Валькирия

Валькирия
Встреча обычного провинциального мента с настоящей женщиной из "Скорой помощи". Обработано литературно.

Рассказ мента

Центральная улица называлась, как это и принято в малых населенных пунктах бывшего СССР, Советской. Ну если не Советская, так Ленина, верно? Или Карла Маркса. Вариантов немного. Когда-то это было большое село на трассе, богатое, должно быть. Теперь многие дома угрюмо смотрели на дорогу заколоченными окнами. Молодежь уехала в город, а старики потихоньку вымерли. Часть крестьянских изб еще жила, теплилась печным дымом. Несколько современных, постройки 70-х, кирпичных трехэтажек тоже проявляли признаки разумной жизни – висели на окнах веревки с бельем… В начале улицы стоял, покосившись, павильончик полузаброшенной автобусной станции. Обычное село в российской глубинке. Осенью здесь каждый второй торгует на трассе грибами, ягодами (клюква и брусника), выращенной на огороде картошкой. Тем и живут.

Мы тогда тащили груз из Самары. Мы – это наряд вневедомственной охраны. В то время все грузы на трассе кто-то охранял. Кого-то «тянули» бойцы ЧОПов, кого-то сопровождали бандиты, кто-то просто сажал в машины бичей с дубинками, надеясь на чудо. А кто-то заказывал сопровождение ОВО. Кого не охранял никто… ну было такое, что возвращались целыми и невредимыми. А ведь было и другое. На той трассе собрали свою мрачную жатву (около 20 доказанных трупов) беспредельщики братья Ронжины. Старший все еще отбывает свой пожизненный, и, надеюсь, никогда не выйдет на свободу…

Вот именно на лавке у автостанции и заметил старший наряда НЕЛАДНОЕ. Тормознул конвой, вызвал по рации водителя первого грузовика… На скамейке под навесом лежал матерчатый сверток, который пытался шевелиться самостоятельно. Наша милицейская «девятка» стала поперек трассы, я пошел с автоматом вперед на охрану, а старший побежал к павильону. Вскоре я услышал, как он в голос матерится и зовет меня. Подбежал. У павильона уже стояли водители и экспедиторы из конвоя. Ребенок. Возраст… наверное, только что рожденный, максимум, несколько дней. Завернутый в какое-то жуткое рваное клетчатое одеяло. Он даже не ревел, он тяжело всхлипывал. От этого звука у меня по коже пошли мурашки размером с таракана. Матери ребенка вблизи не наблюдалось. Я пробежался туда и сюда: никого. Даже в канаву придорожную зачем-то заглянул: вдруг чего? Никого.

Старший наряда ОВО пинками в дверь заставил диспетчершу автостанции открыть. Срочно по телефону связались с ближним райцентром, вызвали РОВД. (Тогда еще полицию называли по недосмотру милицией) К нам по трассе должна была выехать местная «скорая». В ожидании мы закутали малыша в милицейский бушлат, а что делать дальше – не знали. То есть, у некоторых уже свои дети были, но ведь шок… Один экспедитор вообще предложил уехать от греха, потому что груз… да и вообще. Я растерялся. Старшой одной короткой фразой заткнул ему рот.

ТАК долго я еще никогда ничего не ждал. Мне хотелось, чтобы хоть кто-то пришел и снял эту ношу… забрал ЭТО у нас. Иногда бывает, что приходится находиться рядом с мертвыми и умирающими взрослыми, но ведь это совсем другое дело! Тут ребенок погибает! Прошли часы…месяцы… годы прошли, когда на дороге показался УАЗ-буханка с фонарем-крестом на крыше. Без всяких спецэффектов вроде «мигалок». Фургон развернулся, дверь открылась и…

Это надо было видеть. Я не буду пробовать описать ее словами. ЖЕНЩИНА… Именно что женщина с крупной буквы Ж. Валькирии Вагнера – так они бы у нее были в прислуге. Мощная, крупная, сильная, физически здоровая деревенская ЖЕНЩИНА. С – простите – вот такой вот грудью великанского размера. С сияющим лицом. Мне – могло показаться, что она СИЯЛА. Только отчего старший наряда потом нервно вздрагивал при одном упоминании этой женщины в белом халате поверх выцветшей синтепоновой куртки?

- НУ ЧТО У НАС ТУТ? ГДЕ ПОСТРАДАВШИЙ? – и голос у нее тоже был вагнеровский. До дрожи.

А дальше… Дальше было стремительное действо. Ребенка она моментально распаковала, чуть брезгливо откинув в сторону мой бушлат. Уложив дитя на скамейку, она бережно обтерла его тело ватой, а потом подсунула под него какие-то куски ткани и ловко замотала его в некий кокон. Пацан даже всхлипывать перестал. Удивился, наверное. Прямо ощущалось, что у нее такие вот уже были. Не один. Да если бы она трех, например, родила и выкормила, я б не сомневался. МАТЬ! Перепеленав ребенка, она заскочила с ним в УАЗ и унеслась прочь. Вслед робкому «А с ним что будет…» старшего наряда донеслось: «Не ссы, прапор, не обидим». И только. Валькирия, ага. ЖЕНЩИНА, я же говорю.

Груз? А что груз… дотащили домой без всяких происшествий. Потом еще раз пять доводилось по той трассе ходить. И хотелось встретиться с той женщиной из «скорой помощи». И страшно было. Потому что ты ей – не ровня!

(с)без права перепечатки для Фельдшер.РУ


Комментарии

Это нравится:1Да/0Нет
markmayorov
Отлично написано! Наглядный пример для некоторых, "пишущих" здесь...Словам - тесно, мыслям - просторно, как говорил кто-то из великих.
Имя Цитировать
Это нравится:2Да/0Нет
DrGimly
Супер!
Образец лаконичности и литературной завершенности. Браво и БИС!!!
Имя Цитировать
Это нравится:1Да/0Нет
Dr.Guevara
Просто отлично! Видно, что от души! И видна эта деревенская фельдшерица, которая "коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт", и видно, что даже в полиции иногда встречаются адекватные люди, да ещё и с неким литературным даром!
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения