30.08.2018 1799

Это выгодно – когда медики забиты, обмануты, введены в заблуждение

Это выгодно – когда медики забиты, обмануты, введены в заблуждение
Совсем недавно в Подмосковье произошел резонансный случай. Фельдшер «скорой», отправившийся на вызов к пациенту, был вынужден в него же выстрелить. Мужчина вел себя агрессивно и нападал на медработника.


Эта ситуация разделила людей на два лагеря – одни встали на защиту фельдшера, другие посчитали, что медик не имел права так себя вести.

Врач скорой помощи города Москвы Александр Звягин объяснил medrussia.org, почему фельдшер прав, как медикам защищаться в таких ситуациях и зачем нужно всегда носить с собой оружие.

«Все, что будет потом – это потом. Убивают сейчас»

Ни для кого не секрет, что в случаях, когда возникает конфликт между медиком и пациентом, чаще всего виноватыми признают первых. Звягин объясняет это тем, что в нашей стране правоохранительная практика не ориентирована на самооборону. Вред, который наносится преступнику можно квалифицировать с двух сторон: с одной стороны вы оборонились, но с другой, все-таки нанесли повреждения. Как это будет расценено – решает суд.

«Прецеденты у нас такие, что самооборощиков, как правило, осуждают, пусть даже условно. Это сложно доказать, хотя пределы необходимости самообороны в законе прописаны, и они довольно четкие, но такая у нас вот судебная традиция». Однако несмотря на то, что в случае даже самообороны можно угодить за решетку, защищаться необходимо. По словам эксперта, медик такой же полноправный гражданин РФ. Он имеет право получать оружие, если у него есть на то лицензия, и он обучен носить его и применять, а также нести ответственность за применение оружия по закону.

«Я хотел бы, чтобы слово медик не педалировалось в этом отношении. Медики такие же люди. И когда на медика нападают, он уже не медик, он – жертва. И здесь рассуждения об этике и гуманности просто уходят. Поэтому, если нападают – нужно обороняться всеми силами, как угодно. Есть такая циничная поговорка: трудно писать заявление сломанными пальцами и давать показания сквозь выбитые зубы. Все что будет потом – это потом. Бьют, нападают, убивают вас сейчас».

Звягин подчеркивает, что самое главное – это то, что фельдшер остался жив и здоров. К тому же, когда медик понял, что на него идет вооруженный человек, он сделал предупредительный выстрел в воздух. Хотя это относится к уставу полицейских и не входит в обязанности людей, решивших обороняться. Тем самым медик показал свои намерения, дал понять, что он готов защищаться. Агрессор этому не внял, отчего произошел уже и второй выстрел.

«Он до конца оттянул момент огневого контакта. В первую очередь он остался жив и здоров, в отличие от многих-многих других, которые попадали в подобную ситуацию, были избиты, покалечены, просто морально растоптаны. Он всего этого избежал и это такой яркий, резонансный случай».

«Медики не вне закона»

Врач подчеркивает, что надеяться на поддержку медучреждений просто бессмысленно. Больницы никогда не станут снабжать медиков оружием и другими средствами самообороны. Это вполне объяснимо – в профессиональные обязанности врачей не входит огневой контакт с преступником или его задержание, они едут оказывать помощь.

«Вооруженный и готовый к нападению медик – это плохой стрелок и плохой медик. Он не должен вообще опасаться за свою жизнь. Я считаю, что это следствие политики государства, и почему это происходит, я не пойму. У нас есть экстренные службы – 01, 02, 03 – они жизненно важные. Я не слышал, чтобы приходили на пожарную подстанцию и расстреливали пожарных. Полиция само собой – попробуйте нахамить полицейскому, тем более посягнуть на него. И только медики, оставаясь экстренной службой со всеми своими обязанностями, этого права фактически лишены. Они должны находиться под защитой. И когда говорят приравнять медиков к полицейским, это не значит, что им надо дать оружие, это значит, что ответственность за нападение на эту экстренную службу, должна расцениваться как угроза государству, как экстремизм, по сути: выбивается целая бригада из работы, от этого страдают люди».

По мнению специалиста, даже если представить, что сейчас медикам начнут выдавать оружие, это может привести к полному хаосу. Врачи должны будут проходить подготовку, на территории учреждения должна быть организована оружейная комната, нужен оружейник. Это повлечет за собой довольно большие расходы, которые вряд ли государство возьмет на себя.  К тому же назревает вопрос: что делать с теми, кто не прошел курсы обучения? Увольняться? 

«Есть еще регламент. У полиции есть четко определенные правила поведения в ситуации, когда они применяют оружие. То есть, если что-то похожее придумать для медиков, то придется дополнительные обязанности на них возложить. Врачей не нужно вооружать, как структуру. По конституции РФ у нас каждый вменяемый гражданин имеет право приобрести газовый баллончик, электрошокер, другие средства самообороны и применять их в случае нападения. Никто их этого права не лишает. Медики не вне закона. На них тоже нельзя нападать, их тоже нельзя бить.

Вооружиться можно любыми предметами, я имею в виду хозяйственно-бытового значения, который не являются запрещенными к ношению, но, тем не менее, они могут выступать в качестве оружия при необходимости. Это может быть что угодно – молоток, дубинка, отвертка. Пока медиков не начало защищать государство, они вынуждены будут приобретать и носить с собой средства самообороны сами. По-другому пока никак. Другого закона у нас нет. Другой страны у нас нет. Нас загнали в угол. Мы вынуждены обороняться».

Звягин подчеркивает, что нет никаких оснований запрещать медику работать на «скорой», если он отличный специалист. Дискриминаций по физической подготовке и полу быть не может, потому что к работникам СМП применяются совершенно другие критерии оценки их профессионализма. «Надо не запрещать физически слабым медикам работать, надо их оберегать. Они не должны драться. Им это не нужно. Они должны лечить, приехать и оказать помощь. Здесь, к сожалению, не могу не повторить слова наших пациентов любимых – знали, куда шли».

По его мнению, необходимо подготовить сотрудника психологически, научить его общаться с больным, с агрессивным человеком, научить вовремя распознавать агрессию и действовать, если это необходимо. Единственный выход на сегодняшний день – это обучаться, обороняться самому, либо не идти в профессию, считает он.

«Нет здоровых людей – есть недообследованные»

Говоря о личных примерах, Звягин отметил, что с ним конфликтные ситуации происходили довольно редко, но он часто был свидетелем того, как в затруднительных положениях оказывались его коллеги. Он подчеркивает, что далеко не во всех случаях, где были нападения на врачей, были неправы только нападающие. Случаев, когда, приехав на вызов, медика сразу же бьют по голове, очень немного, их единицы. Как правило, идет начальная фаза конфликта, ругань, агрессия, и тут важно понять: покинуть вызов, потому что на тебя уже начинают нападать, или постараться сгладить конфликт словами. Но никак не провоцировать. 

«У нас нет здоровых людей, у нас есть недообследованные. То же самое в равной степени относится, например, к психически больным. В психиатрических лечебницах лежат только те, кого зарегистрировать успели. То есть, когда ты едешь в незнакомый дом, где идет возможно экстренная ситуация и люди немножко в аффекте находятся, я ведь не знаю, я приеду к соматическому больному, обычному, или он в общем-то психбольной, но просто пока еще не замечен. Меня удивляет поведение коллег, когда они начинают больным грубить, указывать, читать им нотацию – ты же не знаешь, кто перед тобой стоит!»

Звягин считает, что проблема культуры медработников тоже актуальна. Нужно вести себя предельно аккуратно, не провоцируя лишний раз. «Есть такой принцип, называется принцип безупречности Кастанеды – а что ты сделал, чтобы этого не случилось?».

«По закону – мы правы»

Сам врач уже много лет носит оружие с собой на вызовы, хотя применял его лишь однажды – лет шесть назад. Говорит: «Пистолет либо оружие может пригодиться всего лишь раз в жизни, но для этого его нужно носить всю жизнь».

Очень часто медики просто-напросто забывают о своих правах. Однажды со Звягиным произошла конфликтная ситуация на выезде, после которой родственник больного написал на него жалобу. Начальство вызвало медика к себе и планировало оштрафовать сотрудника, но не учло того факта, что врач был готов отстаивать свою невиновность.

«Я сказал: «Простите, а причем здесь вообще вы? Если у него есть претензия лично ко мне, он может пойти в мировой суд. Он считает, что он прав, я считаю, что прав я, и пусть суд нас рассудит. Обращаться к моему начальству для того, чтобы оно меня наказало, простите, а кто ему такие функции-то дал? Почему вы считаете меня заведомо виноватым? Моя вина не определена».

Ситуация до взыскания не дошла. Медик пригрозил руководству, что сам лично подаст в суд на родственника больного, если ему предъявят выговор. И если суд признает правоту Звягина, этот выговор необходимо будет потом с него снимать. Тут же начальство смягчилось и просто попросило медика вести себя помягче и повежливей, наказывать не стали.

Врач объясняет, что медики стали такими не по своей забитости или жертвенности. Их вводят в заблуждение начальство и юристы, находящиеся на содержании у начальства. Именно отсюда все и начинается, когда руководство медучреждения говорит, что медики не имеют права носить оружие и применять его.

«Это чушь. У вас есть конституция РФ, есть Федеральные законы – они выше любых приказов местного начальства. Ни один из региональных приказов не может противоречить Федеральным законам и конституции. Поэтому, если подвергается медик такому давлению, он должен не сдаваться или, по крайней мере, пойти к юристу и разобраться, прав он или не прав. Начальство этим очень часто пользуется. Это выгодно – когда забиты, обмануты, введены в заблуждение сотрудники. Это еще одна очень большая проблема. Об этом всегда стоит помнить. По закону – вы правы. И выше этого закона указы начальства быть не могут», — заключил Александр Звягин.

Ссылка на оригинал



Это нравится:0Да/0Нет
Гость
Исходное положение для любого медработника---он ВСЕГДА виноват, т.к. недостаточно прогнулся перед пациентом. Это было, есть и будет всегда. Начальству ты не интересен как личность, а нужен только для затыкания дыр в медицине при полном отсутствии нормальной организации медпомощи, при наличии которой вышеописанная ситуация является нонсенсом.
Но такой организации просто нет, а поэтому нужен человек, который будет отвечать за это. Всё это тянется много десятилетий. Особенно---на СМП. Т.к. её задача не спасение жизни(как это существует во всех странах), а ублажение публики во имя отсутствия жалоб. Нападение на медперсонал--тяжёлое уголовное преступление и д. б. расценено только так и возыметь серьёзное наказание для напавшего в независимости от того: он больной или здоровый.

Гость.
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено