Старый фельдшер

Старый фельдшер
Рассказ на ювелирный конкурс от Артема Нохрина, ОСМП МСЧ-32 г. Заречный Свердловской области.

Старый фельдшер “Скорой помощи» дядя Коля сидел на крыльце покосившейся от времени бревенчатой избушки и задумчиво наблюдал, как кобыла Машка хрупает овсом. Чуть поодаль стоял потертый, но еще вполне крепкий фургон, по бокам которого красной краской, местами облупившейся, были выведены буквы «Скорая помощь».


Летний день клонился к вечеру, а дядю Колю клонило в сон. В очередной раз клюнув носом, дядя Коля вздохнул, решительно встал и пошел к деревянной лесенке, ведущей на чердак избушки. Там была голубятня.


Привычно оглядев клетки с голубями (немного – всего полтора десятка) и удостоверившись, что корм и вода в каждой присутствуют, Николай Иваныч, кряхтя, спустился с чердака и направился в небольшой бревенчатый сарайчик, который гордо именовался «аптекой».


В невысоком помещении с белеными бревенчатыми стенами крепко пахло травами. Часть сушилась вениками под потолком, часть мелко порезанная – на газетах, разложенных по обоим стола, подоконнику и всем полкам. Смяв пальцами пару листов и не ощутив характерной ломкости, дядя Коля постановил листьям крапивы сушиться еще пару дней. А вот лепестки ромашки его полностью удовлетворили и следующие полтора часа были проведены за развеской и фасовкой готового продукта по маленьким матерчатым мешочкам.


К тому времени, как был завязан и надписан последний мешочек, из лесу вернулся Васька – Иванычев воспитанник, тощее, белобрысое существо 11 годов от роду. Вернулся с полным бидончиком земляники и свежей царапиной на носу.


- А ну брысь носопырку обрабатывать, обалдуй окаянный, - привычно заворчал Николай Иванович. Васька хмыкнул и ускакал в кладовку, где стоял самогонный аппарат и хранились запасы неочищенного 70% самогона – вещи дурнопахнущей, но прекрасно прижигающей мелкие царапины и обеззараживающей руки. Ткнув смоченной ваткой и сморщившись – защипало – Васька выскочил из кладовки и понесся докладывать дяде Коле последние деревенские новости.


Спустя час дядя Коля успел накормить воспитанника, пообедать сам, выпить чаю и узнать, что у тетки Насти окотилась кошка, у Сергея Юрьевича сдохла собака, Федька-алкаш опять заснул пьяный в канаве, а Анютку Светлову этой осенью повезут в город учиться.


Выслушав все новости, дядя Коля отправил мальца дежурить на голубятню, куда пацаненок и унесся, прихватив с собой бутыль морса, пригоршню стручков гороха и книжку «Торакальная хирургия» (Васька всерьез мечтал стать хирургом). Сам же Николай Иванович направился в небольшую комнатку с табличкой «Фельдшерская» с твердым намерением – вздремнуть пару часов.


Но подремать ему не дали. Не успел дядя Коля размотать вторую портянку, как в дверь затарабанил Васька и сообщил, что тетка Настасья из Кондратовки прислала голубя – сосед у нее ногу пилой порезал.
Вздохнув, старый фельдшер начал обуваться. Закон подлости – единственный закон, действующий на всей территории России и стран СНГ. Действует ли он за границей, дядя Коля не знал, но был уверен, что и там не все гладко.


Обувшись, он вышел и велел Ваське грузить ящик и хирургическую укладку, а сам отправился запрягать Машку, попутно думая, брать или не брать мальца с собой. Решил все-таки взять – надо ж порадовать парня. Скомандовав тому – собираться, дядя Коля запряг кобылу и залез в фургон – ехать в Кондратовку больше часа, так что подремать он успеет. И в очередной раз порадовавшись тому, что фургон на рессорах, а шины – дутики, Николай Иваныч устроился на брезентовых армейских носилках и погрузился в крепкий здоровый сон.

Проснувшись, дядя Коля еще пару минут лежал, тупо глядя на брезентовый верх фургона, после чего, вздохнув, вылез на облучок. Внутренний будильник его не подвел – впереди из-за поворота показались первые избы Кондратовки. Забрав у Васьки вожжи (мал еще, всех адресов не знает), Николай Иванович уверенно направил лошадь ко второму дому по правой стороне.


Их ждали. Стоило кобыле, всхрапнув, остановиться, как из ворот вышла невысокая темноволосая женщина в простом сарафане.
- Здравы будьте, Николай Иванович – приветствовала она фельдшера
- И тебе не хворать, Настасья – отвечал дядя Коля, выбираясь из фургона, - рассказывай, чего у вас стряслось?
- Да мужик мой ногу пилой разрезал, я ему замотала, да и за Вами послала – уж больно рана глубокая.
- Ну веди, коли так, посмотрим – велел дядя Коля, по опыту знавший, что у страха глаза велики, да ничего не видят – люди непривычные размер любой видимой раны преувеличивают раза в два – не меньше.
И, подхватив терапевтический ящик, двинулся вслед за теткой Настасьей. По пятам за ним следовал гордый Васька, тащивший хирургическую сумку.

На кровати в полутемной комнате сидел мужик, лет тридцати на вид. Правая нога его была замотана кухонным полотенцем, пропитавшимся кровью. Натянув перчатки (дефицит, но заразы всякой не оберешься), фельдшер развязал узел и обнажил левую голень, на внутренней стороне которой зияла рваная рана длиною порядка десяти-двенадцати сантиметров из которой вяло сочилась кровь. Оглядев пострадавшую конечность и достав из кармана резиновый жгут, дядя Коля наложил его на ладонь ниже раны – кровотечение сразу уменьшилось. Скомандовав помощнику – «Обрабатывать и шить» - Николай Иванович стал промывать рану кипяченой водой, возимой с собой в бутыли как раз на такой случай. Вымыв кровяные сгустки, фельдшер выбрал из развернутого хирургического набора пинцет и ножницы и, подержав их над разожженной расторопным Василием спиртовкой, принялся иссекать омертвевшие обрывки кожи по краям раны. Пострадавший молчал, только тихо шипел сквозь зубы.
Закончив, дядя Коля отложил в сторону ножницы с пинцетом и, обмыв руки спиртом, взял пинцет и иглодержатель, которым и подхватил иглу. Подержав инструмент над огнем, выудил из протянутого Васькой пузырька со спиртом шелковую нить, вдернул в иглу и, дождавшись, когда Васька мазнет по краям раны спиртовой салфеткой, начал шить.


Дело было привычное, таких рук-ног Николай Иванович в свое время заштопал немерено, так что управился быстро, оставил несколько дренажей, нарезанных из порвавшихся перчаток, а последнюю пару швов доверил Ваське – надо ж тебе учиться.


Обработав края раны спиртом еще раз и наложив тугую повязку, дядя Коля снял жгут и, велев дважды в день перевязывать рану прокипяченной и проглаженной холстиной, прошел вслед за хозяйкой в кухню, где из терапевтического ящика на свет были извлечены матерчатые мешочки с пастушьей сумкой и зверобоем, сопровождая это наставлениями «это – заваривать и пить», «это – заварить, остудить и перед перевязкой промывать». Закончив лекцию, Николай Иванович вернулся в комнату, и, убедившись, что Василий все собрал и упаковал, скомандовал погрузку.


Забросив в фургон сумку и ящик, дядя Коля вытянулся на носилках – обратная дорога хоть и короче, если верить пословице, но меньше часа точно не займет.



Комментарии

Это нравится:0Да/0Нет
Sinaps
Что это?
Имя Цитировать
Это нравится:1Да/1Нет
doctorgreen
Фантазии на тему сельской медицины в результате оптимизации. Вызов голубиной почтой улыбнул.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
markmayorov
достав из кармана резиновый жгут, дядя Коля наложил его на ладонь ниже раны – кровотечение сразу уменьшилось.---------------------НИЖЕ раны???? Или я чего-то не понял?
омертвевшие обрывки кожи по краям раны---------------И когда они успели омертветь?
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
revenant
Видимо в Свердловской области жгут накладывают ниже раны. :D Хорошо,что сняли потом.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
vladoctor1
Да да ладно вам, уже достаточно критики..Человек пробует писать нужно наоборот поддержать.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
wera772
Ну напали на человека ! Ну обшибся маленько . Зато слог у него не плохой и вид с косогора на фотке обалденный . Оцените , отроки :D
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/1Нет
LORD OF RINGS
Видимо кровотечение венозное, вот и ниже раны!
Имя Цитировать
Это нравится:2Да/0Нет
Dr.Guevara
"Если можешь не писать - не пиши!" (С)
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
лир-ик
:) Ну отчего НЕ ПИСАТЬ ?! Тем более, что явно чувствуешь в себе "ЛЬВА ТОЛСТОГО". А всё это суета мирская...какие-то раны...жгуты...Автор столь содержательного рассказа, сосредоточился на главном - видеть мир во-круг себя "ширее", там овсом хрупает лошадка, пахнет сеном, телега, под телегой семь девчат...50 оттёнков только серого!!! Сидит старый фельдшер, видимо курит...И ничто вокруг, и всё в нём...А ну его эти раны и жгуты, приказы и стандарты, к чему Всё ?! Зачем, если всё равно телега...
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
Sinaps
[SIZE=3]Я вспомнил, где подобное читал!!!![/SIZE]
[SIZE=3]«Инда взопрели озимые, рассупонилось красно солнышко, расталдыкнуло лучи свои по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился».[/SIZE]
[SIZE=3]Золотой теленок (Илья Ильф и Евгений Петров) [/SIZE]
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
Dr.Guevara
Вот я и говорю: типично графоманский стиль!
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения