28.03.2011 1394

Про самую тяжелую работу в медицине

В халате, но "без галстука" предстает служба "скорой помощи" в беседе корреспондентов "ВЕБ Миасс.ру" с ее главным врачом (г. Миасс).
В халате, но "без галстука" предстает служба "скорой помощи" в беседе корреспондентов "ВЕБ Миасс.ру" с ее главным врачом (г. Миасс)

 

В пятницу, 11 июля, в редакции агентства новостей "ВЕБ Миасс.ру" побывал в гостях и ответил на вопросы корреспондентов и читателей главный врач службы "Скорой помощи" Сергей Приколотин. На эту встречу доктор приехал прямо с ночного дежурства в отделении реанимации, однако разговор вышел совсем не сонным, а напротив, на наш взгляд, живым и интересным. Предлагаем читателям в этом убедиться.

- Сергей Игоревич, еще совсем недавно было время, и вам наверняка пришлось его застать, когда врачу "Скорой помощи" за неимением необходимых лекарств, аппаратуры приходилось пользоваться в основном древнейшими методами - лечить словами, "врать". Насколько сегодня обеспечена служба всем необходимым для работы?

- Действительно, в так называемые "перестроечные" годы существовали большие проблемы с медицинским оборудованием и медикаментами. Я начал работать на "Скорой помощи" еще студентом, с 1991 года, и застал это время. Тяжелое было положение, тем не менее и коллектив службы, и его специфику удалось сохранить.

На данный момент можно сказать, что в связи с реализацией национального проекта "Здоровье" ситуация с оборудованием и обеспечением медикаментами улучшилась. Перечень оборудования, которым мы сейчас располагаем, приближен к стандартам. Считаю, что это большое достижение, на которое государством были направлены значительные деньги. В первую очередь - на обеспечение "Скорой" санитарным транспортом.

Медикаментами мы сейчас обеспечены процентов на 90. Как и другие службы, наша находится в процессе внедрения федеральных стандартов на оказание экстренной медицинской помощи. В связи с этим есть некоторые проблемы, с вводимыми стандартами можно спорить, но закон есть закон, его нужно исполнять. Стандарты определяют и перечень медикаментов, которые мы должны использовать в своей работе, и будем стремиться их выполнять.

- Сотрудникам "Скорой помощи" по национальному проекту зарплату повысили - правда, не так существенно, как участковой службе. Между тем ваши люди, можно сказать, всю жизнь "на передовой". Хватает ли квалифицированных кадров, в том числе - водительских? Ведь на "скорой" судьба больного порой напрямую зависит и от того, кто за рулем.

- Это одна из самых больших проблем не только "Скорой помощи", но и здравоохранения в целом. Повышение зарплаты по нацпроекту пока не коснулось большинства медицинских работников, в том числе квалифицированных кадров.

Если вспомнить период времени до 90-х годов, водители "Скорой" всегда находились в привилегированном положении, заработная плата у них была высокой и мы имели возможность выбирать квалифицированные кадры. Принимали только тех, кто имел первый класс. Сейчас заработная плата на "скорой" крайне низкая, она не соответствует той нагрузке, которая ложится на сотрудников. Ведь водитель - такой же член бригады, это не просто человек, который привез и увез, при необходимости он участвует в оказании медицинской помощи, в транспортировке больного. Я считаю, что водители незаслуженно обижены, и на уровне администрации Миасского округа были предприняты некоторые меры в плане повышения зарплаты именно этой категории работников. Но очередное повышение заработной платы бюджетникам все это "съело" и рост зарплаты стал незаметен.

Что касается врачебных кадров и среднего медицинского персонала, то их повышение заработной платы коснулось. Это здорово, замечательно, но надо учитывать, в каком режиме работают наши люди. С условиями работы в стационаре не сравнить - я имею возможность сравнивать, работал и продолжаю работать в ГБ № 3 в отделении реанимации. Врач и фельдшер "Скорой помощи" - одна из самых тяжелых, а то и самая тяжелая работа в медицине.

Никто, конечно, у нас не работает на одну ставку, все - с повышенной нагрузкой, но уровень оплаты труда, я считаю, недостаточный. Поэтому у нас существует проблема с врачебными кадрами. Укомплектованность фельдшерами и медицинскими сестрами стопроцентная, а врачей нехватка большая. На существующий уровень заработной платы при таких условиях труда мы привлечь их не можем. Их можно привлечь только жильем.

- Существуют нормативные сроки прибытия "Скорой" по вызову - удается ли в них вписываться?

- Существуют положения о работе "Скорой помощи" на уровне области и нашего города, они определяют, что время приезда по вызову в черте города не должно превышать 20 минут. В основном мы укладываемся в этот срок. Правда, город у нас своеобразный, много отдаленных поселков, которые мы обслуживаем, там время прибытие немного больше. Опоздания составляют не более шести процентов, это ниже, чем в среднем по области, то есть, показатель вполне благополучный. Конечно, мы стремимся приблизить его к нулю, и современный транспорт нам в этом помогает. Но совсем избежать опозданий, наверное, нельзя, если возникает какая-то эпидемия или массовый наплыв вызовов. В таких случаях на станции может просто не оказаться бригады и вызов обслуживаем только после того, как какая-то из бригад освободится.

- Что еще может отразиться на времени прибытия бригады - состояние дорог, освещение, пробки?

- Проблемы в этом плане есть. По дорогам: все ездят и знают, что качество дорог вызывает опасение. Если центральные дороги находятся в более-менее нормальном состоянии, то во дворах… Наш транспорт, какой бы он ни был новый, при таком состоянии дорожного покрытия его надолго не хватит.

По поиску адресов сотрудничаем с администрацией, если происходит смена адресов или нумерации домов, мы запрашиваем и получаем такую информацию. По ночам, конечно, бывает иногда непросто найти адрес, если нет нумерации на доме, нет освещения в коридоре. Поэтому всегда просим встречать машину "скорой", если есть возможность. Особенно трудно искать адреса в старом городе и пациентов, которые находятся за городом.

- Как ведут себя водители на дорогах по отношению к машинам, едущим на вызов?

- Это зависит от уровня культуры. Если брать опыт таких крупных городов, как Москва или Питер, то там существует отдельная полоса для специализированного транспорта. У нас, к сожалению, очень нечасто уступают дорогу машине "скорой помощи". А ведь если едет машина с проблесковыми маячками, со звуковым сигналом - значит, речь идет о чьей-то жизни и желательно уступить дорогу. Упаси Бог, конечно, но в подобной ситуации может оказаться каждый из нас, и это надо понимать.

- В пробках случается стоять?

- Конечно. Сами знаете, количество транспорта сильно увеличилось, а улицы какими были, такими и остались. Конечно, возникают пробки, особенно в часы пик. Но у нас в городе ситуация пока относительно благополучна по сравнению с более крупными городами. В Челябинске, например, движение просто встает и каретам "Скорой помощи" иногда приходится ехать по встречной полосе, что, конечно, чревато серьезными последствиями.

- Какая часть вызовов, на ваш взгляд, действительно оправданна? Часто ли пациенты сами доводят свою болезнь до такой стадии, что им уже требуется экстренная помощь, и звонят в "скорую" вместо того, чтобы вовремя проконсультироваться у врача в поликлинике?

- Этот вопрос нужно делить на два. По порядку: если взять статистику, то семь-восемь процентов от всех вызовов бывают безрезультатными. То есть, либо неправильно назвали адрес или ориентиры, либо больной отказался от помощи, пока "скорая" ехала, и подобные случаи. Казалось бы, не очень много, но если учесть, что мы обслуживаем более 150 тысяч вызовов в год, то цифра получается очень приличная. Это мешает нашей работе.

На днях у нас был медсовет, посвященный работе нашей диспетчерской службы - одного из основных подразделений "Скорой помощи". И меня попросили напомнить жителям Миасса, что существуют правила вызова экстренной медицинской помощи, утвержденные представительным органом власти. Там расписаны все наши функции, но люди, к сожалению, мало информированы в этом плане. Нагрузка на сотрудников диспетчерской службы ложится огромная. Канал связи обеспечивают четыре телефона, они не умолкают в принципе.

Поступает много звонков справочного характера - куда обратиться, как проехать, что делать, если поднялась температура и так далее. Хотело бы еще раз, пользуясь случаем напомнить, что "скорая помощь" - это экстренная служба, она оказывает помощь при возникновении внезапных заболеваний и состояний, угрожающих жизни. Мы не дублируем участковую службу. Многие, оказывается, даже не знают, что можно вызвать участкового врача на дом! И мы берем на себя те функции, которые нам не свойственны. Стараемся не отказывать, но человеческий фактор никто не отменял, люди есть люди, и не надо пытаться воздействовать на диспетчера, который принимает или не принимает вызов. У него есть алгоритм работы с вызовами, форма на компьютере, которую диспетчер обязан заполнить. Необходимо не просто записать имя, возраст и кто вызвал "Скорую". У нас есть четыре специализированных бригады, есть бригады фельдшерские и врачебные, и чтобы правильно послать на вызов ту или иную из них, необходимо собрать исчерпывающую информацию. Иначе на вызов прибудет бригада, которая может оказаться недостаточно подготовленной или оснащенной для оказания помощи в конкретном случае. Хочу попросить, чтобы жители с пониманием относились к этому - нашим сотрудникам работать на приеме вызовов тяжело, и не нужно выплескивать на них негатив.

- А если человек, который звонит, не может адекватно реагировать на вопросы, потому что кто-то из его близких в критическом состоянии? "Скорая" поедет на такой вызов?

- Конечно. Диспетчеры - люди подготовленные и даже по телефону могут определить, что человек находится в состоянии аффекта, получить от него информацию невозможно, ориентируются исходя их того, что он говорит, и принимают решение. Это все входит в их обязанности.

- Много ли бывает вызовов по поводу отравления наркотиками?

- К сожалению, такие вызова составляют довольно приличную долю нашей работы. Это проблема и для "скорой помощи", и для милиции, с которой мы сотрудничаем. Если опять же взять данные статистики, в месяц поступает примерно 50 вызовов, связанных с употреблением наркотиков, из них около трети - передозировки. Бывают ситуации, когда наркоманы привозят одного из своих на подстанцию и бросают. Куда деться - мы оказываем ему помощь, у нас есть современные препараты, которые позволяют быстро вывести человека из этот состояния (если есть еще кого выводить). Но летальность среди них достаточно высокая.

Проблема большая, особенно, видимо, в нашем городе. Ни для кого не секрет, что мы находимся в зоне трафика наркотических препаратов. И большая доля оседает здесь. Работаем по наркоманам с милицией - схема обкатана, жизнь заставила.

- Как вы относитесь к необходимости оказывать помощь таким пациентам (как врач и по-человечески)? Это ведь наверняка и стоит не дешево.

- Конечно. Те лекарства, которые используются для выведения из наркотической комы, достаточно дорогостоящие. Но если помощь не окажешь, человек погибнет. Мы понимаем, что через какое-то время, он, возможно, опять у нас окажется и жизнь его может закончиться быстро. Но мы врачи, профессионалы, и не можем не оказать ему помощь. По-человечески мы их, конечно, можем осуждать, в отношении негатив присутствует, но все равно в первую очередь это для нас больные. Каждый вправе воспринимать это по-своему, но это наша работа, которую мы обязаны делать.

- Вы упомянули о сотрудничестве с милицией. Насколько тесно и часто вам приходится взаимодействовать?

- Я вообще считаю органы милиции практически нашими коллегами - они тоже бюджетники, почти социальная сфера - только силовая. У них такие же проблемы, что и у нас, мы в основном находим взаимопонимание. Когда необходима помощь - нам не отказывают, спасибо. Недавно, кстати, у сотрудников ГИБДД был профессиональный праздник, пользуясь случаем - поздравляю. Случается иногда, что возникают проблемы - нет транспорта, не могут подъехать. Стараемся относиться к этому с пониманием и хотелось бы, чтобы и сотрудники силовых ведомств так же относились к "скорой". Мы работаем в тандеме.

- Как часто возникают ситуации, опасные для жизни и здоровья самих медицинских работников? Вам же приходится ездить на разные вызовы и вообще - много ездить. И пациенты могут попадаться, больные гепатитом, СПИДом. Страхуете ли вы своих сотрудников?

- Вопрос о страховании жизни и здоровья сотрудников при исполнении обязанностей поднимается ежегодно, какие-то наработки есть, но пока проблема не решена.

Риск в нашей работе, конечно, есть. А работают в большинстве своем женщины. Раньше были случаи, когда работали по одной. Сейчас крайне редко, когда нужно "закрыть грудью амбразуру", работают по одному. Но не в ночное время. Сейчас такого не допускаем. На вызовах, конечно, возникают и конфликтные ситуации, пациенты или их близкие иногда неадекватно воспринимают действия сотрудников "скорой", или могут закрыть в квартире, пока не окажут помощь, даже если пациент в ней не нуждается. Всякое бывает. Раза два-три в год подобные ситуации возникают, но их удается разрешить, иногда с привлечением милиции. Не хочется даже на эту тему говорить, хочется поплевать через плечо: пока нас Бог милует, в Челябинске, например, бывало, на сотрудников "Скорой помощи" совершались нападения, с причинением травм. Хочется, чтобы эта тема у нас вообще не звучала. Люди в белых халатах - это святое даже на войне, даже в афганскую, чеченскую войну человек в белом халате нападениям не подвергался. Только люди с "отмороженным" сознанием, с неадекватным восприятием действительности могут такое себе позволить.

- Много ли поступает жалоб от пациентов на качество оказания медицинской помощи, какая часть из них обоснованна? Что предпринимаете в таких случаях?

- Вернемся опять к статистике. Мы отслеживаем все поступающие жалобы как в письменном, так и в устном виде. За 2006 год их было 14, в 2007-м - десять. Обоснованными были признаны по четыре обращения как в прошлом, так и в позапрошлом году. Каждый случай рассматривается коллегиально, существует регламент работы с жалобами граждан, и он соблюдается. В каждой конфликтной ситуации стараемся находить компромиссы, решать проблемы. Жалоб не может не быть. При том количестве вызовов, которое мы обслуживаем и при нашем количестве населения не может такого быть, чтобы все всем были довольны - это значило бы, что мы не работаем. После "разбора полетов" по каждой жалобе, если она обоснованна, на виновных накладываем взыскание в соответствии с законом.

О жизни:

- Как вы считаете, успех дарит Фортуна или его нужно упорно добиваться?

- Сложно сказать. Мне всю жизнь приходилось много работать, в Миасс приехал, никого не зная, всего добивался самостоятельно. Мне кажется, чтобы добиться успеха, нужна большая работа, планомерная, постоянная. В медицине можно очень много лет работать безупречно, а потом одна ошибка может испортить все отношение к тебе окружающих. В этом отношении медицина неблагодарна. Какой бы ты ни был "крутой" врач, сколько бы ни сделал, например, успешных операций, если произошел где-то "провал" - будут помнить плохое. Быть всегда на высоте - это сложно. О какой Фортуне тут можно говорить, я не знаю. Работа у нас не "фартовая".

- Был ли в вашей жизни человек, которого вы могли бы назвать Учителем?

- На каждом этапе - а учиться приходится постоянно, как я говорил, были такие люди. В институте были учителя, когда работал на "Скорой помощи" - был кардиолог Евгений Евгеньевич Ипатьев, который привил мне интерес к этой области медицины. После этого я, благодаря ему, получил вторую медицинскую специальность. Сейчас, когда занят руководящей работой, мой учитель - Наталья Леонидовна Сорокина, начальник управления здравоохранения. Это человек с большой буквы, руководитель с такими знаниями и опытом, у которого есть чему поучиться.

- К какой цели вы стремитесь сейчас?

- Сейчас, когда старшему сыну скоро 13 лет, а дочери будет пять, почему-то о себе уже думаешь меньше, больше о них, ставишь себе задачи на пятилетку вперед - учить детей надо, чтобы достойными людьми выросли. Основная задача - чтобы в семье было все благополучно.

- О чем бы вы попросили Золотую рыбку?

- Опять-таки о том, чтобы семья была здорова, и дети, и родители чтобы подольше нас сопровождали в этой жизни и были здоровы. И я, конечно, потому что от меня многое зависит. Все завязано на этом.

- Детей вы представили, а супруга ваша чем занимается?

- Зовут Альмира Ришатовна, она тоже врач, по одной специальности - дерматовенеролог, а сейчас четвертый год работает заместителем главного врача по экспертной работе в ГБ № 3.

- Что вы умеете делать руками, кроме оказания помощи больному?

- Я в жизни многократно переезжал, и в каждой квартире приходилось все начинать с нуля. При наших доходах нанимать рабочих были не в состоянии, поэтому все приходилось делать самим - малярить, красить, строгать, строить. Все в квартире сделано своими руками. Но удовольствия я от этого не получаю, хотя если что-то получилось - горжусь.

А для души люблю сидеть, перебирать рыболовные снасти - это радость, предвкушение. Читать люблю.

- Рыбалкой, значит, увлекаетесь?

- Очень любим выезжать на природу, желательно туда, где никого нет, девственные места. К сожалению, бесплатных мест отдыха становится все меньше. А рыбалка - это наша российская медитация.

- А какая была ваша самая большая рыба?

- Наверное, карп килограмма за два. Нет, это была щука.

- Покажите, какая!

- Ну, вы же знаете, какой у рыбака глаз (смеется)! Но мы же ловим на удочку, за очень крупной рыбой надо ехать далеко. Или очень большая удача должна быть.

- Зверушек дома держите?

- Нас по жизни всегда сопровождают коты. Сейчас живет кот Семен Семенович, Сема, большой, пушистый, тяжелый, ему уже восемь лет. Любимец семьи. Ласковый, дети с малолетства его тискают, он ко всему привычный.

- Есть ли у вас любимая книга, какая?

- Стараюсь читать много, но сейчас на это мало времени. До института и в институте удавалось читать больше. Я любитель фантастики. Любимых писателей много. Могут сказать, что я легкомысленный человек, но я очень люблю Конан Дойла. Все думают, что он писал только о Шерлоке Холмсе, а у него вышло при жизни 12 томов, я их все перечитал. У него есть очень серьезные произведения, просто люди мало знают этого писателя, а он потрясающий человек с неординарным умом, и биография у него удивительная.

- Откуда вы узнаете новости и согласны ли с утверждением, что информация дорогого стоит?

- Пресса - обязательно, телевидение. Медицинские новости узнаем оперативно на еженедельных аппаратных совещаниях. Сейчас - Интернет, в том числе - ваш сайт, один из предпочтительных. Открываешь новости - сразу видишь, что в городе происходит, это значительно экономит время на получение информации, это удобно.

- А в Интернете, кроме новостей, что еще ищете?

- Поначалу было сложно что-то найти, а сейчас сеть развилась, появилось много поисковиков, приходится постоянно искать нормативную документацию, пользуюсь постоянно "Консультантом плюс", сайтами, где есть медицинская информация. Новости смотрю в основном местные и областные.

- Как средство развлечения компьютер не используете?

- Тут конкуренция - сын дома занимает, а на работе некогда.

- Без ограничений?

- Нет, конечно, с ограничением. Глаза беречь надо смолоду.

Вопросы читателей:

Дмитрий:

- Сергей Игоревич, как проявили себя "Газели", которые поступили к вам полтора года назад?

Не хотелось бы критиковать сам нацпроект, но когда принималось решение о приобретении транспорта, все это делалось достаточно быстро. Наши пожелания практически не учитывались. Сами по себе "Газели" - машины неплохие. Но качество сборки было неудовлетворительно. Сами понимаете - госзаказ на всю страну получил один завод, и нужно было выполнить его в короткие сроки. Мы ведем мониторинг состояния полученного транспорта, передаем информацию своему руководству, думаю, в дальнейшем будут сделаны какие-то выводы.

Нельзя забывать, что и ресурс у них не бесконечный. "Скорая помощь" требует постоянного вложения средств в обновление подвижного состава. Срок эксплуатации машины "Скорой" до полного износа - три-четыре года. Она же работает 24 часа в сутки, перерыв только на техосмотр. А мы на них ездим до 10 лет и более. Это, конечно, не дело. На те же деньги, которые тратятся на обслуживание старого транспорта, можно купить новый автомобиль. Тут нужен хозяйский подход.

Наталья:

- Для чего врачи скорой помощи требуют от пациентов медицинский полис?

- Медицинский полис - это основной документ, на основании которого гражданам оказывают бесплатную медицинскую помощь, я не имею в виду экстренную. Ее мы оказываем в любом месте нахождения больного - дома он находится или нет. Полис у пациента могут спросить тогда, когда требуется госпитализация. По жизненным показаниям, его, конечно, и в стационар примут без полиса и экстренную помощь окажут. Но в дальнейшем, если он, например, не является гражданином России, в соответствии с требованиями законодательства придется решать вопрос о том, как это будет компенсироваться. А если человек имеет полис - помощь ему должна быть оказана бесплатно и экстренная, и плановая в объеме государственных гарантий. Это не наше пожелание, мы только выполняем свои обязанности.

Ольга:

- Сергей Игоревич, почему "скорая" отказывается увозить бомжей, если даже они в плохом состоянии?

- Это колоссальная проблема, но она не медицинская, а социальная. По-человечески мне сложно понять такую ситуацию, когда кто-то выходит покурить, видит: во дворе в песочнице лежит человек. Но сам он не пойдет и не посмотрит, что с ним, а пойдет к телефону и наберет "03". "Скорая" приезжает - человек пьян. Нам приходится тратить время, вызывать машину из вытрезвителя, а в это время, может, кто-то реально нуждается в срочной помощи. А если бы человек не поленился посмотреть, что к чему, он бы не стал звонить в "скорую". Это, опять-таки, вопрос воспитания. Человек считает, что раз позвонил в "скорую" - он выполнил свой моральный долг. На самом деле он его просто переложил на плечи других. Думаю, это неправильный подход. А бывает, мы приезжаем, а "пациент" уже ушел, приходится выяснять, кто звонил, откуда и так далее.

С госпитализацией такого контингента тоже связаны проблемы. Живет бомж в подъезде, всем надоел, запах от него и прочее. Соцприемник рассчитан на ограниченное количество мест. В милицию его не берут - не за что. Что делают жильцы - вызывают "скорую". Если поискать, заболевания у него, конечно, найдутся. Но мы же экстренная служба, если у человека состояние угрожающее жизни - да, мы будем ему помогать, бомж он или не бомж - определим по профилю в медицинское учреждение. Но, как правило, заболевания у таких людей хронические, вызванные регулярным употреблением алкоголя и другими факторами, бездомного нужно долго лечить в амбулаторных условиях, а лечиться он не будет. Куда его деть? Мы этой проблемы решить не можем.

Александр:

- Сергей Игоревич, я собираюсь поступать в медицинский институт. Вы бы посоветовали сегодня своему сыну идти по вашим стопам?

- Вопрос сложный. Хотелось бы верить, что государство и дальше будет проявлять внимание к медицине, но пока еще все это в зачаточном состоянии. Своего сына я ни на что не ориентирую, даю ему возможность выбора - он видит, как работаю я, как работает его мама. Это все-таки в первую очередь призвание. Человека можно сориентировать учиться в мединституте, он может его закончить, но в медицине не останется. Из нашего выпуска, например, в медицине осталось процентов 15. Остальные ушли в бизнес, иногда частично связанный с медициной. От нашей работы нужно получать удовольствие, с материальной точки зрения она большого удовлетворения не приносит.

В медицине нужно проработать очень много лет, чтобы достичь приемлемого уровня. Каждые пять лет, а в общем-то, каждый день, мы обязаны учиться, приобретать опыт, с каждым новым случаем что-то узнавать. Иначе ничего не добиться.

Поэтому давать советы трудно. Если у человека лежит к этому душа, он хочет приносить пользу людям - когда достигаешь результата - приятно, если что-то не получается - переживаешь. Это нормально, как в любой работе. Но честно скажу, своему сыну я бы сейчас не посоветовал идти в медицину.

Людмила:

- Сергей Игоревич, здравствуйте! У меня нет вопроса. Хотим выразить Вам свою огромную благодарность за спасение нашего сына Дмитрия (у него была геморрагическая лихорадка - Вы тогда работали в реанимации и буквально вытащили его с того света). Благодаря Вам и Вашим коллегам наш сын здоров, женился и у него растет сын! Здоровья Вам и Вашей семье, счастья и успехов в работе. Низкий поклон.

- Я помню этот случай. И вспоминаю с удовольствием - это была победа. Больной был в тяжелом состоянии, при заболевании, которое у него было, летальность достигает 90 процентов. Я рад, что у него все хорошо. Это то, ради чего мы работаем. Приятно, что люди о нас помнят и нам напоминают о таких случаях. Значит, не зря мы пришли в медицину.

Источник: http://newsmiass.ru



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено