некоторых подстанциях навигационное оборудование не установлено на машины просто из-за кулуарных споров, кто должен это делать.
Сотрудники, не понявшие всю важность сбора статистики и не найдя её взаимосвязи с улучшением качества условий и продуктивности труда, делают неоднократные попытки к диалогу с главным врачом, но тут возникает преграда №2: САМ Плавунов Н.Ф.. Почему главный врач Станции, от которого, как от человека дисциплинированного и прямолинейно честного, ожидалась прежде всего лояльность к подчинённым и их инициативам, категорически не хочет прислушаться к мнениям сотрудников, остаётся загадкой. Как с коллегами, так и с прессой Плавунов Н.Ф. говорить отказывается. Наверное, по причине той же воспитанной честности. Однажды он даже в буквальном смысле убежит от разговора при очередной попытке представителей профсоюза "Фельдшер.РУ" конструктивно поговорить: достойно, быстро и с уважением к ожидающим в приёмной сотрудникам.
Сейчас апрель 2007 года.

Не то чтобы Н.Ф. Плавунов оказался безынициативным лодырем. Он проделал и продолжает делать очень многое, в частности, вот, повысил свой авторитет среди далеких от медицины людей и, что важно, администраторов и набрал такое количество очков для карьерного роста, что можно подумать, если дать ему возможность, то он займёт место... повыше.
Да, многие вещи действительно стали выглядеть лучше. Внешне. Но внутренние проблемы службы, те проблемы, решения которых ожидали сотрудники Станции, до сих пор так и остаются только слегка затронутыми и только на бумаге. Безусловно, внешний вид необходим, но как тело без души, посиневший труп, даже вымытый, покрашенный и переодетый всё равно остаётся всего лишь трупом. Так и внешний лоск Станции теряет свой блеск при внимательном и ближайшем рассмотрении, а если заглянуть в глаза сотрудникам и увидеть там эту невысказанную боль за службу, этот блеск совершенно теряет своё значение как важного приоритетного направления деятельности руководства Станции. Важно понимать, что не обёртка формирует содержимое, а содержимое обёртку. Но донести это до Главного невозможно: он отвечает своим категоричным "фи" на все попытки пробиться к нему для конструктивного диалога. А зачем, собственно, напрягаться? Плавунов Н.Ф. вряд ли задержится надолго на этой должности, так как, по-видимому, она ему нужна для карьерного роста. И политику его руководства можно в целом описать известным изречением одного французского короля: "После нас хоть потоп".


Без статистики - это вообще не жизнь, или "Всё это стоит денег".
Оперотдел всегда очень старался угодить главному врачу. Оперотдел всегда очень чутко относится к желаниям главного врача. Оперотдел всегда поддерживал и поддерживает политику руководства, чем бы она ни была мотивирована. Так что неудивителен тот факт, что после назначения Плавунова Н.Ф. на должность главного врача, архинужной и архиважной задачей оперотдела стало улучшение показателей и жёсткий контроль на всех этапах.
Во всём цивилизованном мире нагрузка зависит от заработной платы. У нас же всё с точностью до наоборот: зарплата зависит от нагрузки. То есть, чем больше сотрудник получает денежек, тем больше и напряжённее он должен работать.
По неофициальным данным, количество принятых вызовов начиная с мая 2007 года будет находить своё отражение в цифрах заработной платы сотрудников оперотдела. Так, напряжёнка диспетчеров по приёму вызовов впадёт в прямую зависимость от статистики: тот диспетчер, который запишет максимальное количество вызовов получит напряжёнку в размере даже большем, чем получал до этого астатистичного и, следовательно, нечестного расчёта, и, соответственно, принявший минимум - меньше средней или не получит вообще. Напряженка диспетчера направления также будет зависеть от замечаний по передаче вызовов на исполнение, то есть кому, куда, когда, зачем и почему был передан вызов. И всё это - ради статистических данных о количестве опозданий по времени доезда бригады. При передаче вызова непосредственно на бригаду обязательно использование системы позиционирования и АНДСУ. Всё это стоит денег!
Последствия очередной оригинальной идеи очевидны и предсказуемы: количество фиксированных вызовов будет увеличиваться, а вместе с ним возрастёт и количество выездов бригад. И попробуйте мне докажите, что почти каждый фиксированный вызов не превращается в выезд бригады! Даже если диспетчер на приёме будет только фиксировать вызов и затем переключать его на пульт старшего врача, чтобы тот, поговорив с абонентом, отменил вызов, доказано, что вследствие острейшего воспаления человеческого фактора от такого переключения ("у меня тут острейший насморк, а они и не торопятся приезжать!"), врач слышит уже совсем другую историю ("у меня голова болит и сердце"). В итоге диспетчер - недисциплинированная безжалостная дура, а абонент, обматеривший весь персонал "скорой", - святой мученик, получивший желаемый и честно положенный ему по налоговым платежам "Актив в поликлинику" с доставкой на дом бригадой "03". Ведь всё это стоит денег! А намеченный в "Приоритетных задачах на 2007 год" пункт об "освобождении выездных бригад от непрофильных вызовов" и работа по нему в итоге сводится к сбору той же пока безрезультативной статистики.
Врачебно-консультативный пульт (ВКП). На этом пульту работают "временно лишние" те же старшие врачи оперотдела, то есть в итоге 1-2, реже 3 на всю консультирующуюся Москву. Этого количества врачей не хватает даже на то, чтобы обслужить эшелоны жаждущих просветиться в медицине одних только бабушек, и потому снова набираются две заветные циферки, тон становится более жёстким, а "повод" всё "серьезнее". Далее по всем известной схеме: вызов фиксируется, и, в зависимости от того, чего у абонента больше, совести или наглости, он консультируется старшим врачом оперотдела, или к нему едет бригада с той же целью. Кроме того статистика показывает, что на данный момент, более половины обращений на ВКП превращаются в вызова. Неудивительно, ведь никакой юридической защищенности у персонала "скорой помощи" нет, одни обязанности и никаких прав (уточнение для сравнения: обязанности расписаны на 3 листа формата А4, права на 1/4 листа того же формата), и стоит только счастливому дозвонившемуся абоненту, консультирующемуся по поводу повышенной температуры в часы работы поликлиник, заявить, что он не может/не хочет/не будет звонить в поликлинику и, чуть повысив голос, спросить "Вы отказываетесь принять вызов? Ваш номер?", и в ту же минуту бригада получает вызов на повод "Оставить актив в поликлинику*", "Иногородний*" или "Длинная очередь к участковому терапевту*". Для чего же тогда ВКП нужен? Не лучше ли расширить оперотдел, фиксировать консультации на пультах "03" и переключать на старших врачей, как часто и делается в вечерне-ночное или даже в дневное время, когда вообще нет персонала, чтобы занять ВКП? Так как это всё тоже стоит денег, наверное, даже такие показатели всех устраивают.
Единственной на сегодня положительной новацией в оперотделе, затронувшей, и таким образом угодившей как улучшению показателей времени обслуживания вызова, так и качественно-продуктивной характеристике труда фельдшерских бригад, является создание Диагностического врачебно-консультативного кардиологического пульта. Расширение этого пульта зависит от тенденции увеличения обращений, хотя принять более 200 обращений двум врачам довольно сложно. Но не будем забывать, что и это всё тоже стоит денег.

По данным годового отчёта-2006 (по сравнению с 2005 годом):
- обращаемость по Станции увеличилась на 3,4%;
- обращаемость по ВКП "03" увеличилась на 6,8%;
- число выездов по Станции увеличилось на 3,3%;
- число выездов по "03" увеличилось на 1,8%.
"Статистические показатели свидетельствуют о некотором росте как обращаемости населения города на Станцию, так и числа выездов бригад СМП к больным и пострадавшим. При этом в 2006 году отмечается положительная тенденция по снижению среднего времени выполнения вызова бригадами СМП:
- общее среднее время выполнения вызова - 82 мин (в 2005 - 91,4 мин);
- среднее время выполнения вызова без госпитализации - 62 мин (в 2005 - 69 мин);
- среднее время выполнения вызова с госпитализацией - 116 мин (в 2005 - 128 мин)."
Не будем забывать, что эти минуты были добыты:
1. не снятием летних бригад (но всё ещё очень необходимо дежурство на пляжах, особенно в ливень);
2. дополнительным вводом бригад по национальному проекту и внедрением АНДСУ;
3. введением новых стандартов;
4. принятием вызовов на пульт "03" оперотдела ССиНМП г. Москвы и отправлением бригады на абсолютно все обращения из г. Зеленограда, даже по совершенно непрофильныму, консультативному поводу;
5. временным и уже прошедшим испугом персонала амбулаторно-поликлинических служб от выхода "Регламента обеспечения преемственности в работе" и невнятных способов Центра проконтролировать работу поликлиник и стационаров;
6. отдельными нормативными документами и приказами, под угрозой дисциплинарных взысканий принуждающие персонал выездных бригад, например, затрачивать на доезд на вызов первой срочности не более 20 минут, а также обслуживать вызов быстро, даже если это противоречит качеству обслуживания и, следовательно, противоречит и функции Станции - осуществление оказания скорой и неотложной медицинской помощи больным и пострадавшим на ДГЭ;
7. контролем за направлением бригад на вызов и жёстким контролем за работой выездного персонала, и др.
Руководство заботится о доездах бригад, не принимая во внимание обстановку на улице. В итоге мы получаем ужасающую статистику по ДТП с участием машин "скорой помощи", причём зачастую с летальным исходом для членов бригады.  В итогах работы Станции за 2006 год даже не указано количество ДТП с участием машин "скорой помощи", как это делалось при Элькисе И.С. Видимо, это не так важно. Финансирование Станции зависит от динамики улушения статистистических показателей, а не от роста травматизма на рабочем месте.
Почти родительская забота о показателях оказалась превыше заботы о сотрудниках, качестве и продуктивности труда. Но не показателями лечится больной, а врачом! Но прямо сейчас бригады "скорой помощи" спешат уложиться в эти нормативы и, вопреки здравому смыслу, всё также продолжают оказывать паллиативные меры воздействия, то есть временно облегчать или ослаблять проявление болезни и, следовательно, выполнять работу амбулаторно-поликлинической службы, а не обслуживать действительно ургентные состояния (от англ. urgent - срочный, неотложный, крайне необходимый). Слово "неотложный" вовсе не должно вводить в заблуждение ни население, ни руководство Станции. Оказание помощи бригадой "03" при неотложном состоянии не включает в себя работу участкового врача (консультации и рекомендации по лечению, выписывание рецептов, ведение и обслуживание хронических больных). Чёткое разделение труда и обязанностей всегда играло только положительную роль даже в историческом плане. И тем более оно важно в системе организации здравоохранения: когда создавалась служба "скорой помощи" и амбулаторно-поликлиническая служба, каждой из них были отведены свои роли и функции. Но почему-то в последнее время границы обязанностей между этими службами стали размытыми до безобразия. Неужели всё это тоже стоит денег?
Сотрудники говорят об улучшении условий и продуктивности своего труда, а администрация целиком и полностью углубилась в статистические показатели по улучшению оказания мед помощи. Мы говорим на разных языках.
Наконец, хотелось бы осветить ещё один немаловажный аспект работы, шагнувший назад на все три шага, это:

Отношение к коллегам, или "чья бы корова мычала...".

Отношение к людям, а к коллегам в особенности, бесспорно очень важно. Коллеги - это люди, с которыми видишься почти так же часто, как и с собственной семьей (а в некоторых случаях даже чаще), и поэтому общение с ними неизбежно. Что же включают в себя отношения с коллегами? Это прежде всего - уважение и стремление к сотрудничеству. Уважение и доброжелательность хотя бы официально проявленные, если по каким-то причинам не удаётся выразить эти эмоции искренне, от души. Нельзя быть идеалистом, особенно на руководящей должности, и считать, что все люди вокруг искренне любят друг друга. В целом, человеколюбие - это прекрасное чувство, но не может один человек, если он, конечно, не Иисус Христос, любить каждого ближнего своего по отдельности. Также как не бывает такого, чтобы один человек нравился всем, и, если всё же это имеет место быть, то объект всеобщего обожания - скорее всего самый обычный хамелеон, к тому же изрядно поднаторевший в подхалимаже, лизоблюдстве, подслушивании, подсматривании и доносах на любящих коллег. Причём такие вот "дятлы" пользуются уважительным отношением у не только ничего не подозревающих коллег по работе, но также и у руководящих коллег, находящихся в радиусе их неуважительной закулисной деятельности. Руководящие коллеги, видимо, плохо понимают, что стучат не только им, но и на них, потому что, вследствии полной личностной деморализации, "дятлы"-хамелеоны действуют исключительно в собственных интересах в зависимости от ситуации и перестановки фигур на шахматной доске, перевирая, приукрашая или, напротив, недооценивая исходящие данные. Что ж, дело ваше, барское...

Второй и обязательный пункт по вопросу отношения к коллегам - стремление к сотрудничеству, то есть преемственность в работе, взаимопомощь, отзывчивость и лояльность к просьбам, адекватное принятие и рассмотрение предложений по работе, примерное и бескорыстное посильное обучение сотрудников необходимым навыкам, а также своевременное и беспрепятственное предоставление информации для совершенствования знаний и умений коллеги. Важно отметить, что сюда не входят: бегство от ответов на интересующие вопросы, отказ от выслушивания предложений по работе и отмахивание от инициативных сотрудников стандартными фразами, совершенно недопустимые попытки устрашить, намеренно унизить и заставить отказаться от личных устремлений и убеждений, а также необоснованное чинение препятствий для личностного и профессионального роста сотрудников, после чего тем более странно слышать из уст одного руководящего лица рассуждения об отношениях между коллегами. Когда сотрудник способен выполнять более интеллектуальную работу или занимать другую должность, а также когда сотрудник, проработавший на одной должности 27 лет и, следовательно, знающий всю подноготную своих обязанностей и выполняющий их лучше кого бы то ни было, но однажды не угодвший кому-то в личном плане, руководствоваться надо не единоличным мнением "все в г..не, а я - незабудка", а рациональным решением и принципом "каждому по способности", особенно, если всё это делается ради улучшения продуктивности работы и появления уважения к службе "скорой помощи" со стороны населения.

Коллегиальность в общеизвестном значении подразумевает взаимоуважение и плюрализм мнений. "Коллегиальность" на Станции ныне выражается в отказе сотрудничать с профсоюзами и их упразднении как действующих организаций, а также в запрете любого сплочения коллектива, включая почитание памяти погибших коллег.

Кроме всяческого подчёркивания полного отсутствия взаимопонимания с коллегами, есть и другие, более конструктивные методы организационно-положительного воздействия стимулирующего характера, не противоречащие начальственному статусу и не ограничивающие административного влияния. В частности, у автора данной статьи есть предложения по "мероприятиям, направленным на повышение социальной защищённости персонала Станции", а также по "привлечению кадров на Станцию", и о них будет заявлено и предложено к рассмотрению и обсуждению, как только появится официальная информация о готовности главного врача Станции к конструктивному диалогу с представителями профсоюза "Фельдшер.РУ". Хотелось бы также обсудить проблемы, затрагивающие юридическую защищённость сотрудников, и вопросы по "освобождению бригад от непрофильных вызовов" и экпериментальной реорганизации оперотдела.
Нельзя забывать, что мы - коллеги, работающие в одной системе и, по сути, в своей профессиональной деятельности ставящие одну и ту же цель - её совершенствование. Требовать же конструктивности предложений от профсоюза и одновременно всячески препятствовать его официальной работе, в том числе, предоставляя ложную информацию в виде телефонограмм, чтобы представители профсоюзов вообще не имели возможности принимать участие в коллективных, ныне административных собраниях, - это, по меньшей мере, нелогично, несправедливо и противоречиво.

Доказано многолетним опытом, что взаимоуважение и доверие между коллегами гораздо более продуктивны в плане повышения производительности труда, так как это - эффективнейший стимул сделать свою работу не просто "как надо", а намного лучше. Так что может администрации стоит задуматься, что нужнее для качественной работы службы: постоянная конфронтация с сотрудниками или совместное с ними обсуждение назревших проблем и коллегиальное вынесение единого и устраивающего обе стороны решения по ним?

Вместо резюме, хотелось бы указать на главную, с точки зрения автора статьи, ошибку в работе руководства Станции: на первом месте в приоритетных задачах должны фигурировать качество условий, продуктивности и охраны труда, социальная (в том числе страхование от несчастных случаев) и совершенно неразвитая на сегодня юридическая защищенности персонала. А качество обслуживания населения, так часто упоминаемое в приказах, нормативных документах и информационных письмах, - это уже следствие вышеперечисленного. И это - факт.

Цыганкова Н.В. (alfa-111)



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено