28.03.2011 1658

Кто защитит врача?

Каждый год крымская прокуратура сообщает о количестве уголовных дел, возбужденных против медработников, а Минздрав автономии — о поступивших обращениях, среди которых встречаются жалобы на врачей. Каждый случай, вынесенный на публику, становится резонансным, пусть даже точка в конфликте между медработником и пациентом еще не поставлена. Законодательство сейчас таково, что не может защитить ни первых, ни вторых.
Каждый год крымская прокуратура сообщает о количестве уголовных дел, возбужденных против медработников, а Минздрав автономии — о поступивших обращениях, среди которых встречаются жалобы на врачей. Каждый случай, вынесенный на публику, становится резонансным, пусть даже точка в конфликте между медработником и пациентом еще не поставлена. Законодательство сейчас таково, что не может защитить ни первых, ни вторых.

 

   
   Пора делить ответственность
   
   Так не должно быть: одному права, другому — обязанность и ответственность. Это говорят врачи, когда речь заходит о непростых отношениях с пациентами. Ответственность пора делить пополам, тем более что практически во всех крымских больницах, поликлиниках и других учреждениях в практику вошло информирование пациента или его родственников о состоянии здоровья и том лечении, которое намерен применить врач. Больной должен сам принять решение: или он доверяет конкретному врачу лечить себя, или готов искать помощи у другого специалиста либо в ином медучреждении. Потому что ситуации «лечите меня, но не так» возникают сплошь и рядом. Например, у многих людей существует предубеждение против антибиотиков, поэтому, узнав об их назначении, они требуют других препаратов. При этом оценить собственное состояние, естественно, не могут. Врач оказывается перед выбором: или настаивать на выбранном лечении (тогда есть риск, что пациент начнет жаловаться, и хорошо если только начальству медучреждения), или согласиться с пациентом, но если тому станет хуже, он опять останется виноватым.
   Руководитель крымского отделения проекта «Юридическое обеспечение прав пациентов» Евгений Новицкий считает, что изначально неверно по разные стороны баррикады ставить медиков и тех, кого они лечат. Самое главное, правильно определить их взаимоотношения.
   В Крымской республиканской больнице им. Семашко в практику уже вошли формы информированного согласия пациента не просто на лечение, но даже на отдельные медицинские манипуляции. Например, на применение анестезии при операции, отказ от лечения в стационаре, причем подпись ставится в присутствии свидетелей. Фактически пациент подписывает не просто свое согласие или несогласие, но и то, что он осведомлен о необходимости такой процедуры, знает о возможных осложнениях при ее проведении (или отказе от нее), что ему была объяснена суть заболевания, дана возможность задать интересующие вопросы, на которые получены ответы в доступной для понимания форме. За границей это обычная практика, которая позволяет в случае судебного разбирательства доказать, что человек знал о том, какое лечение предстоит, и что он с ним согласился. Другие больницы Крыма сейчас знакомятся с этими формами, изучают возможность введения их у себя или разработки на их основе собственных.
   
   Добро пожаловаться…
   
   Нежелание пациентов делить с врачами ответственность за здоровье можно рассмотреть на примере Республиканской детской инфекционной больницы. Здесь, как и в других лечебных учреждениях, с претензиями приходится сталкиваться довольно часто. Но поскольку маленькие пациенты проводят в палатах немного времени (по сравнению с лечением в других больницах или отделениях), то острота разного рода конфликтов не всегда успевает сгладиться к моменту выписки. Подавляющее большинство жалоб, считают врачи, необоснованные. Часто родители уверены, что раз уж ребенок в больнице, то ему должно стать лучше уже в ближайшие часы. Если не стало или последовало ухудшение состояния — значит, пора искать виноватых среди медиков.
   Между тем по количеству детей, которых прямо из приемного покоя отправляют в отделение реанимации, можно судить об «ответственном» поведении родителей. Инфекция не травма, не обострение хронического заболевания, когда резкое ухудшение может наступить моментально: по нескольку дней, а то и неделями мамы и папы лечат малышей домашними средствами, верят, что вот-вот все пройдет, или просто не обращают внимания на состояние детей.
   Заведующая отделением кишечных инфекций Светлана Усова рассказала «1К», что порой мнение родителей о «неверном» лечении основывается на… заочной консультации со знакомым врачом или участковым педиатром. Как можно судить о тяжести состояния ребенка, не видя его и не зная, как изменилась ситуация? Еще одна больная тема, которая тоже служит поводом для конфликтов и жалоб, — лекарства. Крайним снова остается врач, который или назначил слишком дорогие препараты, или отказался их предоставить. Далеко не все люди способны принять ту истину, что в больнице есть небольшой запас лекарств на тот случай, когда срочно нужно оказать помощь. Возможности дать всем бесплатные медикаменты просто нет, тем более не всегда можно выбрать между дорогими и дешевыми препаратами. «Врач должен назначать те лекарства, которые считает оптимальными для конкретного пациента, — считает заведующий отделением респираторно-вирусной инфекции Валерий Козлов. — Мы отвечаем за диагноз, за детей, но купить им лекарства не можем, это должны делать родители. А они просят: не назначайте дорогие. И приходится выбирать между хорошими и теми, которые согласны купить родственники». Потому что иначе они снова начнут искать виновных…
   
   Не за страх, а за совесть
   
   Евгений Новицкий считает, что иногда оградить врачей от безосновательных жалоб и претензий может группа волонтеров, работающих в больнице или отделении. Они берут на себя разъяснительную работу, готовы посоветовать, оказать помощь. Так, например, обстоит дело в гематологическом отделении Республиканской детской клинической больницы. Правда, такая работа, в принципе, возможна и уместна далеко не везде.
   В Украине уже появились адвокаты, специализирующиеся на медицинском праве и готовые в судах защищать врачей. Есть несколько агентств, занимающихся регулированием отношений врачей и пациентов, знакомством персонала медучреждений с действующим законодательством, предоставлением консультаций и услуг по правовому аудиту практики.
   Даже страховые компании пока еще очень осторожно, но все-таки начали предлагать страхование ответственности врачей. На Западе каждая больница покупает подобный страховой полис, чтобы сократить риски, если суд все-таки признает пациента пострадавшим от действий медиков. А в нашей стране подобные услуги пока востребованы клиниками пластической хирургии — они работают на коммерческой основе и могут себе позволить прикрыть тыл подобной страховкой. Еще полисы берут частные стоматологические лечебницы: во-первых, вмешательство дантистов исключительно редко приводит к опасным для здоровья и жизни последствиям, потому и стоит страховка относительно недорого; во-вторых, здесь больше вероятности уладить конфликт мирным путем — например, предложив бесплатную услугу. А вот обычной больнице с государственным финансированием подобная роскошь не по карману. У разных компаний минимальная страховая сумма по этим полисам (то есть компенсация, которая будет выплачена) — от 10 — 15 тыс. грн. Страховать необходимо всех работающих врачей, причем с учетом стажа, специализации, опыта работы, и за каждого придется заплатить 400 — 700 грн.
   Пока можно надеяться только на то, что скоро законодательство наконец-то расставит все по своим местам, четко и подробно расписав права и обязанности каждого. Этого ждут и врачи, и пациенты.

Источник - 1К, Украина



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено