13.02.2017 1184

Пропускная неспособность

Пропускная неспособность
Врач и писатель Анна Андронова — о том, почему «скорые» опаздывают.

Все чаще в последнее время машины скорой помощи не могут проехать к пациентам по вине других водителей. Почему?


Необоснованная злоба в отношении экстренной службы — ситуация, характерная не только для больших городов и напряженных трасс, но и для населенных пунктов поменьше. Самый трагический случай произошел совсем недавно в Петропавловске-Камчатском, где погиб молодой человек, не дождавшийся приезда помощи. Медицина застряла во дворе, выясняя отношения с упрямым водителем, не желавшим освободить проезд. 

64 тысяч результатов в Сети на запрос "не пропустили скорую". Видеорегистратор самой скорой и камеры телефонов очевидцев дают полную картину происходящего: подавляющее большинство наших граждан — участников дорожного движения, не делают даже попытки уступить дорогу скорой помощи! Каждый вечер я возвращаюсь с работы по достаточно напряженной многополосной трассе, на моем пути несколько медицинских учреждений. Пробка, но не стоим, медленно движемся. Истошно сигналя и полыхая синим, едет скорая. Никаких выделенных полос у нас нет, поэтому единственный способ пропустить коллег — включить поворотник и перестроиться в правый ряд. Но на освободившееся место слева тут же, подрезая и раздраженно сигналя, лезут обрадованные водители. Почти никому в голову не приходит, что спецмашину надо пропустить. 

Как это объяснить? Причин, с моей точки зрения, несколько.

Не далее, как год-два назад в СМИ большой популярностью пользовалось обсуждение "нецелевого" использования скорой помощи как средства преодоления пробок. За определенную плату можно было вызвать машину и доехать с мигалкой до аэропорта, вокзала и вообще куда душа пожелает, с ветерком. Эта ли кампания или тот факт, что у нас в стране вообще в медицину и здравоохранение не особо верят, послужили причиной того, что не верят и в экстренность скорой, неясно. Возмущенные до глубины души автовладельцы на видео орут прямо в лобовое стекло: "Да ты вообще непонятно, куда едешь!", "Мне по фигу, что ты скорая!" Не помогли ни сериалы, ни фильмы, воспевающие героические будни скорой, с известными и всеми любимыми актерами, ни реформы здравоохранения.

Пожарная машина слишком крупная, подрезать ее — себе дороже. С полицейскими мигалками обычный гражданин тоже старается не связываться. Другое дело — скромная бело-красная газелька скорой, которая наравне с российской медициной вообще оказалась крайней. Сейчас в интернете популярен хэштэг "медик виноват" — удачные или же весьма корявые двустишия, а бывает и целые поэмы на эту богатую тему. "Я маньяк-социопат, это медик виноват" и т.д. На Камчатке упрямый водитель слепит фарами водителя скорой, не собираясь двигаться с места, демонстративно не замечает удобные "кармашки" справа и слева, выходит из машины, чтобы выяснить отношения. Но пользователи в комментариях к съемке пытаются доказать, что виноваты медики! И объехать они должны были, и пропустить в интересах дела, и выйти из машины, и бежать до подъезда — "онижврачи", обязаны! Я не нашла в должностной инструкции бригады скорой помощи и водителя указаний, на каком расстоянии от подъезда должна остановиться машина, но там сказано, что врач бригады (фельдшер) отвечает за больного, за бригаду, за качество оказания помощи, за драгоценную аппаратуру, которой не хватает, и за 10-килограммовый чемоданчик с подотчетными препаратами из списка "А". Выйдем-ка с этим чемоданчиком в незнакомый двор, чтобы водитель частного автомобиля мог реализовать свои амбиции. 

Целыми сутками под окнами больницы, где я работаю, завывают спецсигналы: скорые везут больных. Они начинают вопить задолго до приближения к приемному покою, и это совершенно оправданная мера. Улица перед больницей с односторонним движением, напротив несколько лет строится дом — забор, места мало. Те, кто приехал навестить, забрать или проконсультировать больного, могут припарковаться только на обочине, потому что перед въездом на парковку — шлагбаум. Бдительные наши охранники при помощи камер следят за ситуацией. Бывает, что выбегать приходится, колотить по капоту очередного непутевого или наглого автовладельца. Опять перед шлагбаумом машина, или сбоку, или поперек на аварийке, или лихорадочно пытается отъехать. Сзади воет сирена реанимобиля. Что же нам делать? Снять шлагбаум? Тогда здесь будут парковаться в три ряда служащие окружающих офисов. Снести дома в округе? Очистить двор от вспомогательных построек и заезжать через него? 

Вы видели наши дворы? Брошенные машины, утонувшие под сугробами, шлагбаумы, цепи, бетонные колышки. Узкие проезды, неделями не чищенные от снега дороги. Перемещение в таком "кишечнике" требует от любого водителя крепчайшей нервной системы, которой хватит на 15-20 выездов за смену. Поэтому обстановка накаляется с первой минуты беседы, и вместо "уступите скорой, уважаемый", водитель, перегородивший дорогу, может услышать от медиков кое-что покрепче, а то и драка начнется. Скорая, находясь на боевом посту, бьется за ожидающего экстренного больного, а владелец препятствующей движению машины — за какую-то свою странную правду. Та женщина, за рулем частной машины, в Петропавловске-Камчатском, наверное, и предположить не могла, что происшествие наделает столько шума. Вроде бы уже назначен штраф для нарушительницы — 500 рублей, другие издания пишут, что степень вины каждого участника этой истории будет устанавливать Следственный комитет и речь уже идет об умышленном убийстве. В Сети появилась петиция с требованием привлечь женщину-водителя к уголовной ответственности. Сам случай стал поводом для разговоров об ужесточении наказания, что обсуждается в Министерстве здравоохранения РФ, вплоть до изменений в законодательстве, чтобы разрешить машинам скорой помощи таранить преграждающие дорогу автомобили. А кажется, всего-то: что-то там, во дворе, не поделили, ерунда! Нет, человек умер. Его не успели попытаться спасти. 

Водителей, не пропускающих скорую помощь, интернет-сообщество окрестило автохамами, но это не хамство. Эти люди не способны осознать, что сами могут оказаться внутри на носилках или дома в ожидании помощи. Проезд скорой на вызов — это цена человеческой жизни, не всегда, конечно, но кто знает, что там ждет медиков? Сейчас я уже слышу гневные ответы и страшные истории о пьяных фельдшерах, хамских диспетчерах, глупых непрофессиональных действиях, мы сейчас не об этом. Отношение к скорой — это очень точный показатель общей культуры общества, сознательности, ответственности граждан. "Правила дорожного движения", несмотря на стойкую нелюбовь населения к ГИБДД, все-таки созданы для защиты нас самих. Сила должна быть на стороне закона, а не наоборот. 

В связи со всем вышесказанным у меня все-таки остался один важный вопрос. Кортеж и скорая: кто кого должен пропустить? Почти каждое утро я застреваю на боковой улице, опаздывая на работу. Все стоят, покорно терпят, хотя порой мне кажется, что злость и раздражение висит над нами всеми густо, как дождевая туча. Смиренно ждут "кайенны", "мерсы" и прочие "гелендвагены". Этот ритуал, конечно, помогает соблюдать ДПС. Полицейские машут полосатыми палками, нервничают, пока по дороге, наконец, не пронесется глухо затонированная машина с Кем-то. Возможно, Он мчится утром на службу, чтобы спасти нашу жизнь, но что будет, если где-то рядом появится скорая, тоже с мигалкой, я ответить затрудняюсь. 

Анна Андронова, писатель, врач, Нижний Новгород




Это нравится:2Да/0Нет
antal
Нормальный такой итог всех этих петиций, выдвижений и рассмотрений вверху..... Как все было, так все и осталось, общество повоняло, но вот в зоопарке родился белый медвежонок, и все восхищаются им, а кто там когда то умер - посрать.
Осенью погибли наши коллеги на Свердловском проспекте. Сколько было шума, подписей. И где тот мудак? Да где-то по Челябе гуляет, ибо он мудак и этим все сказано.....
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено