22.06.2017 1693

Закон на «скорую» руку

Закон на «скорую» руку
Вопросы повышения безопасности условий труда медицинских работников и усиления уголовной ответственности за нападения на врачей, в последнее время становятся все более актуальным. На днях законопроект, предусматривающий наказание за воспрепятствование деятельности медработников, был принят в первом чтении депутатами Госдумы. И это понятно. Судя по количеству нападений на сотрудников при исполнении ими служебных обязанностей, профессия медика уже давно стала не менее опасной, чем полицейская работа. А по некоторым экспертным оценкам – даже более.

Лукавая статистика

Давайте проведем небольшое сравнение. По статистике МВД, в отношении патрульных, оперативников и прочих блюстителей порядка в России ежегодно совершается несколько тысяч преступлений насильственного характера. В кризисные годы на полицейских нападают до тысячи раз в месяц, в «сытые» – значительно реже.

Причем данные эти не занижаются и не замалчиваются, напротив – по каждому факту проводится проверка, и виновный может заработать целый «букет» уголовных статей, грозящих ему годами тюремного заключения.

Совсем другая ситуация – с нападениями на медиков. Здесь официальная картина бесконечно далека от реалий. Так, председатель парламентской комиссии по здравоохранению Мосгордумы Людмила Стебенкова в ходе заседания круглого стола, посвященного данной теме, сказала, что за прошлый год в России зафиксировано 1200 нападений на медработников, из них 200 – в Москве. При этом она признала, что ведомства не ведут специальной статистики: на самом деле число таких инцидентов может превышать несколько тысяч.

О реальной ситуации мы можем судить лишь по косвенным признакам. Так, личная статистика врача небольшого волгоградского травмпункта Владимира Епишина такова: за год здесь было совершено 10 нападений на медперсонал. Одно из них ему пришлось пережить лично, так что теперь каждое ночное дежурство для пожилого доктора связано с огромным стрессом. Учитывая, что в стране тысячи травмпунктов, нетрудно подсчитать, что число посягательств на медиков в них ежегодно составляет десятки тысяч!

Между тем еще чаще под ударом оказываются врачи и фельдшеры «скорой». Выходки воинствующих пациентов, сообщения о которых поступают из разных уголков страны, поражают своей дикостью. В Тюмени пьяный мужчина избил врача за то, что тот не дал ему закурить. Кстати, в медицинской помощи он отнюдь не нуждался, а вызвал бригаду «скорой» от скуки. В Омской области пострадавший в ДТП так пнул фельдшера ногой, что пытавшаяся оказать ему помощь женщина упала навзничь, получив при этом травмы. Пьяный житель Ленобласти натравил на прибывшего по вызову медика собаку. В Ярославской области, 25-летняя женщина-врач и 28-летний фельдшер получили серьезные телесные повреждения, когда пытались оказать медицинскую помощь лежащему на улице нетрезвому мужчине. На них напала выбежавшая из дома сестра пьянчуги. Агрессивная дама выхватила у сидевшей возле подъезда старушки деревянный костыль и избила им членов медицинской бригады.

В Екатеринбурге неизвестные обстреляли автомобиль «скорой» из пневматического оружия. А расследование дичайшего случая в Саратове даже взял под личный контроль глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Там компания пьяных мужчин, вызвавшая медиков, попыталась изнасиловать девушку – фельдшера. Ей, по счастью, удалось запереться в ванной и вызывать подмогу.

И это лишь самые резонансные случаи последнего времени! А уж «рядовых» ситуаций, когда невменяемые пациенты оскорбляют, унижают людей в белых халатах, вообще не счесть.

По некоторым экспертным оценкам, ежегодное число нападений на медиков в нашей стране составляет порядка 100 тысяч! Так почему же достоянием гласности становятся лишь самые вопиющие случаи?

Сам себе защитник

Как рассказал врач одной из столичных подстанций скорой помощи Максим Иванов, позицию администрации по поводу нападений на врачей можно сформулировать так: не стоит выносить сор из избы.

- Подавляющее большинство таких инцидентов замалчивается, руководство предпочитает все спускать на тормоза. Очень мало известно случаев, когда проводятся какие-то разбирательства с привлечением правоохранительных органов. В связи с этим и медработники привыкли, не видят смысла жаловаться. А что толку, если на тысячу случаев один виновный сел, а другой штраф получил и все? Кому из медиков захочется долгих судебных разбирательств, кучу нервов потратить без очевидного результата?

Самому Максиму повезло, за пять лет работы на «скорой» он попадал в подобную ситуацию лишь однажды. Приехал по вызову: на улице была массовая драка, и одному из ее участников пробили голову. К моменту появления медика потасовка еще не закончилась. И когда он оказывал помощь пострадавшему, другие гопники пытались, отпихнув доктора, добить жертву. Досталось и самому Иванову. Прибывший на вызов полицейский наряд задержал одного драчуна, остальные успели разбежаться.
Некоторым коллегам Максима досталось намного больше, многие после пережитого нападения меняли работу.

- Девушку-фельдшера наркоманы подкараулили в подъезде, ударили, отняли чемоданчик с аптечкой. Думали найти там наркотические средства... Медики уже давно рассчитывают только на себя и по возможности обзаводятся средствами самообороны. Кто-то носит в кармане электрошокер, а другие берут на вызовы и травматическое оружие, конечно, у кого есть разрешение. Правда, в ход не пускают, так, скорее, попугать...

В инструкции для сотрудников бригад скорой помощи рекомендуется при возникновении конфликтной ситуации сделать все возможное, чтобы погасить ее словами. В случае реальной угрозы жизни и здоровью как можно скорее покинуть место конфликта и вызвать полицию: либо по телефону, либо со служебного планшета, оборудованного тревожной кнопкой.

Правда, после нажатия на кнопку врачу еще перезвонит оператор, чтобы уточнить: не ложный ли это вызов. И только после этого направит наряд. Но ведь в критической ситуации счет идет на минуты, и эта схема просто не сработает! А если планшет отняли, разбили?

Другими словами, на практике у медика не всегда есть возможность вызвать подмогу. К тому же, по словам Максима Иванова, есть еще одна проблема:

- Если раньше наряд полиции приезжал минут через 5-10, то сегодня, после «оптимизации» МВД, патрульный экипаж можно ждать и полчаса, и 40 минут. Общаясь с сотрудниками ППС, понимаю, что по ним тоже больно ударило сокращение, и нарядов, как и у нас, медиков, не хватает...

Всего лишь мелкое хулиганство

О том, как действуют полиция при получении тревожного вызова от медиков «скорой» рассказал сотрудник дежурной части полиции одного из районов столицы Михаил С:

- В Москве количество вызовов, поступающих от врачей «скорой», сильно зависит от района. Больше всего звонков с улиц, где сосредоточены пятиэтажки. Из новостроек вызовов в разы меньше. Связано это с тем, что в дорогостоящих высотках проживает меньше граждан, ведущих асоциальный образ жизни. При поступлении на телефон дежурной части вызова от врачей на место происшествия направляется наряд ППС либо ГИБДД. Дальше полицейские действуют по ситуации. Если правонарушитель находится в состоянии алкогольного опьянения, его отвозят в отдел, составляют в отношении него протокол об административном правонарушении по ст. 158 КоАП РФ (мелкое хулиганство) и оставляют в изоляторе временного содержания до утра, пока не протрезвеет. Иногда бывают ситуации, когда правонарушителю требуется срочная госпитализация, допустим, получил ранение в стычке с собутыльниками. Тогда наряд не может задерживать дебошира, рискуя его жизнью и здоровьем, но и сопроводить «скорую» до больницы, если она расположена за пределами его зоны ответственности, не имеет права. Все полицейские машины оснащены системой Глонасс, так что при уходе с маршрута патрулирования сигнал об этом сразу поступит в дежурную часть. Лишь в случае, когда буйный пациент совершил очевидное уголовное преступление, например, ранил человека, полицейский обязан сопроводить его до больницы и обеспечить охрану...

Кстати, после того, как год назад из структуры МВД была выведена вневедомственная охрана и передана вновь созданной Росгвардии, число нарядов, готовых немедленно выехать по вызову медиков, сократилось. Раньше на каждый район приходилось три патрульных экипажа: ППС, ДПС и вневедомственной охраны. Они несли службу в так называемой системе единой дислокации. То есть при поступлении тревожного сигнала оперативный дежурный направлял к месту происшествия ближайший наряд, видя место положения каждого по той же системе Глонасс. Теперь патрули вневедомственной охраны выпали из этой троицы и работают только по сигналам, поступающим с охраняемых ими объектов. В настоящее время, правда, рассматривается вопрос о подключении тревожных кнопок врачей «скорой» к централизованным пультам вневедомственной охраны. Но, во-первых, этот вопрос еще не отрегулирован, а, во-вторых, межведомственная разобщенность силовых структур от этого никуда не денется. Да и кнопки эти, особенно в глубинке, есть далеко не у всех бригад скорой помощи.

Отвратимость наказания

Еще в октябре прошлого года Национальной медицинской палатой совместно с экспертами Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) был подготовлен проект «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». В нем предлагалось дополнить Уголовный кодекс новой статьей, предусматривающей ответственность за причинение вреда жизни и здоровью медицинского работника. За применение насилия, опасного для жизни или здоровья медицинских работников, предполагалось наказывать лишением свободы на срок до десяти лет. А при посягательстве на жизнь медицинского работника в связи с осуществлением профессиональных обязанностей по оказанию медицинской помощи – от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы. Фактически предлагалось приравнять в этой части людей в белых халатах к полицейским. Минздрав поддержал эту инициативу профессионального сообщества.

И вот на днях Государственной Думой был принят в первом чтении законопроект, разработанный депутатами Ириной Яровой и Дмитрием Морозовым. В нем предлагается, во-первых, дополнить две статьи УК РФ – 115, карающую за причинение легкого вреда здоровью, а также 119, преследующую за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, новым квалифицирующим признаком «в отношении лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности». Второе предложение – включить в Уголовный кодекс новую статью – 124.1, предусматривающую ответственность за препятствование медицинским работникам, оказывающим помощь больным.

И если первое предложение медицинская общественность восприняла на «ура», то второе вызвало у экспертов большие сомнения. Как говорится в пресс-релизе Нацмедпалаты, «в проекте статьи 124.1 УК РФ речь о медицинских работниках ведется лишь опосредованно, как о дополнении к картине обстановки совершения преступления. Ответственность нападающего по данной норме зависит от того, будет ли причинен вред больному в результате посягательства на медицинского работника. Таким образом, в проекте нет ответственности за вред, причиненный медицинскому работнику, а предусматривается лишь ответственность за вред, причиненный пациенту. Данная норма искусственно разделяет врача и пациента, в результате чего приобретает дискриминационный характер – права пациента оказываются выше прав врача на безопасность».

И впрямь парадокс: если вследствие нападения на врача «скорой» пациент, не получивший своевременной помощи, умер, виновного привлекут к ответственности и осудят. Если же больной пострадал не сильно, врачу следует не обижаться, а отряхнуться, сделать примочку к полученному синяку, собрать разбросанное дебоширом оборудование и отправляться дальше спасать человеческие жизни. В данном случае преступления нет.

По мнению экспертов Нацмедпалаты, этот нормативный акт нарушает законодательную логику. Юристы же сомневаются в его правоприменительной эффективности, утверждая, что на практике будет совсем непросто установить причинно-следственную связь между причинением вреда здоровью либо смерти пациента и воспрепятствования доступа медицинских работников к нему.

И самое главное – закон не делает неотвратимым наказание за сам факт нападения на человека в белом халате.

Позиция Национальной медицинской палаты такова: необходимо законодательное отнесение медицинских работников к категории лиц, за причинение вреда которым предусматривается повышенная ответственность. По аналогии с мерами защиты, которые закон предоставляет сотрудникам правоохранительных органов, военнослужащим и их близким, представителям власти и их близким.

Наверное, это было бы справедливо еще и потому, что к самим медикам закон применяет повышенные требования. Достаточно вспомнить резонансное дело белгородского хирурга Ильи Зелендинова, получившего девять лет строгого режима за смертельный удар пациенту в приемном покое. Таким образом врач вступился за медсестру, которую пациент ударил ногой. Стоит отметить, что Зелендинов полностью раскаялся и в последнем слове попросил осудить его «в соответствии с законом».

Но правосудие было непреклонно к подсудимому именно потому, что он медик. Прокурор подчеркнула: «Зелендинов имеет диплом врача. Это звание само по себе накладывает обязательство ни при каких обстоятельствах не причинить вред человеку. Этой основной заповедью врача хирург Зелендинов пренебрег, поэтому считаю, что он заслуживает самого строго наказания, связанного с лишением свободы». То есть по сути она признала, что врач – обстоятельство отягчающее.

Есть мнение

Справедливости ради стоит сказать, что некоторые юристы не считают возможным ужесточать ответственность виновных по отношению к отдельным категориям лиц. И утверждают, что с юридической точки зрения это выглядит некорректно, поскольку поправки в Уголовный кодекс, направленные на одну профессиональную группу, неэффективны.

«Получается, что нападение, например, на учителя школы будет караться менее строго, нежели нападение на медработника. Я уверен, что такую несправедливость постараются устранить и другие профессиональные объединения и профсоюзы. Дело может дойти до откровенного фарса», - предупреждает юрист Игорь Михеев.

Он считает более эффективной мерой законодательно закрепить перечень профессий, сопряженных с повышенным риском нападения, и вносить поправки в Уголовный кодекс уже с отсылкой на него.

... Между тем, пока в Госдуме и экспертном сообществе продолжаются словесные баталии, на улицах российских городов, в приемных покоях больниц идут кровавые битвы. И на этом фронте уже есть погибшие. Так, в октябре прошлого года в кожно-венерологическом диспансере Норильской больницы недовольный пациент застрелил врача Ольгу Автаеву. Несколько часов коллеги боролись за ее жизнь, но раны оказались слишком серьезными. Если законотворцы, представители общественности, медицинского сообщества не придут к консенсусу и не придумают, как защитить медиков, они, боясь за свою безопасность, начнут массово уходить из профессии. И тогда уже защита понадобится всем нам.

Источник



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено