28.03.2011 1297

ДТП в Полтаве

В половине седьмого утра бригада медиков забрала из кардиологического отделения 3-й городской больницы Кременчуга шестидесятипятилетнюю Раису Юрьевну Паняку, чтобы доставить ее в областную клинику. Пациентке требовалась срочная операция по вшиванию кардиостимулятора. Однако уже через пару часов медицинская помощь понадобилась не только ей, но самим медикам и их шоферу...

В половине седьмого утра бригада медиков забрала из кардиологического отделения 3-й городской больницы Кременчуга шестидесятипятилетнюю Раису Юрьевну Паняку, чтобы доставить ее в областную клинику. Пациентке требовалась срочная операция по вшиванию кардиостимулятора. Однако уже через пару часов медицинская помощь понадобилась не только ей, но самим медикам и их шоферу...

 

"Когда ни один из мобильных телефонов, на которые пытался дозвониться, не ответил, я разрыдался, предположив наихудшее"

Семидесятилетний водитель "Соболя" Владимир Иванович Степко в тот день собирался уходить в отпуск, но механик попросил отработать еще одну смену - не было замены. Поэтому отпуск перенесли на четыре дня позже. Кто же знал, что "отдыхать" Владимиру Ивановичу придется на больничной койке?

- Давно б уже на пенсию пошел, да хотелось больше получать, - объясняет Владимир Иванович, почему ему не сидится дома в столь почтенном возрасте. - Все ждал, что вот-вот пересчитают пенсию...

- Муж у меня уже более полувека, с 1958 года, за рулем, - рассказывает супруга Наталья Алексеевна, которая сейчас присматривает за ним в больнице. - И в автобусном парке работал, и на автозаводе, а последние пятнадцать лет - на станции скорой помощи. Кроме того, у нас есть собственная машина. И за все эти годы активного вождения автомобилей ни разу в аварии не попадал, ни единого штрафа за нарушение правил дорожного движения не заплатил! Я всегда была за него спокойна. Как бы рано муж ни вставал, я поднималась чуть раньше, чтобы приготовить ему завтрак, собрать на работу. Утро третьего февраля ничем не отличалось от множества других. Договорились, что Володя позвонит мне, когда приедет в Полтаву. Если он за рулем, я стараюсь зря не беспокоить его звонками на мобильный, чтобы не отвлекать от дороги. Но он побоялся мне звонить. О том, что случилось ДТП, сообщил зять.

- А я в тот день дежурила. Мы с бригадой ехали по городу и увидели на дороге два столкнувшихся автомобиля, - появляются слезы на глазах Натальи Шашиной, младшей медсестры Кременчугской станции скорой помощи. - И так мне стало почему-то тревожно на сердце. Позвонила папе, говорю: "Сколько сейчас по такой погоде машин в аварию попадает!" "Не только машин, доченька..." - отвечает мне отец и после паузы добавляет: "Мама тоже попала в аварию, она сейчас в реанимации"...

У 57-летней главной медсестры городской станции скорой медицинской помощи Надежды Петровны Губрий вся семья - ее коллеги. В одном коллективе с ней работают, кроме дочки, муж Анатолий и сын Станислав (оба водители на "скорых"). Бывает, один уходит со смены, другой заступает.

- В то утро, когда мама отправилась в Полтаву, я готовился уходить домой, - продолжает Станислав Губрий. - Сестра должна была целый день работать, а папа отдыхал. Но вовремя уйти не удалось, потому что задержались на вызове. Вернулись с бригадой на станцию уже в начале десятого, а тут поступило сообщение: наши попали в аварию. Я тут же начал набирать маму. Она не отзывается. Звоню начмеду, который с нею выехал в Полтаву, - тоже молчит. Набираю телефон водителя - и он не отвечает. Я, предполагая наихудшее, был на грани отчаяния. Стоял и рыдал...

Волей судьбы в пострадавшем "Соболе" оказалась и врач станции Людмила Гончар. Через две недели после родов у ее невестки открылось сильное желудочное кровотечение. Молодой маме понадобилось немедленно достать дорогой дефицитный препарат. Его нашли в Полтаве. Поэтому на следующий день, воспользовавшись возможностью, Людмила Васильевна заняла свободное место служебного авто рядом с водителем.

Таким образом, в машине скорой помощи были заняты все пять пассажирских мест. У изголовья больной, лежавшей на носилках, сел заместитель главного врача по медицинской части Сергей Миргородский, сбоку возле нее - фельдшер Вита Дятел, а сзади - дочка больной.

- Наш Владимир Иванович даже в экстренных случаях не нарушает правил дорожного движения, всегда ездит очень аккуратно, а на заснеженной трассе да еще при плохой видимости он тем более был осторожным, держал скорость не больше 50-55 километров, - собравшись с силами, рассказывает Надежда Губрий. - В дороге я никогда не сплю, поэтому просто любовалась зимними пейзажами. Я романтик по натуре. И каждый раз приходила в восторг, когда фура, идущая нам навстречу, оставляла позади себя красивую снежную пелену...

Но водители знают, насколько опасной бывает такая снежная пелена. Несколько секунд приходится ехать, что называется, вслепую. Идти на обгон при нулевой видимости - значит, рисковать жизнью. Водитель харьковской "Тойоты" почему-то рискнул...

"Чувствую, задок нашей машины приподнимается и уходит вправо. Одновременно под фельдшером срывается сиденье, а носилки с больной едут вперед"

- Что либо предпринять в той ситуации было невозможно, - вздыхает Владимир Степко. Впереди у него еще операция - хирурги должны соединить раздробленную кость ноги титановой пластиной. - Я лишь немного вправо успел свернуть и тут же почувствовал удар в левую сторону. Даже марку машины разглядеть не успел - она моментально превратилась в груду светлого металла...

В машине "скорой" на какую-то минуту воцарилась тишина. Не было ни криков, ни паники.

- Я ничего не понял. Почувствовал только, что задок нашей машины поднимается и его заносит в правую сторону, - вспоминает начмед Сергей Миргородский. - Носилки с больной в это время едут вперед, разбивая дефибриллятор (прибор для оказания экстренной помощи в случае перебоев сердца. - Авт.). Кресло под Викой Дятел срывается, и она тоже летит вперед, ударяясь головой прямо в перегородку, разделяющую салон автомобиля и кабину. Я удержался на месте лишь благодаря тому, что упирался плечом в эту самую перегородку. Ушиба тогда не почувствовал. Дочь больной тоже отделалась лишь ушибами.

Когда все утихомирилось, Сергей Константинович выскочил из машины, открыл правую дверь салона "Соболя". Ни водитель, ни сидевшие рядом с ним женщины не могли самостоятельно выбраться из кабины, но, к счастью, все были живы. Прежде всего начмед принялся колоть обезболивающие препараты. Лежачая больная стонала, что у нее болит спина, фельдшер жаловалась на боль в предплечье, у доктора пострадала вся правая сторона и грудная клетка, лицо старшей медсестры превратилось в кровавую маску, а водителя так зажало заклинившейся дверцей и панелью приборов, что он не мог пошевелиться.

- Там, в салоне моей машины, тоже есть потерпевший, - подошел к доктору "лихач". Сам он, как ни странно, не пострадал - его спасли подушки безопасности - и от какой-либо помощи на трассе отказался. А вот мужчина, ехавший с ним, получил множественные травмы и находился в тяжелом состоянии.

- За селом Андрейки случилось ДТП. Прошу отправить на место происшествия три бригады скорой медицинской помощи, - сообщил своим коллегам из Козельщины Сергей Миргородский.

- Наверное, впереди нас ангел-хранитель летел, - вытирает слезы Надежда Губрий. - Те, кто видел, во что превратились столкнувшиеся автомобили, говорили, в таких авариях не выживают. Сергей Константинович рассказывал, что он давал мне салфетки, чтобы я самостоятельно обрабатывала раны на лице, но я ничего этого не помню. Помню только, потрогала свой нос, а их у меня почему-то... два. Очнулась уже в больнице. Хирург сказал, будем зашивать раны, и я снова провалилась в беспамятство. Это так проявляла себя черепно-мозговая травма.

Потерпевшим в аварии повезло в том смысле, что машина скорой помощи из Козельщины выехала еще... до того, как случилось ДТП, - главный врач и начмед тоже направлялись в Полтаву. Поэтому уже минут через пять они были на месте происшествия, а вслед за ними подъехали еще несколько "скорых". Раньше всех подоспела медицинская "Нива" из поселка Градижск Глобинского района, тоже случайно оказавшаяся рядом. В общем, Сергею Миргородскому коллеги помогли наложить шины на переломленные конечности доктора и на руку фельдшеру... Оглядев больную, лежавшую на носилках, Сергей Константинович диагностировал у нее ушиб поясничного отдела позвонка и ограничился только обезболивающим уколом. Ее тоже отправили в ближайшую больницу. Владимира Ивановича Степко с помощью ломов и других подручных средств вытаскивали из тисков водители остановившихся автомобилей.

"Проработав столько лет на "скорой", я уже с первого взгляда могу определить, у кого какие шансы на жизнь"

- Эту пациентку, Раису Юрьевну Паняку, которую мы транспортировали в областную кардиологию, я только в предыдущую смену привез из села Бугаевка Глобинского района в 3-ю городскую больницу Кременчуга, - вспоминает Владимир Степко, который находится теперь в отделении травматологии той самой 3-й больницы. - Выглядела она очень плохо, и я еще подумал, что спасти ее вряд ли удастся. Знаете, за столько лет работы на "скорой" мне всякого пришлось насмотреться, так что с первого взгляда могу определить, у кого какие шансы на жизнь. А тут она, прощаясь с мужем, просит его присматривать за хозяйством и говорит: "Может быть, я уже и не вернусь домой..." Меня словно током ударило от этих слов...

При рентгеновском обследовании у Раисы Паняки выявили серьезную травму позвоночника. Спустя два дня после аварии она умерла. Но не от последствий травмы, а потому, что не выдержало сердце. Женщина, как рассказала сельский фельдшер из Бугаевки, давно страдала ишемической болезнью сердца, кроме того, имела целый букет других заболеваний. Кардиостимулятор помог бы продлить ее жизнь, однако не суждено было...

Вечером того же дня, когда случилась авария, все пострадавшие в ДТП были доставлены из Козельщины в 3-ю городскую больницу Кременчуга. Водителя и пассажира "Тойоты" родственники забрали домой, в Харьков.

- Я всегда наставляла своих учеников, начинающих путь в медицину: относитесь к больным так, как бы вы хотели, чтобы они относились к вам, - говорит Надежда Губрий, которая является сейчас пациенткой отделения нейрохирургии. - Сама тоже всю жизнь следую этому правилу. И теперь, когда со мной случилось несчастье, чувствую такую мощную поддержку своего окружения, что без слез не могу об этом рассказывать. Дверь моей палаты не закрывается. Помогают все - родственники, друзья, сотрудники, учащиеся колледжа, с которыми работаю, работники аптеки №212, в которой заказываю лекарства, медперсонал 3-й больницы, главные медсестры города... Люди, кроме денег и передач, несут мне букеты цветов, поздравляя со вторым днем рождения. Как поднимусь, всех отблагодарю. А особенно хирурга из Козельщины, которого даже не знаю, как зовут, но который очень аккуратно зашил мне три раны на лице. Теперь я уже почти красавица...

Очень благодарна всем за помощь и врач Людмила Гончар. Несколько дней назад ей сделали операцию - соединили сломанную в трех местах правую ногу титановой пластиной. Деньги на пластину - почти шесть тысяч гривен - собрали для Людмилы Васильевны коллеги-медики.

- Если бы не эта поддержка, семья не справилась бы с финансовой нагрузкой, - говорит 56-летняя женщина. - Когда невестка после операции на желудке еще лежала в реанимации, каждый день ее лечения обходился в тысячу гривен, да и сейчас немало - пятьсот-шестьсот гривен нужно ежедневно. А в селе свекровь упала, сломала шейку бедра. В общем, несчастья наросли, как снежный ком. Сын с мужем разрываются между больницами в разных концах города. А еще ж двое малышей (я уже так по ним соскучилась!) требуют постоянного ухода. Помогают соседи, друзья, кто чем может. Мне ведь тоже хотелось помочь семье сына, поработать еще для внуков, пока силы в себе чувствую.

- Вышли из строя наши лучшие кадры, - сокрушается главный врач скорой медицинской помощи Кременчуга Игорь Дубницкий. - Все потерпевшие, кроме фельдшера, имеют многолетний опыт работы, найти им замену было сложно. Теперь у нас работают не пятнадцать бригад, а четырнадцать. Им трудно справляться с повышенной нагрузкой, особенно в такую погоду, когда и людей много травмируется, и на дорогах заторы. А все больные хотят, чтобы к ним приехали быстро.

Разбитый "Соболь", к сожалению, восстановлению не подлежит, и когда в городском бюджете найдется порядка ста пятидесяти тысяч гривен на приобретение нового, неизвестно. Кроме разбитого дефибриллятора, повреждена и другая ценная аппаратура, которой была оборудована "скорая". Но это техника. Люди гораздо ценнее ее. К сожалению, не по нашей вине нам не удалось доставить больную в областной центр, где ей могли бы оказать квалифицированную медицинскую помощь. Родственники умершей к нам претензий не предъявляют. Зато на станции теперь проверка за проверкой, очень много всяких документов приходится составлять, а все это сказывается на нормальном ритме работы. Надеюсь, суд установит меру ответственности виновного в аварии с тяжкими последствиями и определит сумму причиненного материального ущерба.

Расследованием причин аварии занимается следственный отдел областного милицейского главка. Там сообщили пока лишь то, что по факту ДТП возбуждено уголовное дело.

Напоследок спрашиваю Сергея Миргородского, не страшно ли садиться в машину после пережитого.

- Так ведь другой работы у меня нет, - отвечает он.

Остальные потерпевшие тоже намерены вернуться на свою работу. Другой не хотят...

 


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено