01.12.2015 2230

Первые спасатели

Первые спасатели
28 ноября родились врач Уильям Хоуз (1736), который первым занялся пропагандой спасения утопающих, и поэт Александр Блок (1880), чьё известнейшее стихотворение касается установленной Хоузом традиции.

В 1773 году лондонский аптекарь Уильям Хоуз получил диплом хирурга. Жил и работал он в самом центре, у берега Темзы, на полпути между Лондонским и Вестминстерским мостами. Этот район кишел хирургами и врачами. Чтобы привлечь пациентов, нужно было чем-то выделяться.

И тут Хоузу попала в руки брошюра о том, как откачивают утопленников в Голландии. Освоив несколько приёмов, новоявленный хирург дал объявление: любой, кто вытащит из Темзы между Лондонским и Вестминстерским мостами тонущего, и позовёт Хоуза, получит золотую гинею. А если мистер Хоуз бездыханного утопленника спасёт – две гинеи. За год аптекарь-хирург сумел вернуть к жизни несколько человек. О нём заговорил весь Лондон. И однажды Хоуза позвали на разговор в кофейне 32 джентльмена – хирурги, врачи и аптекари, чьи заведения находились у реки – и предложили объединить усилия по спасению утопающих. Их очень волновала перспектива разорения Хоуза: ведь две гинеи – это большая сумма. Если выплачивать её из фонда целого общества, получится не так накладно.

Каждый член общества обязывался непременно оказывать помощь извлеченным из воды, причём бесплатно. Нужно было закупить необходимое оборудование – трубки для вдувания воздуха в ноздри и лёгкие, а также патентованную нюхательную соль. Скинулись и на более сложные аппараты, описанные в голландском руководстве – меха для впускания табачного дыма через задний проход. Хирурги того времени считали, что дольше всего живёт кишечник. И если нагнетать в него раздражающий дым, организм встряхнётся и все системы снова заработают. Табачный клистир к тому времени уже лет сто применяли при запорах. Хотя как инструмент реанимации он себя не оправдал, для нагнетания воздуха в дыхательные пути аппарат годился, и дело пошло.

В 1776 году Хоуз разослал семи тысячам врачей, хирургов и аптекарей печатные призывы вступать в «Человеколюбивое общество». Движение стало массовым. Подключился и король Георг III, так что с 1783 года общество превратилось в Королевское. Вместо гинеи за спасение человека из воды стали вручать медали, аналоги которых сейчас учреждены по всему миру. Например, в России такая государственная награда называется «За спасение погибавших».

В Санкт-Петербурге лучшие аптеки держали англичане. Всё, что у них считалось хорошим тоном, перенимали остальные. Поэтому бесплатная медицинская помощь утопшим оказывалась в любой питерской аптеке, расположенной у воды. Особенно часто случалось такое рядом с мостами, откуда периодически прыгали самоубийцы.

Извлечь из воды самоубийцу довелось и Александру Блоку осенью 1912 года. Он вытащил из Мойки матроса, который громко ругал какую-то стерву. Бесплатно согреться и высушить одежду такие страдальцы могли в ближайшей аптеке. И тамошние провизоры вспоминали более тяжёлые случаи, когда беднягу откачают с большим трудом, а он вместо благодарности клянёт окружающих за возвращение в эту безысходную жизнь.
Отсюда и сложилось:

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Всё будет так. Исхода нет.

А если прыгнуть в воду, вмешается человеколюбивое общество, притащит в аптеку, спасёт. И придётся жить снова:

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Источник



Это нравится:0Да/0Нет
Index
А про Блока-то я и не знал... :o
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
Спасатель
Интересно.
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено