Благословенный вызов

Все кто считает что скорая романтика и вечные гонки со смертью, сильно заблуждается. Это бумажная рутина, постоянная ругань в стационарах с врачами приёмных отделений, нехватка препаратов, отсутствие нормальных...
Все кто считает что скорая романтика и вечные гонки со смертью, сильно заблуждается. Это бумажная рутина, постоянная ругань в стационарах с врачами приёмных отделений, нехватка препаратов, отсутствие нормальных условий труда, раздражённость и нервозность.

Кто-то думает, что скорая помощь не должна спать ночью, а обязана сидеть и ждать вызова и мчаться на него с мигалками и сиреной по первому зову. По началу так и есть, чуть позднее понимаешь, что ты сам тоже не железный, да и действительно «скоропомощных» вызовов процентов 5 из всей массы. А так, вызывает мама на то, что её ребёнок икнул во сне и бригада приезжая в 3 ночи будит ребёнка, осматривает, говорит маме, что всё в порядке, а утром сообщают что пришла жалоба на эту бригаду из-за того, что мама не может успокоить ребёнка разбуженного скорой. Или бабушки, которые страдают бессонницей и вызывают помереть давление, снять ЭКГ, и просто пообщаться.

Первый час ночи… На подстанции тихо, кто-то спит, кто-то решился на лёгкий ночной перекус, а в соседней комнате слышен звук шлёпающих по столу карт. Только что, приехав с вызова, мечтаешь лишь о, хоть и коротком, но всё же, сне. И понимаешь что пока рано, сначала дописать карту вызова, полнить ящик, дойти до старшего врача, выслушать её ор, снова дописать карту и уже тогда лечь вздремнуть.

Эта ночь похожа на все предыдущие:  давление из-за того что бабушки не хотят покупать таблетки в аптеке (у скорой бесплатно и вкуснее), пьяные на улице, у которых «плохо с сердцем», молодёжь с температурой просящая больничный, а узнав что мы не даём их делает круглые глаза и говорит что мы же одна служба с поликлиникой или того хуже начинает ругаться и распускать руки. Приехав от очередного деда с ранкой на пальце, который порезался, когда резал хлеб и вызвал бригаду, чтобы его перевязали, проклиная всё на свете, сдаю карту, зайдя в комнату, допиваю уже остывший чай одним глотком и заваливаюсь спать. Хотя сном это сложно назвать, скорее полудрёма.

-Полсотни шесть… -ожил селектор и объявил номер моей бригады.

-Мать вашу, какого хрена им надо опять?- вставая и глядя на часы произношу я, на часах 3:11

Подхожу к диспетчерской, смотрю повод: «человеку плохо». Матерясь спускаюсь в машину, один из самых паршивых поводов, под этим «плохо» скрывается всё: от занозы в пальце, до клинической смерти, водитель уже завёл и греет мотор.

-Куда?

-Беретенская 12, частный дом

-Опять искать, что за люди…

Водителя понять можно, Беретенская это частный сектор, дома в нём расположены в хаотичном порядке и чтобы найти нужный, приходится кружить, иногда по часу.

Внимательно осмотрев карту вызова, вижу, что кроме адреса и повода нет никаких данных, в надежде, что это очередной «ложняк» забываешься коротким сном…

-Приехали - голос водителя вытаскивает тебя из объятий Морфея

Беру кардиограф, ящик и плетусь к дому. Свет везде выключен – все в доме спят…  Подойдя к калитке слышу: проснулась собака и залилась громким лаем.

В доме загорается свет, выходит мужчина лет 40

-Кто тут шляется?

-Скорую вызывали?

-Нет.

-Беретенская 12?

-Да.

-Точно не вызывали?

-Да точно, я один живу…

-Тогда извините за беспокойство, кто-то пошутил…

-Да ладно доктор, бывает…

Возвращаюсь к машине, загрузив всё в салон, беру рацию…

-ДОКТОР…

Оборачиваюсь на крик, ко мне бежит женщина в домашнем халате и растрёпанными волосами.

-Доктор это я вызывала

-А почему адрес не тот сказали?

-Да понимаете…-замялась она.

-Ладно, это потом, что случилось?

-Там… Муж… Плохо… Побледнел…

Вашу мать… Ругаясь про себя хватаю ящик и кардиограф.

-Куда идти?

-Сюда доктор

Ведёт по какой-то тропинке, подходим к дому. Он мне показался странным, но, сколько домов и сколько странностей вообще в жизни, по этому не зацикливая своё внимание на этом захожу в дом.

На кровати лежит мужчина лет 50-55 бледный как мел, пытается что-то мне сказать… Не до этого.

Меряю давление 50/10… Вашу мать… Мозг ещё только начинает соображать, а руки уже всё делают: катетер… система… физраствор… Уже не капаю, лью, и не просто лью, а в две вены…

Теперь пора и реанимацию вызвать. Засунув руку в карман, понимаю что оставил телефон на подстанции.

-Дайте ваш телефон пожалуйста – обращаюсь к жене

-Доктор, а у нас нет

-А у мужа?

-Тоже

Ладно, сейчас немного подниму давление и до машины схожу, по рации вызову.

-Так, а пока давайте запишем данные вашего мужа… Фамилия, имя, отчество…

-Тетров Аркадий Валерьевич.

-Полных лет…

-56…

-Где постоянно проживает?

-Здесь… Беретенская 16…

-Работает?

-Да, городская станция скорой медицинской помощи…

В мыслях тут же проскакивает: СВОЙ…

-Кем?

-Врач, кардиолог

Один флакон физа кончился. Меряю давление 80/40… Слава Богу…

Подключаю третий флакон, начинаю опрос…

-Что с вами случилось?

-Да толком понять не могу…  Спал, вдруг проснулся от сильного жара, удушье какое-то непонятное, будто дышишь дымом… Жена проснулась, закричала…

-А такое раньше бывало?

-Нет, правда, однажды я такое ощущал когда попал на пожар, дак вот ощущения были точь в точь…

-А как у вас с давлением?

-Да как и у всех в моём возрасте, гипертоник я.

Между делом распутываю кардиограф, накладываю электроды…

-Лежим, не двигаемся и не разговариваем

Раздаётся мерное жужжание кардиографа, смотрю на плёнку: гипертрофия левого желудочка, рубец от давнишнего инфаркта и более ничего…

-Чем болели? Да и что вас спрашиваю, сами же всю процедуру знаете…

-Инфаркт был 5 лет назад, а более ничего серьёзного.

-С чем-то своё состояние связать можете?

-Нет.

Проверил сатурацию – 94, почти норма, да и пульсоксиметры часто врут, температура 36.5, померил сахар – 5.5.

-Что вчера делали?

-Да ничего такого, с суток пришёл, поспал, дела сделал, да и спать лёг.

-Диурез? Стул?

-Нормально, сам не понимаю с чего это

-А рвоты с кровью не было?

-Да что вы, да и сам уже давно не зелёный, было бы что-то дак и бригаду бы вызвал.

-А вы что скажете? - поворачиваюсь к жене – Как всё произошло? С чего началось? Кто «скорую» вызвал?

-Да проснулась из-за него, захрипел во сне, побледнел, я бегом к соседям, вас вызвала…

-Ясно.

Убираю второй флакон, меряюсь 90/60, облегчённо вздыхаю, слава Богу…

-Так, я сейчас до машины, по рации спецов вызову, а вы за ним следите.

-Не надо – заговорил больной - сам справлюсь…

-Как это не надо? Очень даже надо, просто раньше вызвать не мог, телефон на подстанции забыл…

-Не надо, я и отказ подпишу, и всё нормально будет, возвращайтесь на подстанцию и ложитесь спать, вам и так ещё карточку писать, вот и третий флакон кончился.

-Но вы же сами понимаете что я ОБЯЗАН…

-Никому ты не обязан, это мы тебе обязаны что работаешь в 03, зная что денег в медицине нет, пошёл именно в эту профессию, да и ещё и на скорую, так что давай карточку, убирай катетеры и едь с миром. Если возникнут проблемы позвони старшему с центра, она прикроет, да и я замолвлю за тебя слово… Какой номер бригады?

-56, но…

-Никаких но. Так 56, ну что ж ясно, давай карточку…

Протянул карту, он расписался в трёх местах

-Всё, спасибо, вы хороший фельдшер, спасибо, не работайте много.

-Вы не болейте, но если что сразу звоните, номер знаете.

-Хорошо.

Собрал всё свои вещи, попрощался и пошёл в машину. Машина оказалась закрыта, водитель спит. Стукнул в дверь, щёлкнул замок, загрузились…

Отзваниваюсь.

-56, мы свободны

-Домой 56, 5:24

По дороге дописал карточку, диагноз только не выставил, решил утром со старшим врачом посоветоваться.

На подстанции так же тихо. Диспетчер дремлет на кушетке, тихо подошёл к компьютеру поставил приезд и отправился в комнату спать.

- Просыпайся. И иди в журнале наркоты распишись. Надеюсь ничего не тратил?

Это пришла Эля, она меняет меня. Хорошая девушка, правда иногда вспыльчивая.

-Ты в одного?

-Неа, сказали, что с санитаром.

-Ну и хорошо, хоть будет кому ящик таскать.

-Ты машину помыл?

-Нет ещё…

-Ну и забей, сегодня всё равно у нас мойка, так что иди в журналах расписывайся и вали домой спать.

В кабинете старшего врача не протолкнуться: передают наркоту, передают дефициты, расписываются за приход и уход, дописывают карточки те, кто не сделал это вечером.

Я расписался за всё, и стал ждать когда старшая разберётся с очередной карточкой.

-Анастасия Павловна подскажите какой диагноз выставить – протянул я карточку старшему врачу – тут ситуация вообще непонятная, мужчина 56 лет жалобы на жар и удушье, на момент осмотра давление 50/10… Да и кстати он кардиолог с центра…

Она смотрит на фамилию и меняется в лице.

-Знаешь с таким не шутят – тон стал строгим.

-В смысле? Я нихрена не понимаю…

-Не понимаешь? Я же сказала что с ЭТИМ не шутят!!!

-Да с чем? Да он не дал мне вызвать спецов, сказал что сам справится…

-Ты что? Действительно ничего не знаешь? Этот врач погиб год назад, его дом сожгли кавказцы, за то что он не поставил им наркоту. Жена спаслась и вызвала от соседей пожарных и скорую, а сам он погиб, задохнулся от дыма. Его тело нашли в кровати, сильно обгоревшее.

-Я ничего не понимаю, был вызов, был номер, было лечение, расход препаратов, росписи же есть в карточке, ЕГО росписи…

-Вот это и странно, росписи стоят и я знаю что они принадлежат ему, и адрес тоже его, но там только сгоревшие остатки дома.

Наступило молчание, мы оба не понимали ничего…

-Ладно, иди домой и выспись…

Задумчивый я пошёл в раздевалку, в голове была куча мыслей и нихрена непонятно, начал переодеваться. Тут ко мне подошёл фельдшер Игорь работающий уже давно.

-Съезди на центр, спроси там Иларова.

-А что с ним?

-Приедешь. Узнаешь. Он завтра работает сутки.

Переодевшись и собравшись, я пошёл домой. Я не понимал ровным счётом ничего, приняв душ и поев, я лёг поспать. Потом сделал свои дела, и снова завалился спать, уже до утра.

Выспавшись, я собрался и пошёл на центральную подстанцию. Можно конечно было и доехать, но я хотел прогуляться.

На подстанции я спросил Иларова, он оказался на обеде.

На кухне был всего один человек, ел тушёнку из банки из банки и запивал чаем.

-Ты от Игоря?

Я кивнул.

-Проходи, садись, чай будешь?

-Давай.

Он налил мне чаю, я отпил обжигающего напитка, по телу сразу пробежало тепло, появилось какое-то умиротворение. Мысли стали куда-то убегать, оставалась лишь ясность настоящего…

-Ездил на Беретенскую 16?

От голоса Игоря я вздрогнул.

-Ага.

-Видел Аркадия? Рассказывай как всё было.

Быстренько всё рассказав я закончил свой рассказ фразой:

-Игорь сказал что ты сможешь мне чем-то помочь.

-Помочь врят ли. Но, ты сказал что спас его.

-Ну вроде того

-До тебя в течении последнего года туда ездило 3 фельдшера, все ночью и все работающие в одного. Двое спасли его, а вот у третьего он умер и что самое странное, что у того парня что не смог ему помочь работа с того дня не заладилась: каждую смену смерти, жалобы от пациентов, самые паршивые повода.

Мысли в голове походили на рой пчёл, я не понимал ничего, что это значит, зачем он мне рассказал это?

-А теперь запомни,- голос Иларова вернул меня обратно – то что ты видел и то что ты делал, всё это был не сон, скорее это было видение, а если быть более точным, то БЛАГОСЛОВЕНИЕ на работу. Тебе сказали что ты сможешь справиться с любой ситуацией в одного, но от помощи никогда не отказывайся. Именно так работал Аркадий Валерьевич…

В этот вечер я сходил до того дома, я вспомнил что мне показалось странным, ночью я видел обгоревший второй этаж. На камне около калитки было выгравировано: «Ты помогал всем, кому мог, но себе помочь себе у тебя не получилось…» Положив около гравировки цветы, я увидел на калитке 2 одинаковых, написанных мелом слова: спасибо. Там же по калиткой я нашёл и мелок, и так же написал: спасибо.



С того дня прошло уже несколько месяцев, но на что бы я не попадал со всем удавалось справиться самому, спецы ко мне приезжали конечно, но только после передачи телеметрии.

И каждый раз сдавая сложного пациента я вспоминаю тот «вызов», и каждый раз в голове всплывают те 3 написанных мелом спасибо.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения