Один день из жизни села

— Скорая.
— Это звонит дежурный врач спец. Интерната. Примите вызов.
— Что у вас случилось?..
— Скорая.
— Это звонит дежурный врач спец. Интерната. Примите вызов.
— Что у вас случилось?
— Больной 75 лет, вчера выпил спирту , сегодня появилась кровавая рвота.
— Пульс, давление, что делали, - монотонный голос диспетчера выводит меня из оцепенения.
Черт, восемь часов вечера, а такое чувство, словно я неделю безвылазно на работе.
— 20-10, вызов принят, ожидайте,- слышу лаконичный ответ диспетчера.
— Сергей Петрович, вызывает спец. интернат для престарелых. В Тебеняки. У них желудочное кровотечение, 75 лет давление 60 на 20, пульс 130. Делали хлористый, викасол, но-шпу.
— Они там что, совсем с ума посходили?- Быстро набираю высветившийся номер на телефоне.
— Здравствуйте. Саровка, скорая. Я могу услышать дежурного врача?
— Я слушаю.
— Васильев, дежурный фельдшер. Вы делали вызов по поводу, желудочного кровотечения.
— Да. А что? - Голос на другом конце начинает приобретать нервозный оттенок.
— Какое давление у болбьного?
— Я же сказала 60 на 20.
— Подключите систему с Полиглюкином.
— Да вы что! Мы это-то кое как в ввели. И вообще не учите меня как лечить больных.
Быстро приезжайте!- на том конце голос срывается на крик.
Твою мать! В порыве злости швыряю трубку на телефон. Дура деревенская! Мне до неё ехать час с лишним, а она хлористый в вену колит.
Дороги у нас в это время года такие, что только на танке можно проехать в отдаленные деревни. Да ещё лесовозы постарались, вывозя с делян лес на комбинат.
— Петровна кричи водилу, поехали.
— Пятый стопервому. Поменялись! Вызов есть.
— Куда? – Слышится в рацию развязный голос водителя.
Ну кудыкины горы. Твоё какое дело! Приступ злости ещё не прошел. Но постепенно успокаиваюсь, проверяю аппаратуру. Кардиограф, дефибриллятор, «Кокчетав», амбушка.
С этим вроде всё в порядке. Докладываю медикаменты в сумку, краем уха слушая как диспетчер переругивается с водителем.
Вроде всё подъехал. Привычным движением распихиваю всё по салону УАЗика, закрепляю по мере возможности. О президентской программе слышали только по телевизору, да ощутили лишь в прибавке к зарплате, а всё остальное как было так и осталось.
— Куда прем? –нервно спрашивает Санька, а самого потряхивает мелкой дрожью.
— Как погуляли в пятницу? – Я догадываюсь о его состояние. День атомобилиста, праздник как ни как. Хотя сегодня воскресенье.
— Нормально,- отвечает тот. — Так куда?
— В Тебеняк, потом в областную или ЦРБ. Посмотрим по обстоятельствам.
— А че не кнам.
— Наша Санёк больница этого больного не потянет. Да и хирурга нашего в выходной с собаками не найдёшь.
— Ладно с Богом.
— Двинули.
Постепенно накатывает дремота, в голову лезет разная хрень, о больном думать не хочется. Видно будет на месте. Монотонно барабанит дождь по крыше, дотлевает раскуренная сигарета. Вокруг унылый пейзаж посеревшего сибирского леса, смотреть обсалютно не на что, работа одним словом.
— Приехали.- Голос Саньки вырывает меня из забытья.
Виски начинает ломить, сердце бешено сокращается, гоня адреналин по уставшему организму. На пороге встречает врач, женщина лет сорока приятной наружности, со строгим несколько суровым лицом. Идём с водилой за ней в комнату, где проживают постояльцы, те кого «добропорядочные» дети сдали сюда на попечение государства. Изолятора здесь нет, как-то не принято. На кровати лежит дед. Кожа землистого цвета, глаза ввалились.
— Отец, как зовут?
— Степан Игнатьевич, 31 – го года рождения.
Отвечает это хорошо. Наложенный японский тонометр упорно молчит не желая показывать артериальное давление, крепкие у нас старики не чего не скажешь, молодой бы в таком состояние давно бы уже ноги двинул.
— Какое было давление и когда измеряли последний раз?
— 100 на 60, - беззастенчиво врёт врач. — я сама мерила 10 минут назад.
— Санька тащи носилки, в машине будем капать.
Разницы большой по времен нет, что больного спускать, что за реанимационной укладкой идти. Я один, а рук у меня всего две.
Быстро собираю деда, по мере возможности. Чашка, стакан, ложка, бритвенный набор, полис медицинский, тапочки, впору белые, ну да ладно, черт не выдаст свинья не съест.
На пороге появляется Санька. Захватил с собой двух ВОХРавцев, старики пенсию получат наберут сурагата, глядишь кто кому и в морду даст. Вот милиция их и охраняет от себя же самих.
Вены у деда плотные, склерозированые, грех не войти.
— Стопервый пятому.
— Слушаю Сергей Петрович.
— Позвони в областную, узнай возьмут нет больного. Давление не определяется, пульс стосорок, 75 лет, язвенная болезнь желудка, кровотечение.
До областной ближе чем до ЦРБ, километров на пятьдесят, но у врачей там свои правила игры. Дождь не перестаёт зараза. Вся спина вымокла пока тащили деда, до утра не согреешься…
— Пятый, ОКБ принимать отказывается. Говорят без согласования ЦРБ не возмут.
Уроды, до ЦРБ сто тридцать километров, Это как минимум два часа ходу.
— Саша, очень, очень быстро.
Мерно капает дождь, мирно текут растворы. Дед не открывает глаза, но высох, да и пульс получше стал.
Два часа пролетает как двадцать минут, на пороге ЦРБ встречают санитары, и на этом спасибо.
— Хирургам, желудочное кровотечение, давление 80 на сорок.
— А они на операции и выйдут не скоро,- следует лаконичный ответ медсестры приёмного покоя.
Конечно на операции! Как я дуб деревенский мог этого не знать и привёз им тяжелого больного. Конечно меня здесь не ждут! Конечно я приехал не вовремя! Мне что ноги вам всем целовать, чтобы вы у меня больного приняли?
— Подождите, сейчас придет терапевт Светлана Петровна, с ней и поговорите.
Сейчас у Светланы Петровны, это в лучшем случае минут десять. Вот и на этот раз она оказалась верна своему принципу, пришла через каких-нибудь 12 минут.
— Что у Вас?- спрашивает она томным голосом
Я как попка повторяю: пульс, давление возраст, кровотечение.
— А у нас эндоскопист в отпуске, визите в ОКБ. Шурочка дай мне телефон, я позвоню договорюсь, что бы у Вас взяли больного.
— Алло? Мне дежурного хирурга. Это врач из ЦРБ. А кто дежурит? Скворцов Иван Сергеевич? Спасибо.
— Ваня здравствуй. Это Света Зинченко. Слушай Ваня мне тут кровотечение привезли, 76 лет, а эндоскопист в отпуске. Возьми пожалуйста. От куда привезли? Из Тебеняка, да с интерната. Давление 110 на 70. « Зараза ты же его даже не мерила» . Возьмешь? Спасибо Вань. Я твой должник.
— Давайте сопроводиловку, я отпишу больного.
Мерно барабанит дождь по крыше УАЗа, мирно текут растворы в склерозированые вены. Стук, стук, кап, кап, стук…
Деду повезло его спасли. Инсульты, инфаркты, комы, ушибы мозга сколько их осталось на этой этапной госпитализации, а сколько их ещё будет? Стук, стук, кап кап…..

P.S Все сабытия реальные, имена и названя деревень изменены из этических соображений

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения