04.10.2015 2231

03 Новосибирска

03 Новосибирска
Врачи новосибирской «Скорой помощи»: Стресс от дорог и «спящих» пациентов

Интернет взрывают ролики о послушных зарубежных водителях, которые беспрекословно уступают спешащим каретам «Скорой помощи» место на дороге, и наших хамах, для которых пропустить авто с кричащими сиренами - непозволительная роскошь... Может быть, из-за этого нашу «Скорую» пора переименовать в «медленную»? Но ведь врачи не виноваты - помощь действительно может опоздать именно из-за таких водил.

СКАМЕЙКА ЗАПАСНЫХ

16.00. Матерый час пик. Напряжение чувствуется еще в диспетчерской. Постоянные звонки, называются цифры, адреса, даются указания:

- Готовьте полис, паспорт и последнюю кардиограмму. Ждите, сейчас приедут.

- Мы вам даже не рекомендуем - мы настаиваем: «Поезжайте с врачом в больницу».

Интонации - сочувственные, строгие, обещающие - перемешиваются в ядреный коктейль. Стресс... Распахивается дверь, и выходит красивая блондинка в робе, строго обращается к нам:

- Я реаниматолог Мария Пивченко, ориентируйтесь по моей фамилии. Когда ее объявят в громкоговоритель, спускайтесь.

16.30. Вызов во двор одной из улиц в центре города. Реанимационная бригада - собственно, именно эти люди и есть «Скорая помощь» - состоит из трех человек: врача Марии - она тут главная, фельдшера Дмитрия, который следит за аппаратурой, наличием лекарств, и медсестры-анестезиолога Людмилы - ее обязанности объяснять не нужно. Есть еще водитель Евгений, его стаж в «Скорой» 18 лет. Сроки дежурств у него и у бригады разные, поэтому человек за баранкой меняется от смены к смене.

- Скорее всего, человек перебрал лишнего, - предполагает Мария. - Хотя, конечно, наверняка никогда не угадаешь: есть короткое сообщение, в котором пара слов, остальное узнаешь на месте.

На этот раз интуиция доктора не подвела. На лужайке лежит неподвижный любитель зеленого змия - он просто заснул. Таких случаев работникам «Скорых» хватает каждый день . Сердобольные жители увидели во дворе спящего выпивоху и набрали 03.

- Человек без признаков жизни, вот и посылают реанимационную бригаду. Если он соглашается на медицинскую помощь - везем в токсикологическое отделение 34-й больницы. Это на левом берегу, ехать приходится через весь город, - спокойно констатирует Мария.

Возле 34-й стоят три одинаковых желтых реанимобиля. Пьяных «больных» на желтых неотложках привезли из трех районов города - из Дзержинки, Ленинского и Центрального.

Раньше все проще было. Для таких целей существовали медвытрезвители, а когда их закрыли, бездомных пьяниц начали возить «Скорые» в одну больницу. Издержки такой работы понятны: после каждого немытого и небритого пациента реанимобиль проходит санобработку, чтобы на следующий вызов машина прибыла в идеальном состоянии.

ЛЮСТРА БЫВАЕТ НЕ ТОЛЬКО НА ПОТОЛКЕ

В среде медиков реанимационный световой сигнал ласково называют маргулями или люстрой. Массовое ЧП, пожар, автодорожное происшествие, падение с высоты - тогда включается та самая люстра, водитель собран, как пилот перед взлетом.

18.40. Вызов как раз по падению с высоты. Запрыгиваем в машину и мчим. Правда, первые 20 метров, как раз на выезде, съедают драгоценные секунды. Ямы и выбоины здесь через каждые полметра. Когда уже дороги станут ровными? Вопрос, может быть, и риторический, но только в машине, спешащей на помощь, понимаешь, что за каждым ухабом - секунды, мгновения, которые так необходимы людям в белых халатах и их страждущим пациентам...

На автомобилистов водитель Евгений не жалуется. Когда-то он уже уходил с этой работы, но потом снова вернулся на «Скорую».

- Нравится, - коротко и застенчиво отвечает Евгений.

А за окном просто картинка... Семичасовая вечерняя пробка на Красном проспекте рассосалась, словно ее и не было. Ну конечно, мы немного преувеличиваем - едем не по «коридору», но обвинять водителей не в чем, хотя несколько чайников нам по пути попались.

ЧУЖИЕ НЕ ПРОЙДУТ...

- Самое трудное место - это дворы. Иногда все заставят машинами так, что не проедешь. Зимой еще хуже - если не чистят. Бывает, приходится останавливаться далеко от дома, иначе застрянешь. Врачи сами по сугробам пробираются и на носилках человека несут, - рассказывает Евгений.

Водитель в таких случаях помогает бригаде. Специально для узких заснеженных дворов Евгений поставил камеру заднего вида, экран выведен на переднюю панель. Покупал сам: скинулся с водителями, работающими на этой же машине.

По пробкам расстояние 4 километра преодолели с «иллюминацией» за 5 минут. Оказалось, падение случилось не с такой уж большой высоты - жизнь человека вне опасности....

«Я К ЭТОМУ ВСЮ ЖИЗНЬ СТРЕМИЛАСЬ»

Мы провели с врачами «Скорой» четыре часа, за это время эмоционально устали, а бригада дежурит сутки. Вспоминая два последних случая, понимаешь: работа каторжная. Спасать людей, половина из которых невменяемы, - они даже не поняли, что случилось, им все равно. «Спасибо» - это слово многие из них в жизни, может, два раза сказали.

Но Пивченко благодарности и не ждет. Да, таких случаев каждый день много, но есть и другие. Там, конечно, тоже часто возмущаются, что «медленно ехали», «не так лечите».

- Бывает, все сделал правильно: медикаментозное сопровождение идеальное, довез живым до больницы, а с той стороны - буря отрицательных эмоций. Но я-то все равно знаю, что у меня все получилось, я спасла человека. Мне этого хватает.

- А не было желания все бросить и уйти?

- Я всю жизнь стремилась здесь работать. «Скорая помощь» у меня в крови. Когда еще на практике здесь была, сразу поняла: это мое. Здесь есть все, что мне нужно в жизни: экстренные ситуации, короткое время для принятия решений, адреналин.

Жизнь приходится спасать почти каждое дежурство. Когда Мария рассказывает об этих случаях, о самых волнующих и любимых моментах, ее глаза загораются, но не по-детски восторженно, а как у аса своего дела. Мария только с виду хрупкая - а внутри такой стержень! Она держит всю бригаду, чувствует ответственность и получает от этого чистейший кайф.

- Конечно, бывают ситуации, когда из-за загруженных дорог вовремя не успеваешь. Бывает, что не смог спасти жизнь человека. Не дай бог, смерть ребенка! Приходишь домой отдохнуть, и весь этот «груз» все время с тобой. Тяжело.

Никаких специальных психологических тренингов с реаниматологами не проводят. Зато в рабочей сумке Марии постоянно хранится - всегда при ней - пачка с распечатанными благодарностями. Короткие телефонограммы спасенных: «Я, такой-то, выражаю благодарность реанимационной бригаде и врачу-реаниматологу Марии Пивченко». Она их никому не показывает, просто они там есть, она об этом знает и помнит. И для нее это лекарство...

Источник: http://www.msk.kp.ru/



Это нравится:0Да/0Нет
reg4803
Вот на таких работников и держится вся наша прогнившая система с ее никудышным руководством и реформами. Слава Богу, что есть такие врачи как Мария! Хорошая статья!
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
Dr.Guevara
Да, Скоряга всю жизнь держалась исключительно на энтузиазме сотрудников. Не знаю, как в Новосибирске, а в Нерезиновске руководство ССиНМП делает всё для того, чтобы энтузиазм этот был искоренен.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
critical_care
Кому болото, кому наркотик...Скорая, как в той фразе про беззубую собаку, засасывает насмерть!...
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено