28.03.2011 1292

Отныне «Боткинская»- не для пожилых

Многолетняя работа на «Скорой» обычно приучает к двум вещам: ничему не удивляться и молчать. Но некоторые «нововведения» нашего драгоценного Главного и Генерального «доктора» господина Плавунова Николая Филипповича находятся, мягко говоря, за гранью изумления…
Многолетняя работа на «Скорой» обычно приучает к двум вещам: ничему не удивляться и молчать. Но некоторые «нововведения» нашего драгоценного Главного и Генерального «доктора» господина Плавунова Николая Филипповича находятся, мягко говоря, за гранью изумления…

 

Хм-м-м. Вот такая приключилась история:
(Заранее прошу прощения у мудрых и продвинутых коллег неврологов и нейрохирургов за свое возможное невежество.)
10 февраля 2008 года работал я дневные полусутки, графиком 9-23. В 19.14 на станции принят вызов №690414 на улицу Викторенко (район Сокол-Аэропорт) со стандартным поводом: «мужчина 69, плохо с сердцем, холодный пот». В 19.21 вызов передан 27 бригаде 12 подстанции (за чужой район и вообще другой регион). В 19.37 бригада прибыла по указанному адресу.

Пациент Г. Ю. С., 69 лет. Со слов больного, официально подтвержденных диагнозов хронических заболеваний в анамнезе нет. Медицинских документов в доме нет. Предъявляет жалобы на слабость, головокружение (все кружится в одну сторону – вправо), тошноту (рвоты не было), дискомфорт в области сердца, умеренную потливость, периодически возникающий сильный озноб. Все симптомы резко усиливаются в положении лежа на спине, когда лежит на боку – легче, стоит или сидит – еще легче. Вышеуказанные симптомы беспокоят в течение четырех дней, постепенно усиливаются. Самостоятельно ничего не принимал, за медицинской помощью не обращался. Аллергологический анамнез не отягощен. Со слов жены, в течение месяца отмечает девиации в поведении больного: стал замкнут, раздражителен, резок, иногда агрессивен. Больной не пьет, не курит. Каждый день много часов работает за компьютером. Генеральный директор предприятия, занимающегося вопросами защиты информации и компьютерной безопасности. Дом элитный. Весьма «непростой» человек.

Status Praesens: Состояние удовлетворительное, сознание ясное, положение активное. Ожирение 2 ст., Масса тела=120 кг. Лицо одутловатое, кожные покровы бледные, чистые, преходящий гипергидроз ладоней. t=36.7 Носовое дыхание свободное. В легких дыхание везикулярное, проводится во все отделы, ЧДД=18’, хрипов нет, легочный перкуторный звук. Cor тоны ясные, ритмичные, Ps=ЧСС=62’, шумов нет, акцент 2 тона на аорте. АД=140/90 mm Hg. Со слов больного, обычно – гипотоник, адаптирован к 120/80-110/70 mm Hg. Максимально зафиксированное АД в жизни – не знает. Язык влажный, чистый. Живот не вздут, мягкий, безболезненный, печень у края реберной дуги, перистальтика отчетливая, перитонеальных симптомов нет. Стул обычный, оформленный. Диурез адекватный, моча обычной окраски, симптом поколачивания с обеих сторон отрицательный. OD=OS, зрачки обычные, фотореакция вялая, незначительный горизонтальный нистагм, парез взора влево, слабость конвергенции. В пространстве и времени ориентирован, немного замкнут, на вопросы отвечает неохотно. Речь не изменена, голос звонкий. Менингеальной симптоматики нет. Рефлексы D=S, резко усилены, зоны рефлексов резко расширены, вызывается рефлекс Якобсона-Ласка, других патологических рефлексов нет. Проба Барре – конечности удерживает. Координаторные пробы выполняет. Функцию тазовых органов контролирует.
Глюкоза 5.8 ммоль/л. Экг «03»: Ритм синусовый, нормальное положение ЭОС, ЧСС=62’, неполная блокада задней ветви ЛНПГ, данных за острую очаговую патологию нет. Экг для сравнения нет. Про симптом Борисовой – впервые выявленную блокаду ЛНПГ – знаю…, но на кардиологию данный больной «не тянет».
Терапия «03»:

  1. Tab. Corinfari 10 mg N.1 per os.
  2. Tab. Glycini 0.01 N. 7 per os.
  3. Sol. Relanii 0.5% - 2.0 в/м. (В присутствии бригады - снова начался сильный озноб).

После терапии выраженное субъективное улучшение состояния, АД=120/70 mm Hg.
Возможно, я мало знаю, возможно, какие-то детали упустил, возможно, к концу смены «мозг замылился»…
На этом диагностические возможности бригады «03» - исчерпаны. Дело ясное, что – «дело темное». Принято решение больного госпитализировать. Хорошо, если дело закончится простым остеохондрозом и вертебробазилярной недостаточностью. Синдром Стила-Ричардсона-Ольшевского? Дегенеративное заболевание ЦНС? А может ОНМК? А может объемный процесс головного мозга? Не похоже?

Больной из-за занятости на работе соглашается на госпитализацию неохотно, самостоятельно никуда обращаться не хочет – «типа, некогда». Просит по возможности 50 ГКБ или ГКБ им. Боткина. Боткина – был бы идеальный вариант, там есть и невролог и нейрохирург, и психиатр… Начался процесс запрашивания места. 50 ГКБ закрыта. В ГКБ им. Боткина – места есть, но…!!!

По приказу Главного и Генерального врача ССиНМП г. Москвы им. А. С. Пучкова господина Плавунова Н. Ф. запрещено давать место на госпитализацию в ГКБ им. Боткина пациентам старше шестидесяти пяти лет!!!!!

Когда появился такой приказ? Видимо, в течение дня. Утром я госпитализировал больную 78 лет в отделение кардиореанимации  ГКБ им. Боткина. Дали место и приняли – без проблем.
Диспетчер отдела госпитализации отказалась дать место, сославшись на данный приказ, попросила перезвонить старшему врачу отдела госпитализации. Перезвонил. Информация подтвердилась. Со слов старшего врача, «как врач, я Вас доктор понимаю, но нарушить приказ – не могу. Поищем другую больницу».

Больной собирается, мы с фельдшером вышли на кухню, чтобы не мешать. Когда я услышал о «селекции» больных в скоропомощной больнице по возрастному признаку, то не выдержал и сказал фельдшеру: «Плавунов …– нецензурное слово!» Старший врач: «Доктор, осторожнее, все разговоры записываются».  – «Я знаю», говорю, «но в интересах больных, готов сказать это ему лично. В личных интересах – не буду».

Понятное дело, что ГКБ им. Боткина – «придворная» больница Департамента Здравоохранения города Москвы… Но все же…
«Селекция» больных – дело проверенное. Когда-то на аппельплаце лагеря Аушвиц стоял молодой военный врач по фамилии Менгеле и проводил сортировку: те, кто направо – годны работать, кто налево – в печку. Подобное отношение к пенсионерам в городе Москве – за гранью изумления!... Особенно, учитывая наши внутренние порядки на станции, требования к описанию карт вызова и полноценному оказанию помощи, независимо от возраста.

Вопросы к Главному и Генеральному:

  1. Какое Вы имеете отношение к определению профильности больниц города Москвы?
  2. Чем вызвана подобная дискриминация больных в одной отдельно взятой (Скоропомощной!!! Многопрофильной!!!) больнице по возрастному признаку?
  3. Это касается только неврологических больных или больных любого профиля для данной больницы?
  4. Это Ваше устное распоряжение или официальный приказ? И где можно с ним ознакомиться?
  5. Это временная мера или теперь будет такая постоянная практика? А в отношении других стационаров и возрастных категорий больных?

Уважаемые пациенты. Если Вы или Ваши родственники достигли возраста 65 лет, проживаете недалеко от ГКБ им. Боткина, Вам будет отказано в госпитализации в данную больницу, например с инсультом,  Вас повезут по пробкам далеко и долго… И наступят тяжкие для Вас последствия… Не нужно обвинять во всех смертных грехах бригаду «03». Вы можете выразить свою благодарность Главному врачу ССиНМП господину Плавунову Н. Ф. - лично. И пригласить его на поминки по Вашим папе, маме, бабушке, дедушке…  Найти его можно в своем кабинете, если поймаете… Будьте здоровы!
Больной госпитализирован в другую больницу, достаточно далеко от дома. Транспортировку перенес удовлетворительно. Если я - дурак и ничего серьезного там не оказалось  –  буду только счастлив, главное в нашем деле – «не проспать» больного.

Врач Савченко Д. Б.



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено