Непутёвые заметки (продолжение)

Три новых рассказа от Алексеича.
«Крылья, лапы, хвосты»



Погрузиться глубоко в свои мечтания мне не удалось. В реальность вернула наш диспетчер. Она вручила карту вызова с поводом «порезал руку, кровотечение» и на словах сказала:

- Езжай, Серёженька, с Богом!

- Спасибо огромное, Наденька! – скопировав её манеру, ответил я и направился к машине.

Интересно, а почему в нашей смене принято обращаться друг к другу в уменьшительно ласкательной форме? Раньше об этом никогда не задумывался. Со стороны, наверное, смешно смотрится, как общаются два седеющих человека. Прямо как в сказке о потерянном времени. Впрочем, эта мысль меня покинула так же быстро, как и посетила. Мы только что прибыли на указанный адрес.

Буйный двадцатилетний парень что-то пытался доказать своим домашним и в подтверждение своих слов разрезал кисть. Дабы задуманное имело головокружительный успех перед домочадцами, он потуже затянул руку выше места пореза. Эффект превзошёл все ожидания, даже для самого вызывающего. Кровотечение сразу усилилось, и покидающая дурной организм кровь, теперь орошала пол и стены длинного неудобного коридора.

Юнец временно достиг желаемого результата, так как отец спрятался в дальней комнате и даже после нашего приезда нос из неё не высунул. Младший брат, стоя за дверью, выглядывал лишь одним глазом и умолял нас забрать Костика в больницу. И только родная мать этого пьяного наглеца, не пряталась в «окопах» и «блиндажах», а пыталась найти среди ночного хаоса паспорт и страховой полис, то и дело, перепрыгивая через бурые пятна и лужицы на непокрытом полу.

Пока я возился, удаляя самодельные жгуты и осматривая рану, Костик, не теряя времени, переключился на меня:

- Молодцы, «Скорая!» - Пять рублей заработали за то, что ХОТЯ БЫ бинт повязали.

- Ошибаешься. Легко решил отделаться. А бензин, а амортизация автомобиля? … не успел закончить я фразу до конца.

- Согласен. - Не пять, а целых пятьдесят пять рублей ваши! – съязвил забинтованный хам.

Вступать в перепалку, в данной ситуации, не было ни сил, ни желания. Стянув с себя испачканные, не по размеру маленькие перчатки скомандовал Костику:

- В машину, только документы прихвати.

В автомобиле, пропахшем бензином и выхлопными газами, наш Костик притих, так как артиста лишили самого главного – публики. И теперь, в темноте салона, он напоминал загнанного в угол раненого волка. Пусть он подумает о своём поведении. Я закрыл разделяющее нас стекло и попытался погрузиться в свои мысли.

Да. Ночь мне сегодня покажется долгой, так как почувствовал признаки начинающегося периостита. Предательская боль уже успешно поборола сонливость и теперь играла с моими нервами.

Быстро сдав пациента в приёмный покой, сразу направился в комнату отдыха. На лестнице повстречал спускающуюся на вызов кардиологическую бригаду.



- Хочешь, угадаю, где был? С улыбкой спросила Светлана, продолжая шагать вниз, чтобы не оступиться.

- Попытайся, Светик.

- Наверняка «крыло» привёз! Угадала?! – победно произнесла сотрудница и, не дожидаясь ответа, скрылась за дверным проёмом.

- Не угадала, а подслушала, - обидевшись, произнёс я. И чтобы за углом было слышно, громко добавил – А вы по прежнему с «одуванчиков» пыль сдуваете?! - Ах, Светик, Светик. Всё у тебя «крылья», «лапы», «хвосты»… зоопарк какой-то, честное слово.

Ответа не последовало. Бригада удалилась, звучно хлопнув входной дверью. А мой зуб вновь напомнил о своём присутствии.

Простота хуже воровства



Чтобы отвлечься от нарастающей боли и гнусных мыслей, связанных со стоматологией, я открыл лежавшую у телевизора старую газету. На последней странице, которой нашлась рубрика анекдотов.



- Доктор, спасибо вам за новые снотворные свечи.

- Ну, и как результат?

- Отлично, даже палец не успел вытащить!



М-да! Как начал свой новый трудовой год с проктологической тематикой, так только и акцентирую на этом внимание, пронеслось в моей голове.



«Новые ректальные свечи «Бенгальские» Пусть геморрой будет праздником!» - прочёл чуть ниже.



Всё! С меня довольно! Отложив в сторону потрёпанную газету, включил чайник и уже через несколько минут аккуратно, памятуя о больном зубе, маленькими глоточками втягивал терпкую горячую жидкость без сахара.

Не за горами новогодний праздник. Эту новогоднюю ночь придётся провести на смене. Так совпало, что дежурства выдались и мне, и жене, и старшему сыну.

Вот она – издержка работы семьи медиков…

Тут уже не до церемоний. Куда будем девать младшую дочь, до сих пор не ясно. Бабушками мы, к сожалению, не богаты.

Горячий чай медленно, но уверенно проникал в организм, наполняя его домашним теплом. Напряжённость отступала. Перед глазами всплыл мой первый Новый Год на «Скорой», когда вся смена, во главе с диспетчером лихо веселилась и отплясывала у неказистой ёлки. В конце концов, уже под утро мою спецодежду облили водой, а когда я стоял с голым торсом и выжимал излишки влаги из вверенного мне казённого имущества, кто-то сзади подошёл и по всей спине растёр ладонью красную помаду! Я, конечно, отмыл следы бурной ночи, но предательская проявляющаяся косметика сделала своё дело, и по возвращении домой, пришлось держать ответ перед женой…

Когда это было? Пятнадцать, а может двадцать лет тому назад?

Сейчас всё по-иному. Ты повязан по рукам и ногам временными рамками, стандартами, приказами, распоряжениями, инструкциями, камерами наблюдения и системами слежения. Недавно в интернете наткнулся на новый федеральный закон «Об охране здоровья граждан». Преинтереснейшая, я вам скажу, вещь! Увидел пункт, где только мы должны быть вежливы, тактичны, относиться к пациентам уважительно…

И на всех многочисленных страницах мелкого печатного текста нет ни слова о том, что и пациенты должны относиться к нам подобающим образом, по крайней мере, как к лицу, находящемуся при исполнении служебных обязанностей. Взять бы человека, подписавшего этот закон, да прокатить вместе с министром здравоохранения, на правах санитаров, по всем сегодняшним вызовам. Может после этого появился хотя бы подпункт, узаконивающий взаимоуважение! Вот тогда бы поработали!

Говорят, что простота хуже воровства. Пока я возил пьянь и занимался ветеринарией, с моим сотрудником произошло следующее событие. Он выехал на дорожную аварию. Добросовестно и быстро отработал на месте происшествия, загрузил пострадавших и помчал в больницу. Лишь в пути следования понял, что на месте аварии обронил свой сотовый телефон. Не подумайте плохого. Его тут же подобрали и даже не присвоили. Проходившая мимо места трагедии цыганка, увидела дорогую вещицу. Первым делом она открыла телефонную книгу, затем стала набирать все телефонные номера, имеющие прямое отношение к родственникам фельдшера. Мама, отец, жена и друзья в одночасье узнали, что Максим попал в аварию и в тяжёлом состоянии отправлен в реанимацию. После того, как цыганка сочла, что её гражданский долг выполнен полностью, она передала телефон сотрудникам ГИБДД и удалилась по своим, одной ей известным, делам.

Как только Макс сдал пострадавших, он первым делом позвонил с чужого телефона на свой абонентский номер. На звонок сразу ответил, сотрудник полиции и в коротком диалоге они договорились встретиться, чтобы вернуть случайно оброненный телефон законному владельцу.

Вся описанная ситуация, длилась не более тридцати минут. Зато теперь всё оставшееся дежурство Макса проходило в телефонных объяснениях перед родственниками и друзьями, что с ним всё в полном порядке, и что ни в какую больницу он не попадал и что приезжать навещать его ни к чему.

Нервно затушив одной рукой очередную сигарету, фельдшер другой рукой прижимал к уху свою то и дело мелодично позванивающую «пропажу».

- Да! Со мной всё в порядке. Это недоразумение. Дома поговорим. Пока.

Нет. Приезжать не надо. Смену сдам и перезвоню обязательно. – Сказал Макс, отбиваясь от очередного родственника.

- Может после смены по пивку? – теперь уже обращаясь ко мне, выпалил он на одном дыхании.

- Ты же знаешь, что я пиво не пью, - ответил я, - да и потом зуб болит.

- Ну, бывай, привет стоматологу. А я, пожалуй, после пересменки, выпью! – Утвердительно ответил Макс и, закончив короткий диалог, пошагал в свою комнату отдыха.

Сигарета, выброшенная из его рук, описала красивую траекторию и приземлилась не в заданном районе, где располагалась самодельная урна, а чуть левее, чтобы стать очередным поводом утреннего скандала начальства и подчинённых. Впрочем, сегодня воскресенье. Отставить! Скандал переносится на завтра.

Ни богу – ни чёрту





Как только Макс скрылся из виду, из-за поворота вырулила «Газель» с первой бригадой «на борту». Из машины хромая и чертыхаясь, на чём свет стоит, вышла крупногабаритная Леночка, аккуратно придерживая разорванную штанину. Сзади неё, еле сдерживаясь от смеха, с лопнувшей сумкой в руках, следовала Наталья. Не дожидаясь моего вопроса, они хором заголосили:

- Представляешь, куда нас занесло?! Вызвали к истеричной девице в общежитие. Чего они там не поделили с мужчинами, осталось тайной. Но нас вызвали успокоить неугомонную молодую леди.

Проследовав в холл здания, Наталья отправилась ставить сумку на штатное место, а Леночка села на диван и продолжила рассказ, начатый на пороге «Скорой»:

- Так вот, когда мы приехали и, запыхавшись, поднялись на пятый этаж общежития, то мужчины сдерживали виновницу наших бед уже в общем коридоре.

Прямо на наших глазах, обездвиженная прежде в объятиях этих парней, пьяная девушка вырывается из, казалось бы, крепких оков. Одним движением открывает окно и выпрыгивает с пятого этажа! Представляешь, что мы пережили в этот момент?!

Леночка выдержала длительную паузу, хотя это давалось ей с трудом. В это время к нам вернулась Наталья, села рядом с напарницей и начала заполнять карту вызова, то и дело, отвлекаясь от своего занятия, чтобы поправить или рассказать яркие моменты этого вызова. Леночка с новыми силами продолжила повествование, переходя порой на ненормативную лексику, предварительно мною опущенную:

- Она, значит, сиганула в окно, а мы стремглав понеслись с пятого этажа на улицу. И это с моим-то весом и варикозным расширением вен! – уточнила коллега.

- Жива осталась ваша десантница? – спросил я, не дожидаясь конца рассказа.

- Дальше слушай. Это не всё, – с интригой в голосе произнесла рассказчица. – Выбегаем мы из подъезда и направляемся к тому месту, где по нашим расчётам должен был произойти контакт с землёй. Тут нас хватает ступор на некоторое мгновение, так как под окном даже снег не примят!!!

Подавившись от смеха, обе сотрудницы начали сотрясать свои телеса на диване, а из глаз брызнули слёзы. Смех становился громче. Наконец, совладав со своими эмоциями, вытерев слёзы и протерев запотевшие очки они продолжили с того места где увидели непримятый снег.

- Бабы внизу не было! Она чудом, вернее халатом, зацепилась за подоконник и беспомощно повисла на угрожающей высоте. Комичности ситуации добавило то, что кроме халата на ней не было абсолютно ничего. И теперь её голый зад светил в ночи, словно полнолуние наступило.

Приступы накатившего хохота вновь прервали рассказ.

- Только сейчас я заметила, что порвала спецодежду, когда мчалась по крутым лестницам, а ногу неприятно саднило. В следующий миг, находящиеся в общежитие мужики затащили незадачливую самоубийцу обратно внутрь здания. И мы вновь побежали на пятый этаж, то и дело, задевая своим оранжевым чемоданом за выступающие перила. – Сказала Леночка, потирая тем временем ноющую голень.

- Когда достигли цели, может от усталости и нервного перенапряжения, моя Ленуся роняет сумку на бетонный пол и та предательски раскалывается, извергая всё содержимое наружу. И вот тут от моего бригадира досталось всем, и незадачливой самоубийце-десантнице, и её кавалерам, атакующим по ночам женские общежития, и мне, только за то, что рядом оказалась и попала под горячую руку. – Закончила рассказ Наталья.

На карте вызова, которую она сжимала в руках, за это время появилась лишь одна запись в графе «жалобы».

- Серёжа, такие люди ни Богу – ни чёрту не нужны! – подвела итог Леночка и отправилась обрабатывать ссадины на голени и зашивать непослушную штанину.

- Хорошая фраза, запишу в блокнот, пожалуй. - Крикнул ей вслед и пошёл в комнату, чтобы принять горизонтальное положение, или как в нашей смене называется «почитать».

- Да хоть в книгу запиши, писарь ты наш! – донеслось до меня с первого этажа.

Если вы думаете, что сумку после этого списали, то заблуждаетесь. Её скрепили металлическими пластинами и увесистыми болтами. Некоторые фрагменты пластмассы были безвозвратно утеряны. И с той ночи сумка №1 теперь отличалась зияющими пустотами на противоположных углах, источающими неистребимый запах нашатырного спирта и сердечных капель и ещё непонятно чем.

-Ни Богу – ни чёрту! – Повторил я сказанную фразу, забываясь коротким, тревожным сном.



(продолжение следует)

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения