28.03.2011 1804

Приключения в Красноярской горбольнице

Больница глазами рядового пациента. Фоторепортаж.

Больница глазами рядового пациента. Фоторепортаж.

 

Преамбула.

Лежал в больнице и думал - что б такого написать? Если честно, в голову особенно ничего не приходило. Кроме одной мысли: человеческий организм - крайне неустойчивая и шаткая система, могущая свалиться в любой момент от какой-то на первый взгляд безобидной херни. Нет, не сразу, конечно. Впрочем, иногда и сразу. Сколько случаев, когда человек ничем вроде особенным не маялся - и вдруг сгорел за несколько месяцев. А сколько существует различной заразы, нападающей на организм - так и просто не перечесть. Но всё это истины избитые - посему, оставлю философию и ограничусь сухим репортажем с мест событий. Красноярская городская больница №1 - место, где я лежал, укушенный клещом.

Житие больничное.

В принципе, в больнице не удручают мысли о сломанной молодой жизни и проведении её остатка в работе на медикаменты. Куда больше удручает сама больница. По ней сразу лишний раз видно, что государству мы не нужны. Мы нужны только для того, чтобы платить дань; а если у нас вдруг пошатывается здоровье - мы попадаем в кромешный ад, который в 21-м веке сложно назвать лечебным учреждением. Я не знаю, что за красивые и чистые больницы показывают во всяких сериалах. То место, где находился я, выглядело вовсе не как больница, а как студенческая задроченная общага. Единственное отличие - ежедневный залив хлоркой полов; всё остальное - как в общежитии. Сортиры, на которые невозможно присесть; канализация времён царя Гороха; тараканы и прочая живность в палатах; уродский, наспех сделанный "косметический ремонт". И, конечно, замученный персонал с грошовыми зарплатами. Заметьте, представленный фоторепортаж повествует о буднях красноярской городской больницы №1 - в самом центре города, рядом с администрацией, бутиками, торговыми комплексами и прочей подобной ботвой. В городе с миллионным населением, в центре огромного края.

Неврологический корпус ГБ-1 Красноярска

Это неврологический корпус красноярской ГБ-1, где, собственно, я и лежал. Идёт "ремонт" - старинное здание пытаются обшить какой-то хренью, из палат выкидывается мусор, внутри - криворукие штукатуры-маляры, зачищающие стены руками.

Административный корпус ГБ-1 Красноярска

А это - административный корпус. Как стоит и на чём держится - загадка.

Административный корпус ГБ-1 Красноярска - архив

Повторюсь, непонятно - каким образом держится здание, каждый может заценить по трещинам и степени разрушения. Из правого окна торчит самый настоящий веник. Собственно, в окне виднеется архив больницы, но убогий объектив сотового фотоаппарата неспособен запечатлеть его в должной мере.

Административный корпус ГБ-1 Красноярска - прачечная

Это - свалка возле прачечной. В прачечной мы с коллегами по цеху успели побывать - медсёстрам проблематично таскать грязное бельё из корпусов, просили помочь. Несмотря на то, что в нашем состоянии делать этого крайне не рекомендуется - шли на уступки.

Административный корпус ГБ-1 Красноярска - склад

Этот вот бункер - склад с медикаментами. В нём мы тоже успели побывать по вышеописанным причинам. Как образовалось ужасающее подмытие слева - ума не приложу.

ГБ-1 Красноярска - голубь на лестнице

Голубей по всей территории - тьма тьмущая. Виноваты в основном больные - прикармливают, несмотря на предупреждающие надписи. Но что более загадочно - прикормом птичек занимаются и некоторые технички-уборщицы из числа больничного персонала.

ГБ-1 Красноярска - скамейки

Таких скамеек я уже не видал лет двадцать. А тут - почти в сохранности.

ГБ-1 Красноярска - тропинка

Казалось бы, а в этой-то фотографии что такого? Дело в том, что справа - забор, ограждающий больницу от бурного городского населения. За забором насажены ёлочки и это место является чуть ли не идеальным для устройства общегородского туалета. Сколько голых жоп мы там перевидали, гуляя по тропинке - мама не горюй. Также там любят собираться бомжи.

ГБ-1 Красноярска - пищеблок и церковь

Это - пищеблок больницы, совмещённый с церковью. Батюшка иногда похаживает по корпусам и отпускает страждущим грехи. Пищеблок находится внизу здания, так что обычным прихожанам для отпущения грехов приходится преодолевать нехилый подъём, который мы наблюдаем справа.

ГБ-1 Красноярска - церковные ворота

Бывшие церковные ворота, заложенные впоследствии куда более убогим кирпичом, нежели оригинальный, из которого делалась церковь.

ГБ-1 Красноярска - кирпичи

Качество как самих кирпичей, так и их кладки "до" и "после" можно оценить по этой фотографии.

ГБ-1 Красноярска - плакат

Переносимся потихоньку внутрь неврологического корпуса. На входе нас приветствует плакат, повествующий о вреде курения. Какие наркоманы его придумали - не знаю.

ГБ-1 Красноярска - выбитое стекло

Выбитое стекло в дверях на входе в приёмный покой. Постарались больные из числа особо буйных алкоголиков. Оказывается, эти на первый взгляд малоподвижные и апатичные парни преклонных возрастов могут швыряться стульями в нажратом состоянии.

Кстати, алкашей в неврологии - процентов 30. Причём, находясь на лечении, они позволяют себе расслабончики. Одна тётя усвистала в самоволку, нажралась дома в зюзю. Обратно в больницу привезли на скорой, пару-тройку суток откапывали - даже не вставала. И ведь живут годами...

ГБ-1 Красноярска - мебель

Мебель поражает изысканностью и новизной.

ГБ-1 Красноярска - полоток в палате

Потолок в нашей палате (к слову сказать, считающейся образцовой). Кто и чем нассал сверху - непонятно. Лампа дневного света, между прочим, не работает.

ГБ-1 Красноярска - тараканья лавочка

С незапамятных времён, палата наполовину обита "тараканьей лавочкой". Заграждение из лакированных досок - прекрасное убежище для этих добрых насекомых, коих мы перевидали в огромных количествах. Попытки потравить собственными силами ни к чему не привели, а на робкие стенания вида "по мне всю ночь прыгают тараканы" мы неизменно получали ответ "сами виноваты - накидали тут хлеба".

ГБ-1 Красноярска - кровать

Отдельные призы следуют как разработчикам этой кровати, так и тому, кто сподобился таких кроватей в больницу накупить. Голова постоянно вываливается через спинку, а повесить что-либо и вовсе невозможно.

ГБ-1 Красноярска - душ

Это - часть так называемого душа. Помывшись там один раз, я никогда туда больше не заходил. Всё дело в том, что некоторые пациенты совмещают душ с туалетом по-большому: в сливном отверстии на полу частенько обнаруживается самое настоящее говно. Как они туда попадать умудряются и как шлакоблоки по размеру подгоняют, чтоб влезли - ума не приложу.

ГБ-1 Красноярска - душ

ГБ-1 Красноярска - душ

Последние две фотографии без особых комментариев - думаю, всем и так понятно, почему мне больше не хотелось принимать душ в больнице и я без всяких зазрений совести убегал в самоволку.

Персонал и еда.

К персоналу претензий нет - люди делают всё, что могут. Но это остатки закалённых советских медиков с небольшими вкраплениями чуть более молодых коллег. Что будет, когда они уйдут на заслуженные пенсии - ума не приложу; редкие интерны, бродившие по больнице, энтузиазма не вызывали совсем. Абсолютно не понимаю, как можно работать в таком напряжении за такие деньги. Какие-то святые люди, право слово.

Поскольку я был застрахован от клещевых инфекций, с медикаментами не возникло проблем - это радостная нотка в моём повествовании. Кололи и вливали - будь здоров. Повара умудрялись кормить людей из расчёта 85 рублей на человека в сутки! Я узнавал эту подробность специально. В основном были сплошные каши; нормально поесть можно было разве что в обед, когда был суп и какое-никакое второе. Приготовлено всё было вкусно - но бедновато; поэтому, без поддержки извне пришлось бы явно туго. У нас был организован подвоз продуктов, так что не голодали.

Лапчатые гуси.

В больнице я провёл 12 хороших дней и 3 адовых. Дело в том, что я лежал в палате с небольшим количеством народу (5 человек), каждый из которых был вполне вменяем. На 13-ый день к нам непонятно по какой причине подселили полные дрова: дедульку в возрасте 78 лет с энцефалитом в чуть более, чем последней стадии. Это означает: самостоятельно ходить не может. Как правило, такого больного направляют в изолятор с себе подобными; либо, как минимум, приставляют родственника/сиделку - того, кто будет носить его на процедуры и убирать за ним дерьмо. С дедулькой в палату зашёл его великовозрастный сын, тут же состроивший простодушную мину, который торжественно заверил всех, что дедулька будет лежать тише воды, ниже травы. А потребности справлять будет в памперсы небывалых размеров. В первый же день выяснилось, что что-то в этом плане пошло не так. Дедулька оказался настоящим гондоном, постоянно требовал к себе внимание, заёбывал всех охами-вздохами абсолютно без повода и, что самое главное, наотрез отказывался ссать в памперс. Великовозрастному сыну было сделано заявление, что надо бы нанять сиделку, либо самому сидеть и ублажать своего родителя. Сынок тупо улыбался и заверял, что дедулька больше так не будет, но второй день адских охов, вздохов, зеваний и неуёмного пердежа по ночам лишь заверил нас, что дальше будет только хуже. Заложниками были все: люди в палате, которые не могли выспаться два дня и медсёстры, которые тоже путём ничего сделать с дедулькой были не в состоянии. Сынок приходил утром и вечером максимум на полчаса и сваливал. Назрел вполне логичный конфликт, который и "разрешился" на третью ночь. Дедулька, увидев, что на его охи и вздохи никто не собирается подрываться с кроватей в три ночи и нести его куда-то поссать, демонстративно напрудил на койку, миновав надетый памперс. Нассав на кровать, он принялся орать, чтобы его "отмыли и отчистили". Не тут-то было: весь наш лётный состав даже не двинулся с места, а приползшая сонная медсестра лишь сменила часть белья, прибрала лужу на полу и положила незадачливого деда на матрас. Где он и валялся до утра, источая невероятное амбре, попутно не забывая проклинать всех и вся, называя лапчатыми гусями. Мы набрызгали всю палату "AXE-эффектом" и пробыли в дурмане до утра. К слову сказать, я до сих пор не оклемался, даже когда пишу эти строки.

Сам собой возникает логичный вопрос: как такое вообще может быть? Каким образом регламентируется, и регламентируется ли порядок принятия подобных дровяных неадекватов в больницу? Как получается так, что тяжело больной человек (коим я, безусловно, находился все 16 дней, и это не шутка) не может нормально поспать в больнице кряду три дня? Роисся вперде - только эту фразу и могу сказать. И, конечно, сынок, ездящий на авто за лимон и не могущий найти рублей 500 в день на сиделку - этапять. Равно как и его сестрица, приехавшая из Турциев и что-то говорившая про нотариуса, которого надо "скорее бы позвать, а то...".

Последствия.

На два месяца я - полный овощ. Нельзя ничего. Через три месяца надо сделать анализ крови. Если опять что-то покажется - я попал; если нет - можно немного расслабиться. Впрочем, алкоголь и напитки на газированной основе - не раньше, чем через полгода. В общей сложности внимательно наблюдаться год.

Точный диагноз так и не поставлен: симптомы причудливые, нехарактерные, лечащий врач склонилась к тому варианту, что я всё-таки перенёс на ногах энцефалит. Впрочем, и на боррелиоз один из анализов выстрелил положительно, хотя самый последний показал отрицательный результат. Остаётся ждать, надеяться и верить.

©2010, Анатолий Савенков



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено