02.07.2017 2658

Ужасы российской скорой помощи

Ужасы российской скорой помощи
При переводе «03» в систему ОМС врачи столкнулись с тем, что на спасение пациента без полиса страховщик часто денег не выделяет. Как впишется скорая, погружённая в обязательное медстрахование, в систему непрерывного медицинского образования?
Кто, когда и за чей счёт будет проходить аккредитацию по специальности «скорая и неотложная медицинская помощь?

«У субъектов Федерации нет финансовых возможностей отправлять всех сотрудников на единичные (4 раза в год) конференции по скорой помощи в разных городах страны, – пишет врач в социальной сети. – Баллы, которые надо заработать, получить будет практически невозможно. Вот и вопрос: а есть ли у такой специальности будущее? Наверное, нет! После 2021 года врачей и фельдшеров не будет. Будут только парамедики».

Можно отнестись к словам доктора как к обычному для Интернета выплеску эмоций.

И всё же врач обозначил две ключевые проблемы скорой помощи, усугубившиеся при её погружении в ОМС и обещающие обостриться при подключении к системе непрерывного медицинского образования (НМО). Бригада из одного медработника Барьер первый – дефицит кадров. Специалисту, который трудится на две ставки, заработать пятьдесят ежегодных баллов некогда. А заменить его на время конференции или семинара некем.

В Москве более 50% бригад работают в одиночку, сообщает фельдшер скорой помощи, председатель независимого профсоюза фельдшеров скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков.

Нет, это совсем не опечатка! Нехватка специалистов такова, что врач или фельдшер действительно едет к пациенту ОДИН.

А одного профессионала, пусть даже самого лучшего, мало, для того чтобы провести реанимационное мероприятие. И если доктор вовремя не получит подкрепление (например, руководство подстанции откажется отправить ему на помощь другого медика), то пациент погибнет.

Случаи такие, к сожалению, уже есть. Согласно Правилам организации деятельности выездной бригады скорой медицинской помощи, утверждённым приказом Минздрава, общепрофильная бригада скорой помощи должна состоять как минимум из двух медработников и водителя. Проблема спасения пациентов в одиночку уже не раз поднималась в печати.

Обратились за разъяснением даже к главному внештатному специалисту Минздрава России по скорой помощи Сергею Багненко. Но он сообщил ТАСС: «Согласно действующему приказу Министерства здравоохранения, бригада должна состоять минимум из двух медицинских работников. Но, сколько должно войти в дом, не оговаривается. Может, второй фельдшер остался в машине до выяснения ситуации».

Наверное, именно поэтому в «скорой» сейчас сокращают даже санитаров. Если верить Сергею Багненко, диплом медицинского работника автоматически превращает человека в супермена. И женщина хрупкого телосложения, но с медицинским образованием и стажем всегда сможет в одиночку дотащить носилки с пациентом ростом два метра и весом 100 килограммов. А потом сама, без чьей-либо помощи проведёт реанимационные мероприятия, для которых всегда были необходимы двое специалистов. О кадрах и регионах Во Владимирской области бригады укомплектованы врачами менее чем на четверть – на 24,6%. На одну бригаду «03» приходится не 8,2 вызова в сутки, как предусмотрено нормативом, а 18,5. В Кемеровской области «скорой» не хватает более 35% всех медицинских работников. В Южно-Сахалинске в дефиците 28% фельдшеров. В Ижевске вопрос с «некомплектом» решили радикально – из одиннадцати специализированных бригад на городской подстанции скорой помощи с конца 2015 года осталась одна. В Казани скорой помощи не хватает 50% врачей.

«Мы не знаем ни одного региона, где служба скорой помощи была бы укомплектована хотя бы близко к нормативам», – подводит итог сопредседатель профсоюза медицинских работников «Действие» Андрей Коновал.

Как замечает Дмитрий Беляков, четверо из пяти человек в столичной «скорой» – жители не Москвы и даже не Подмосковья. Медицинские работники когда-то приезжали из соседних регионов в надежде прокормить семью. Но, как только активно развернулась реформа, погрузившая скорую помощь в ОМС, миграция дипломированных специалистов стала меньше. Сокращают всех.

Оставшихся уговаривают работать на полторы ставки и более. Если сотрудник из Владимира или Ярославля с этим не согласен, ему устраивают график работы по двенадцать часов через день.

Ни «скорой», ни поликлиники?

«Врачей скорой помощи пытаются заменить медсёстрами. И недалёк тот момент, когда из-за сокращения врачебных и фельдшерских ставок некому будет ехать на вызовы. Медсестра не может отправиться к пациенту без врача или фельдшера», – предупреждает Дмитрий Беляков.

«Непрерывное образование при сегодняшнем положении дел в медицине уничтожит не только «скорую», но и амбулаторно-поликлиническое звено. ОМС – это дорого. И обучение врачей никто оплачивать не собирается. Скорее всего, поступят по принципу: хочешь – учись, не хочешь – не учись. Руководство медицинских учреждений возьмёт сотрудников, не обращая внимания не то что на квалификацию, но даже на знание русского языка… А потом пациенты скажут, кого вы нам привезли, – прогнозирует врач с 33 летним стажем Андрей Звонков. – Медицину фактически разрушают. Рушат старую, зарекомендовавшую себя систему Семашко».

Почему медстрахование – это дорого?

Хроническая недофинансированность скорой помощи – ещё одна причина, по которой у «03» не хватает ресурсов на включение в непрерывное образование. Возможно, именно в нехватке финансов стоит искать и первопричину дефицита кадров. При переводе «03» в систему ОМС – т. е. на страховые принципы оплаты – врачи столкнулись с тем, что на спасение пациента без полиса страховщик часто денег не выделяет. Между тем без полиса может оказаться любой: мало кто берёт с собой документ о медицинском страховании, если не идёт в поликлинику.

В подмосковном Сергиевом Посаде в первые месяцы работы «03» в системе ОМС в одной из городских газет вышло интервью с врачом скорой помощи. Доктор предупреждал: «Теперь приходится вносить в карту вызова данные паспорта и страхового полиса каждого поступившего к нам пациента. Это занимает время и отвлекает от непосредственного осмотра больного». Пациентов без полиса в практике подмосковной «скорой» оказалось немало: в выходные в тёплое время года население района на четверть увеличивалось за счёт дачников. Люди ехали отдыхать, а не болеть. И не брали с собой медицинские документы. «Приехав по вызову к таким пациентам, мы не можем выполнить бумажную процедуру, – продолжал врач. – При этом медицинскую помощь мы оказываем однозначно! А в дальнейшем у станции скорой помощи возникают проблемы со страховыми компаниями – такие вызовы трудно оплатить. Это негативно сказывается на материальном обеспечении станции и личном кошельке её сотрудников».

Ещё одним источником… нет, не финансирования для «скорой», а нехватки оного стали штрафы за оформление медицинских документов. «Плохой почерк, не те лекарства, отклонение от стандарта – всё это не оплачивается плюс налагается штраф, который изымает деньги не у администрации, а из фонда оплаты труда всей подстанции скорой помощи», – делится Андрей Звонков, многие годы проработавший на «скорой». Быть может, чтобы подключить «03» к непрерывному профессиональному образованию, следует вначале отключить её от ОМС?

Автор: Екатерина Алтайская, "ЛекОбоз"

Ссылка на оригинал: https://medrussia.org/5572-uzhasy-rossijjskojj-skorojj-pomoshhi/



Это нравится:2Да/0Нет
Dr.Guevara
Система НМО в том виде, как её преподносят - могильщик не только Скорой помощи, но и всего здравоохранения в целом.
Имя Цитировать Это нравится:2Да/0Нет
Это нравится:0Да/0Нет
Spaun2904
Согласен с доктором.Че.
Имя Цитировать Это нравится:0Да/0Нет
Это нравится:0Да/0Нет
ФОРМАлин
В дом, стесняюсь спросить великого Багненко, должна входить не бригада? А если бригада, то она должна входить целиком. Или он рассчитывает, что два медработника будут работать по очереди?
Имя Цитировать Это нравится:0Да/0Нет
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено