Сказ о трудоустройстве

Доброго времени суток, дорогие коллеги и просто случайные прохожие! Сегодня, я расскажу вам фееричную историю, о том, как нынче проходит трудоустройство в московском здравоохре.. кхм, простите, здравоохранении...
Доброго времени суток, дорогие коллеги и просто случайные прохожие! Сегодня, я расскажу вам фееричную историю, о том, как нынче проходит трудоустройство в московском здравоохре.. кхм, простите, здравоохранении, конечно же! Честно вам признаюсь, история может кому-то показаться абсолютно обыденной и не стоящей выеденного яйца, но этих личностей мы заклеймим позором и положим на них двутавровую железную балку, чтоб их здоровье после всего этого было так же хорошо как и раньше.

В общем, весь этот рассказец писан токмо для развлечения себе подобных мучеников от медицины, но может кто и найдет тут некую полезную для себя информацию.

Да, и еще, поймите меня правильно. Я не собираюсь раскрывать имена и даты. Откровенно говоря, я бы еще и места поменял, но без этого рассказа не получится. Не спрашивайте меня, кто все эти люди, некоторых вы и так узнаете, а тех, кого не узнаете, да и хрен бы с ними. Мне в системе еще работать и работать, а кто его знает, вдруг кто-то из описываемых людей будет это читать, интернет-то у нас сами знаете… Бездонный… Береженого начальство в ж..у не имеет, как говорится.



Началось мое трудоустройство, в общем-то, с начала. Начало состояло в рождении моей персоны в стенах краснознаменного, ордена Ленина, роддома №36 города Москвы. В дальнейшем, моя жизнь не была примечательна ничем особенным, ну кроме разве что клинической смерти в нежном возрасте, пневмонии и последующего ценного подарка судьбы - бронхиальной астмы.

Собственно, в больницах и других учреждениях здравоохранения, я побывал к моменту совершеннолетия столько раз, что меня стали узнавать в лицо. Причем это в равной степени касалось и ведомственных клиник (отец, в свое время работал на дядю президента, в его администрации, так что ведомственных благ  мы с семьей обрели на всю катушку), так и обычных городских больниц. Медсестры в ЦКБ гладили меня по голове и сетовали, что желваки на моей истерзанной жопе, не дают им загнать иглу на нужную глубину. В городских больницах ни на что не сетовали, кололи так, без лишних реверансов. Лежать было противно и там и там. В одном из многочисленных институтов педиатрии дошли до того, что апробировали на мне английский препарат, которым я сегодня лечу свою астму. Естественно, это все было с моего согласия. Что ж я, дурак что-ли, халявную терапию упускать?

В общем, душевные метания, на тему идти в мед или нет, были почти что нивелированы моим предыдущим общением с медициной. Добавили уверенности в себе уроки биологии, в которые начиная с 8-го класса незаметно вплелась анатомия, неожиданно понравившаяся мне до одури. Ну, если честно, не могу не отметить заслуг моей тогдашней учительницы биологии. Наталья Валентиновна, земной Вам поклон! Да, конечно, еще я со страшной силой тащился от буржуйского сериала «ER», в переводе на русский «Скорая помощь». Ну уж когда я за прогулы и раздолбайство вылетел из медицинского лицея и отправился догуливать 11-й класс в другую школу, поступление стало просто делом чести. В итоге я конечно же поступил. Рассказ о том, как это было и сколько это стоило займет слишком много времени. Если будет интересно, потом живоопишу.

Отдав родимой альма матер полных 6 лет своей молодой жизни, из которых 3 было потрачено на распивание пива, (о чем я страшно теперь жалею), я наконец выцарапал из деканата свой диплом, синий как молодой баклажан, и не дающий никаких прав на работу в медицине. Поскольку диплом был синий, бесплатная ординатура мне была противопоказана, вернее не положена. Выход был очевиден. Интернатура на какой-нибудь кафедре сияла мне как клятва пионера. По дурости своей, имея диплом педиатра я поперся интернатурить в специальность «Скорая Медицинская Помощь». Дурость обуславливалась в основном, полным незнанием системы сертифицирования принятой в этой стране. Почему-то во мне жила святая уверенность, что имея диплом педиатра и пройдя интернатуру на кафедре, в названии которой есть слова «неотложная педиатрия», на скорой я смогу занимать должность врача-педиатра. Не, ну логично же, правда? Оказалась, хрена-с два. Всю глубину своего идиотизма я осознал слишком поздно, когда изменить что-то, значило потерять даже не год, а все полтора а то и больше. А ведь мои гениальные планы включали в себя еще и прохождение ординатуры (еще 2 года ухнутые на алтарь медицины, и притом за мои же деньги!). Так что я остался и успешно закончил. Моя интернатура, это моя лебединая песня. Я-то думал, что я первые 3 курса расп…дяйничал и валял дурака по-всякому… Неее люди, там я оказывается учился! А вот в интернатуре… Это была какая-то феерия раздолбайства и нифига-не-деланья. Но про это мы расскажем отдельно и не сейчас. Важно, что только выпустившись из университета и поступив в интернатуру (для чего надо сдавать в деканат трудовую, если кто не в курсе, ага), я в полной мере осознал в какую глубокую и  всепоглощающую жопу меня засунуло родное государство и родной университет. Жопа состояла в полной невозможности устроиться на работу (за эту гадость отвечает государство), а со старой-то я уволился успешно (помним про трудовую, да, товарищи?). Гадость со стороны универа состояла в объеме выплачиваемой мне пенсии по старости, которую по недоразумению называют стипендией. Хотя может это и правильно, пенсия по старости все-таки больше… Платили мне как матросу Фуксу, крайне мало: первые 4 месяца эта сумма равнялась 5600р., затем какая-то добрая и человечная душа в руководстве университета (подозреваю что это был лично ректор) решила, что интернам и ординаторам пора перестать столько жрать, и урезал всем стипендию вдвое. Оставшееся время обучения мое пособие по безработице составляло бешенные деньги, целых 2800р в месяц. Ординаторам было чуть легче, им давали по 3200р. на брата. Видимо за то, что им протирать ж.., простите, учиться ремеслу врача на год дольше интерна. Но мы не жаловались. Во-первых, бессмысленно, ну а во-вторых были и люди которым было хуже. Никогда, слышите, никогда не ходите в аспирантуру во 2-м меде, как бы он в тот момент не назывался. Вам будут три года запрещать работать вообще, и платить за это 1100р/месяц если вы терапевт (в смысле лечите головой) и 1300р/месяц если вы хирург (то есть лечите вы руками преимущественно). В общем я не буду удивлен, если после ядерной войны вместе с тараканами из подпола полезут аспиранты 2-го МОЛГМИ. Причем, это видимо будут аспиранты-терапевты. Хирургам все-таки дают больше, они слишком сытые, чтобы выжить в атомном пекле…

Нет, не думайте пожалуйста, что я супермен. Я не могу прожить на 2800 в месяц. А у меня ведь еще есть семья, которая хочет кушать и желательно каждый день. Пришлось выкручиваться и устраиваться на работу. Причем, в государственной медицине, человеку с дипломом врача места нет до тех пор, покуда у него не будет сертификата специалиста. Почему диплом, где написано «врач-педиатр» или «врач-терапевт» не дает права работать педиатром и терапевтом соответственно, никто не знает. Это вообще большая военная тайна нашего государства. Ответа на сей вопрос не могут дать ни врачи, ни старшие врачи, ни даже главные врачи. Я вам больше скажу. Даже в отделе кадров не знают ответа. «Зачем мне сертификат? Я 6 лет учился на врача-педиатра! Юноша, не травите душу. Нужно вам сказали!».

Ну да это все было бы полбеды. Можно учиться и работать одновременно. Проходили, знаем. Сами с 3-го курса универа впахивали-с. Но нееееет.. Не тут-то было! Человек с высшим образованием не может в нашей стране (по крайней мере в Москве так, не знаю, может в других городах уже поняли что работать все-таки некому, а надо) работать на должности медбрата. Знаете почему? Никогда не угадаете. Потому что….. Барабанная дробь….. У него нет сертификата медбрата!!! Ура! Идиотизм достигает  апогея! И сертификата фельдшера у него тоже нет. Имея высшее образование нельзя работать там, где нужно всего-лишь среднее специальное. Весело, да? Однако, голодным ни я ни моя семья слава богу не остались. Под руку подвернулась коммерческая медицина. Чудное место, где на наличие у человека сертификата смотрели как-то сквозь пальцы. Правда платили так же, сквозь пальцы, но это мелочи жизни. Зарплата была все же больше, чем стипендия. Заведующий кафедрой, у которого я нижайше испрашивал разрешения работать (надо же было пропускать «учебу», работать в будние дни), сначала сделал круглые глаза, и попытался мне запретить этот тактический маневр. Однако, аргумент о голодной смерти все-таки растопил сердце старика. А когда он узнал, куда я иду работать, он вообще замахал руками и сказал фразу, вспоминая которую я до сих пор улыбаюсь. Он сказал: «Что? По специальности? По специальности работай сколько угодно, я-то решил, что ты в палатку торговать собрался».

Итак, проучившись год на врача скорой помощи и получив сертификат специалиста, будь он неладен, я пошел устраиваться на ССиНМП им А.С. Пучкова в качестве врача линейной бригады СМП. К месту моего проживания ближе всего находилось 3 подстанции. Про одну из них, я слышал от знакомых, таких же несчастных мучеников-интернов, что она есть подлинный рай на земле, и на Станции Скорой Помощи в частности. Мол, и заведующий золото, и коллектив шикарный, и вообще. Недолго думая, я пошел туда. Попав в кабинет заведующего я неудобно развалился в кресле, и поинтересовался не испытывает ли случайно подстанция кадрового голода. Выслушав историю моих приключений по части учебы, заведующий видимо понял всю мою подноготную. Поняв подноготную, он немедленно занялся моим просвещением. Для начала он объяснил мне, что я идиот, с чем я немедленно согласился. Поменять педиатрию на скорую помощь добровольно и правда мог только круглый идиот. Впрочем, о причинах, побудивших меня на этот шаг, я уже распинался выше. Далее, было сказано, что подстанция кадрового голода случайно не испытывает. Нарочно тоже. Однако, заведующему известна одна подстанция поблизости, которая прям вот в унитаз готова сама себя смыть, лишь бы заполучить лишнего врача в штат. На предложение немедленно туда позвонить и пообещать им мою кандидатуру, я, быстренько раскинув мозгом, ответил вежливым отказом. Про эту подстанцию я вообще ничего не знал. Мало-ли, почему там нехватка врачей. Может они ими там печку топят. Или сортиры чистят. В общем, я предложил, позвонить на другую подстанцию. 3-ю из находящихся поблизости. На ней я уже бывал, год тому назад, когда пытался фельдшером устроиться. Мне там вроде как понравилось. Ну и она была совсем близко к родительскому дому, это тоже влияло на выбор. Заведующий-просветитель пожал плечами и согласился. Звонок выявил некоторую недостачу врачей и там. Меня готовы были взять. Следующим номером просветитель позвонил в отдел кадров. Этот звонок мне в последствии аукнулся. Кадровики обещали со мной разобраться. Заведующий перекрестил меня и отправил лесом. В смысле в кадры. Нет, мужик он и в самом деле неплохой. Я бы вряд-ли стал проявлять такую трепетную заботу о судьбе первого встречного и абсолютно не нужного мне долбодятла.

Собрав волю в кулак, я отправился на сухаревскую, в центр. Не в центр Москвы, а просто в центр. Центральное здание Станции Скорой и Неотложной Помощи. Именно там находится гнездо, где высиживают яйца начальники и администраторы. Там же находится террариум единомышленников под названием отдел кадров, бухгалтерия, и истинный серпентарий: диспетчерская служба города.

Попасть в эту святая святых оказалось неожиданно тяжело. Охрана на входе была сурова и неподкупна, и в отдел кадров пройти не дала. Почему? Я приехал в неприемный час. Отдел кадров, оказывается, принимал людей исключительно с 10 до 12 часов дня. Чем отдел кадров занимается все остальное время, охрана пояснить не смогла. С тем я и убыл домой, рассчитывая приехать после выходных, к началу приема, то есть часам к 10.

И вот я приехал. Довольный собой, аккурат в 11 часов утра. Страшная рань, для человека привыкшего работать сутками, а все остальное время спать. Но охрана видимо решила что недостаточно надо мной поиздевалась. Мерзко подхихикивая, старший смены сообщил, что время приема изменилось. Теперь отдел кадров работает для нужд населения с 13 до 15. И только по понедельникам, средам и пятницам. Хорошо, я хоть в понедельник приехал. Пришлось 2 часа просиживать простату в предбаннике центра. За 2 часа желающих попасть в кадры набежала приличная куча, которую я обозревал как король, сидя на самом удобном месте предбанника, аккурат между здоровенным фикусом и банкоматом. Наконец пробил час дня, о чем я узнал из висевшего над моей головой телевизора. Быстро собрав жопу в горсть, я рванул в отдел кадров в обход толпы страждущих.

Зайдя в отдел кадров  я нашел там кабинет на котором было русским по дереву написано «отдел кадров». Не буду извиняться за тавтологию. На остальных дверях отдела было написано вообще черти-что. О многом сказала надпись на двери мужского туалета. Надпись гласила: «Закрывайте дверь! Вы не в метро!!!». Дверь натурально была открыта, и оттудова смачно несло мочеполовыми запахами. Так вот, зайдя в «отдел кадров», я с грехом пополам объяснил, что вот вам тут давеча звонили разные заведующие, и вы им обещали со мной разобраться. С радостной улыбкой, не предвещавшей моей жалкой персоне ничего хорошего, меня под локоток повели к НАЧАЛЬНИКУ отдела кадров. Разбираться видимо. Начальник тот, по слухам был редкостный мерзавец и вообще хам трамвайный. В общем беседа предстояла увлекательная.

Зайдя в кабинет к НАЧАЛЬНИКУ я увидел, собственно… Мда… Что мне рассказывали, то и увидел. Вам никогда не приходилось замечать, что регулярное, здоровое хамство, временами рисует на лицах людей своеобразный хабитус? Ну вот как у алкашей нос красный там, звездочки сосудистые на щеках. Вот такое лицо я и увидел. Не в смысле пропитое. В смысле, на меня глядел настоящий, даже классический, трамвайный Хам. Именно так. С большой буквы Ха. Мало того. На этом лице, как казенная печать, отпечаталось еще и наличие очень большой власти. Ну просто очень большой. Лицо НАЧАЛЬНИКА так и лучилось самодовольством и сознанием собственной значимости для кадровой политики Станции Скорой Помощи. В общем передо мной сидел классический руководитель, партийный функционер и старый большевик. Такой, старой закалки знаете ли. Пролетарско-стакановской. Первым вопросом зубра, стал: «Короче! Чего тебе надо?!»

Путаясь в показаниях, как мама преступника Кроликова, я с пятого на десятое объяснил, что на одной подстанции меня брать не желают, потому что у них и так полна коробочка, а вот на другой, заведующий изъявил желание видеть мое ушлое тельце в своей вотчине. Лицо старого кадровика расколола улыбка. Так, наверное, улыбаются каменные скульптуры с острова Пасхи. Голосом не предвещающим ничего хорошего, большое начальство сообщило (дословно цитирую): «мне по хрену, чего ты там хочешь! Я тебя отправлю туда, куда мне надо!». Куда ему было надо, думаю, объяснять нет необходимости. Ладно, объясню. В Капотне очень народу не хватало в тот момент. И в Бутово. Там так весело, что оттуда все сбежали. Кому ж захочется работать на помойке. Вот и мне совершенно не хотелось. Вылетев из кабинета начальника, я тут же судорожно начал думать, как же обойти его величество в его устремлениях засунуть меня поглубже в лужу говна. Эти мысли занимали меня пока я получал бумаги в отделе кадров, пока я ездил в псих и нарко диспансеры (тоже, скажу вам, удовольствие), сдавал анализы, проходил диспансеризацию и так далее… Ответы знакомых, работавших и работающих на станции и знающих этого бодрого распределителя кадров, разнообразием не баловали. Мол, обойти это чудо никак нельзя, повлиять на него тоже никак нельзя и так далее. В общем, проще тебе будет поработать полгодика в капотне или куда там тебя засунут, а потом написать заявление на перевод.

Этакий расклад меня тоже не устроил. Я решил попробовать пойти наудачу. А вдруг официально принятым способом все-таки покатит устроиться куда мне надо? Думая так, я пошел на подстанцию, разговаривать с заведующим. Не запутались еще? Это уже 2-я подстанция и 2-й заведующий. Ну, я у него еще год назад побывал. Тот, который меня взять хотел. Вспомнили? Отлично. Так вот, пришел я, значит на подстанцию. А мне говорят – Заведующий в отпуске, до октября месяца. Без него никого брать не велено. В очередной раз мне обломилось устроиться куда хочется. Ну, остался еще один вариант. Третья подстанция из находящихся поблизости. Та, где готовы сами себя в унитаз смыть. Ну да вы помните, думаю. И я отправился туда.

Там, как оказалось, действительно готовы были смыться в унитаз. Укомплектованность врачебным составом на подстанции, как сообщил мне заведующий, составляла всего 60%. Посему, суровое лицо его, прямо-таки лучилось радостью, от того, что я пришел именно к нему. В общем-то, он бы кого угодно взял к себе, лишь бы у этого кого угодно был надлежащий сертификат и диплом. А когда он узнал что мне тестовый контроль писать не требуется он вообще практически прыгал от счастья! Для тех, кто не в курсе. Тестовый контроль, это такое гениальное изобретение станции скорой помощи. Вернее не самой станции, а администрации станции. Даже гениальнее, чем стандарты лечения. Нет, идея в принципе не плохая. Устраивать приходящим вписываться на работу, этакую проверку на вшивость. А то что-то больно много вшивых. И повторять ее каждые 5 лет, среди тех, кто уже работает. Правда, помимо вопросов, написанных для проверки знаний, действительно необходимых, чтобы выяснить кто тут врач скорой помощи, а кто крыса подзаборная, есть еще другие вопросы. Вот скажите, зачем врачу, да и фельдшеру СМП знать типы изолирующих противогазов? Или типы фильтров для изолирующих противогазов? И это еще не самые идиотские вопросы. Именно на таком барахле все и сыпятся. В итоге что? Тестовый контроль проходят примерно 10% из тех, кто садится его писать. Соответственно, если ты на работу устраиваешься, и не пишешь тест, то тебе укажут на дверь. Что характерно, если ты через 5 лет работы соберешься писать тест, и засыпешься на тех же противогазах, то тебе тоже укажут на дверь. Нам тут на скорой не нужны люди, которые не знают устройство клапана противогаза ИП-3 и сроки годности огнетушителя ОПГ-2. А тех кто тест прошел, отправляют учиться жизни в капотню. Чтобы, значит сразу поняли, что им тут не здесь. И вообще, в армии лучше. Недаром процентов шестьдесят руководства московской «03» бывшие военные врачи. Которые как известно и не военные и не врачи.

Короче, заведующий №3 был несказанно рад, что к нему пришел человек, которому тест писать не надо, представьте себе! Я ж интернатуру заканчивал месяц тому назад. А старое, еще советское положение о молодых специалистах, которые все знают и все умеют, и три года не могут быть уволены, никто почему-то не отменил. Приплясывая и тряся чубом от счастья, заведующий расписался на моем заявлении, и немедленно начал звонить (о господи, опять со мной будут разбираться, подумал я) директору региона. Директор региона на скорой, это заведующий какой-либо подстанцией, широкая душа которого позволяет руководить одновременно всеми подстанциями в данном округе города Москвы. В общем не человек, а бог Шива… Восьмирукий десятиног. Все успевает, все умеет, и все лучше всех знает как всегда. Да, а еще он принимает решения. В частности, будет человек работать, на подстанции в его регионе или нет. Как вы уже наверное догадались, мне надо было подписать свое заявление еще и у него. Заведующий, продолжая приплясывать и трясти чубом, вытолкал меня пинками в направлении берлоги директора региона. За подписью, значить. Коею я через пару часов заполучил на свою бумажку. Директор региона мне не понравился совершенно. Он был здоров размерами, бородат и неприлично молод для своей должности. Однако, профессиональная деформация личности уже дала о себе знать, по этому он на меня с порога наорал. Во избежание. Я сразу почувствовал себя на ковре и в неудобной позе, быстро со всем согласился, получил подпись и свалил.

Далее пошел долгий и муторный процесс сбора бумаг, необходимых для устройства на работу, и прохождения диспансеризации в казенной поликлинике. Как ни странно, наибольшее время, отняла банальная флюорография. Ее неделю везли из лаборатории в поликлинику. Остальное было сделано достаточно быстро. Сертификат о прививках я вообще сделал за спасибо, через своего участкового терапевта. Тетка отличная, давно меня знает, так что для совершения противозакония мне достаточно было просто подмигнуть пару раз.

Собрав в своем портфеле кипу бумаг, я поехал в поликлинику, занимающуюся диспансеризацией сотрудников ССиНМП им. А.С. Пучкова. Кипой бумаг можно было убить. В ней была собрана в общем вся моя жизнь. Практически любой официальный документ или удостоверение навскидку назовите, и можете быть уверены, оно в этой куче было. Кроме того, в куче были еще и медсправки, анализы и тому подобное барахло. Ах да, еще все это было отксерено. Это обязательное условие. Ксерокс был нужен для всего. Абсолютно для всего…

Поликлиника это песня отдельная. Больше всего внимания, заслуживал наверное окулист. Зря я пошел к нему вторым. Его надо было оставить на закуску. Окулистов было двое. Тетка и еще тетка. Причем, если первая была адекватна, и приветлива, то вторая за любое неосторожно сказанное слово, готова была убить. От нервных переживаний с моим правым глазом случился некий коллапс, отчего глаз видеть отказался. То есть предметы-то он различал, а вот читать буковки уже не получалось. Обнаружив, что глаз как-то не того, и ведет себя в общем плохо, я испугался, растерялся, и сказал много неосторожных слов. Примерно через минуту, основным моим занятием, было стереть с лица брызги офтальмологической слюны, и увернуться от летящих в меня новых порций. Наконец у тетки пересохло во рту, и она убыла в другую комнату, светить фонариком в глаз очередному жаждущему работы на скорой. Адекватная офтальмологиня быстренько шлепнула мне печать в обходной лист. В ответ на мой вопрос, заданный свистящим шепотом «а что, у вас всегда так?», мисс адекватность изобразила глазами климакс. До сих пор не знаю, как она это сделала. Опыт видимо. Понимающе хымкнув, я убыл далее по этапу. Впрочем, далее этап не был отмечен ни чем особенным.

Поучив все печати, я собрался ехать в кадры. В этот раз, охрана не стала издеваться, и пустила меня в кадры почти без вопросов. Впрочем, я, наученный уже, приехал вовремя, минута в минуту. Поднявшись на этаж, я сделал глубокий вдох, и прячась за углами (чтобы не засек НАЧАЛЬНИК), окунулся в пучину кадрового голода. Бури кадровой политики швыряли меня из кабинета в кабинет, а особо сильные даже перебрасывали с этажа на этаж. Наконец, мне дали подержаться за трудовой договор, заставили расписаться на каждой его странице, и послали лесом, сказав что договор и направление на подстанцию я смогу получить в конце недели. Когда приеду в приказе расписываться. Двумя этажами выше, мне вынесли мозг бухгалтера. Им надо было оформить на меня зарплатную карточку. Дав мне стопку документов, и инструкцию по заполнению этой макулатуры, они придали мне пинка в направлении замглавврача не знаю-по-какому-поводу. Тот замглавврача, когда-то был главврачем, и по слухам, после понижения его в должности окончательно съехал с катушек. Что, в прочем, не мешает ему и дальше отравлять жизнь сотрудникам своими регулярными деяниями, совершаемыми с рабочего места. На мое счастье, товарищ в этот день даже был на месте, и значит, с подписанием документов проблем бы не возникло. Ну чисто теоретически. Хотя практически их тоже не возникло. Я помнил, что психам в глаза нельзя смотреть, и не смотрел. Видимо по этому проблем и не было.

Отнеся документы в сбербанк по соседству с Центром, я поступил как написано в инструкции. Там было сказано, что получив в сбербанке номер лицевого счета, надо позвонить по телефону бухгалтеру, занимающемуся твоей подстанцией, и сообщить этот самый номер ему или ей. Ну я и позвонил. По номеру. Там было номеров 5 или 7. Я и позвонил по тому, напротив которого был написан номер «моей» подстанции. Оказалось, не туда. Во-первых, сказали мне, вы звоните не туда, вам надо звонить по номеру такому-то! (под этим номером значился бухгалтер психиатрической службы, что меня слегка насторожило) А во-вторых, мы работаем до 5, так что звоните завтра. Да фигня вопрос, позвоним завтра. Вот и пришло завтра. Позвонил. Сказали, что я обалдел. Как можно такие вещи, как личный счет, диктовать по телефону? Только лично и никак иначе! Ну я что-то подобное подозревал, так что даже не очень расстроился. В последствии, при переписывании личного счета, я молча, храня на лице вопросительное выражение, ткнул бухгалтеру в лицо ту самую инструкцию. Видели когда-нибудь, как человек смотрит на ядовитую змею в серпентарии? Вот у нее было точно такое же выражение лица. Я устыдился своей провокаторской жилки, и инструкцию быстренько убрал.

Наконец, пришел светлый день подписи приказа о зачислении в штат. С парадным настроением и новой ручкой (ведь придется много расписываться, ага!), я приехал в отдел кадров. Приказ меня разочаровал. Он был как-то очень похож на список павших в боях за родину. В том смысле, что я в нем был одним из многих, и занимал всего 3 строчки, считая место для росписи. Ну вот, расписавшись в приказе, и получив направление, я поехал на подстанцию, радовать будущих сослуживцев своей мордахой.

Там меня уже ждали. Заведующий, по случаю только что отработанной смены был мрачен и устал, но меня спалил сразу. Так и сказал: «Знаю я Вас. Вы у нас с понедельника работаете». Не дав мне изумиться его осведомленности, заведующий отвел меня к старшему фельдшеру. Там меня тоже ждали. И график сразу сказали, и инструкции по пожаробезопастности и работе с кислородом подписать дали, и экскурсию по подстанции провели. Приятно, черт побери. Дальше началось веселье. Должно же оно было начаться, правда? Начала его сестра-хозяйка. Старая, сгорбленная и плаксивая бабуля, увидав меня, заохала. Оханье предвещало отсутствие в закромах родины формы моего размера. И точно. В закромах на меня нашлась только футболка. Остальное было мне мало на 2 размера. Причем, мало было как-то своеобразно. Фактически не влез я только в штаны. Все остальное на мне застегивалось, а что-то даже и неплохо сидело. Бабуся, чуть не плача, сообщила, что пока она не добудет мне подходящую форму, придется мне работать в халате. На мое предложение выдать мне форму частями, (ну были у меня свои штаны, были. Драные правда.) бабушка побив себя в грудь ответила отказом. Типа, права не имею, и все тут. В общем, работай милок в халатике. Выглядеть идиотом и работать в халатике я не захотел, так что мы пошли к заведующему. Следующие полчаса я наблюдал древнегреческую комедию, в исполнении заведующего и сестры-хозяйки. Друг на друга они ругались как по писанному.  «А что я сделаю? А я что сделаю? Да где их таких здоровых рожают? А у вас точно ничего нет? А жрать меньше надо, тогда все и будет! А может мы у старшего врача временно возьмем? Ну попробуйте, он тоже здоровый что твой шкаф. Нет, у него все дома, на подстанции нет ничего. А что я сделаю? А я что сделаю?!» Все это я привычно пропускал мимо ушей, и тихо ждал в углу, когда им надоест ломать комедию. Наконец, заведующий отослал к вождям коммунизма сестру-хозяйку, и вздыхая сообщил, что старческий маразм и хроническая ишемия головного мозга, рано или поздно догонят каждого. Я вежливо похихикал. Подумав еще чуть-чуть, мы сошлись на том, что я одну смену отработаю в своем старом и драном обмундировании, а потом мне с другой подстанции привезут. Бабуля, в лучших традициях каптера военного времени, выторговала у «соседей» комплект осенней формы на 2 размера больше, чем мне было надо, за смешную цену в 2 комплекта униформы обычного размера. Когда ее наконец привезли, и я ее напялил, бабуся счастливо вздыхая сообщила, что я стал похож на врача. А то ходил как оборвыш. Кстати, шкаф для переодевания старая кляча мне до сих пор не нашла. Так и переодеваюсь в чьем-то шкафу для верхней одежды… Вечером дома, я засыпал с улыбкой и ожиданием нового дела. В понедельник мне предстояло пережить первое суточное дежурство. Пускай и не самостоятельное, пускай и в старой драной форме. Но первое в качестве врача!

На этой веселой ноте, мое трудоустройство можно считать завершенным. Я по-прежнему работаю на описываемой подстанции с описываемыми людьми, и пока не секунды ни пожалел о том, куда устроился. Мой рассказ не надо воспринимать как инструкцию по устройству на станцию, но что-то полезное из него извлечь можно, я так думаю. Удачи Вам) Всегда Ваш, молодой специалист.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения