Диспансеризация

Д И С П А Н С Е Р И З А Ц И Я

   -Так! Завтра диспансеризация! – Начальство сурово сдвинуло брови, и обвело взглядом присутствующих, - Никаких отговорок! – и, для пущей убедительности,  подняло вверх указательный палец. Чтобы и в мыслях ни у кого не появилось отвертеться.

- Чего это? – разочаровано сказал дерматолог. Завтра была суббота и у него явно были на неё свои виды.

- Правильно! Давно пора! – с показным энтузиазмом возгласил  подхалим-рентгенолог, - давно пора, а то всё мы их, а нас никто и никак… 

Собравшиеся расхохотались. Рентгенолог обвел собрание непонимающим взглядом, потом до него тоже дошла двусмысленность сентенции и он смущенно закашлялся.

- Тихо! Прекратить балаган!  Это не для галочки, как прошлая, государство всерьёз озабочено состоянием здоровья врачебного контингента нашей страны, выделило средства… Ну, и всё такое прочее. Производство у нас вредное, есть острая необходимость в обследовании и своевременном принятии мер. В случае чего. – Начальство снова повертело в воздухе пальцем и поднялось, давая этим понять, что вопрос исчерпан. Роль начальства сегодня исполнял наш хирург – мужик в общем-то неплохой, и роль гонца принесшего дурные вести его явно тяготила. Мы потянулись к выходу, по пути обмениваясь соображениями, как и кто мог бы нас…, и что же это за такое «прочее» выделило наше заботливое государство…

    В назначенное время  я прибыл в пункт сбора – регистратуру нашей районной поликлиники. Да, давно я здесь не был! Ремонт сделан шикарный –  мрамор,  стеновые панели, паркет – и вопрос, откуда у здешнего главврача новая машина и очередная квартира отпадал сам собой.

     – На диспансеризацию? – услышал я.  Ага, это уже мне. – Вот ваша карта! – приказной тон регистраторши не терпел возражений. Идёте во второй, потом седьмой, четырнадцатый…. 

- Секундочку… - попросил я, - сейчас запишу…  Последовательность не была похожа ни на одну из известных. Смерив меня презрительным взглядом и этим окончательно  подорвав  мою веру в свои умственные способности,  регистраторша протянула маленький листок с заветной последовательностью.  Наличие у неё за спиной ещё двух внушительных стопок таких же шпаргалок  несколько подняло мне самооценку – сообщество дебилов мною, похоже не ограничивается.  Так, первым номером  идет второй кабинет. Почему не первый, я даже размышлять  не стал, посчитав это абсолютно непосильной задачей для моего мыслительного аппарата.

Кабинет номер два. Хирург.

-  Разрешите?

- Да-да, конечно! Проходите, присаживайтесь. – Сама любезность. Это радует. Из курса организации здравоохранения я ещё помнил -  единственное,  что может ощутить пациент после посещения врача – моральное удовлетворении. Похоже, этого у меня сегодня будет навалом.

– Жалобы есть? – я отрицательно мотнул головой – Чудненько. Здоров. Шлёп – печать в карту, вжик – подпись, хлоп – карта закрыта и вручена. – Следующий!

   Ого! Вот это скорость!  Вот это профессионализм. И, главное, точность. Хирургических проблем у меня отродясь не было. Следующим был как раз наш хирург. Ну, им будет о чем поговорить на своём профессиональном жаргоне!  Однако и этот задержался в кабинете не больше минуты. Загадочно улыбаясь и набирая скорость, он помчался в сторону флюорографа. Ладно, потом разберемся. У меня на повестке седьмой номер. Окулист. Ага, это нужно: за последние годы зрение основательно село, глазное дно, внутригазное давление – всё это пора бы и проверить – Очаровательная молодая женщина-окулист не отрывая взгляда от бумаг, взяла мою карту и ткнула шариковой ручкой в сторону стула.

- Здравствуйте. Проходите, садитесь. Жалобы на зрение есть?

– Нет, - почему-то брякнул я, наверное, в надежде заслужить её одобрение.

– Закройте левый глаз, читайте буквы в нижней строчке.

Ну, это не сложно. Проходя многочисленные водительские комиссии я выучил её наизусть.

– Так, теперь читайте левым… 

Я повторил тот же набор звуков.

– Хорошо. Распишитесь здесь. – ткнула пальцем в ведомость и протянула мне ручку.

– А давление, дно… ? - робко поинтересовался я.

– Не предусмотрено! – Тон, не терпящий возражений, развеял мои,  зародившиеся было надежды. Взяв у неё ручку и безуспешно попытавшись сфокусировать расплывающиеся строки, я вытащил очки, водрузил их на нос и поставил подпись. Окулист с удивлением и некоторым непониманием посмотрела на толстые линзы, потом на свой вердикт: «Зрение 100%»,  украшенный её собственноручной подписью и печатью. Затем, видимо решив, что из-за такой мелочи менять уже сформировавшееся мнение о зрении пациента не стоит, захлопнула карту,  вручила её мне и снова углубилась в изучение  бумаг. Моральное удовлетворение, сгенерированное посещением хирурга, выветрилось без остатка. Так, ладно. Дальше четырнадцатый. Кто тут у нас? Ого! Венеролог. Надо же… Гадая, какая же это из многочисленных «профессиональных вредностей» может привести к  необходимости  медпомощи такого профиля, я вошел внутрь.  За столом сидела юная, видимо, только что окончившая институт девица. Врачом её назвать язык не поворачивался, скорее - школьница предвыпускного класса.

– Проходите, сюда. – Потом, заметив тень некоторого сомнения в  моих глазах, нацепила очки - явно без диоптрий – купленных исключительно для придания этой школьной мордашке солидного вида. – Садитесь. Жалобы есть?

 Наученный опытом общения с окулистом, решил уточнить: – На что? 

- Ну-у… э-э… - протянула она, заливаясь легким румянцем.

- Да-а…? - Подбодрил её я.

– Ну что вы, не понимаете что-ли, больной? – с ноткой отчаяния в голосе произнесла она и губы её дрогнули.

– Я не больной, - обижено сказал я. Это была моя ошибка. Надежда на получение порции морального удовлетворения разлетелась в прах.

 – Вот, так и говорите! Что вы мне тут голову морочите? – Сползшие очки сдвинуты указательным пальцем вверх, шлёп-печать, вжик-подпись, хлоп-карта:  - Следующий!

А у меня следующий по порядку…  Гинеколог! Это как? Сверив ещё раз номерные знаки на бумажке и  двери кабинета, вхожу внутрь, решив на этот раз, для верности раскрывать рот только в случае крайней необходимости, чтобы опять ненароком не расстроить ни в чем не повинного доктора.

– Проходите, садитесь. -  Картина знакомая: сосредоточенный взгляд, намертво приклеенный к бумагам, пляшущая в пальцах ручка… 

- Проблемы есть? Смотреть будем? У гинеколога наблюдаетесь? – заученная скороговорка, не предполагающая ответа.

– У_у… - я постарался чтобы голос звучал как можно тоньше. 

– Замечательно! – похвалила она меня, шлёп, вжик, хлоп: - Будут проблемы – приходите сразу, не затягивайте! 

-  Угу-у…  - фальшиво пообещал я, и выкатился из кабинета.  Так, ладно, пойдем дальше. Что за черт? Маммолог! Нет, здесь явно что-то не то, решил я и поспешил  в регистратуру:

– Вы зачем взяли женский бегунок? – благородному негодованию регистраторши не было предела. Моё напоминание, что она сама мне дала эту бумажку, вызвало ещё одну волну гнева. В этот раз она особенно напирала на хамство всех посетителей, задуривших ей голову, не забыв при этом несколько раз нелестно отозваться и о лично моих умственных способностях… 

     Вспомнив загадочную усмешку нашего хирурга, трусцой семенившего в кабинет флюорографии, я решил последовать его примеру. Ого! Пока я шлялся по кабинетам, здесь собралась порядочная очередь. Передо мной оказался бомжеватого вида, распространяющий специфический аромат,  дедок. Порадовавшись за него и подивившись масштабам проводимой ныне диспансеризации, включившей, похоже, все слои населения, отстояв положенное, я зашел во флюорограф.

- Раздевайтесь до пояса, проходите в кабину, - скомандовала рентгенлаборантка. Снял рубашку, прошел в кабину. Припомнив, что за личность посетила этот кабинет передо мной, вскрыл пакет с проспиртованной дезинфицирующей салфеткой, положенной в карман на всякий подобный случай, тщательно  протер панель и подбородник. Не придумав ничего более конструктивного, сунул её в карман.

– Прижмитесь-выдохните-не дышите – прижался к мокрой поверхности, выдохнул-не дышу.  Когда голова начала кружится от недостатка кислорода, вдохнул и поинтересовался  – можно ли уже вдыхать?

– Вы что, еще здесь? – грозный, не предвещающий ничего хорошего возглас, - немедленно выходите!  Немедленно вышел и… оказался лицом к лицу с девушкой, бывшей как и я, абсолютно топлесс. 

- ОЙ! - это мы с ней сказали хором. Голос у неё был нежный, но звонкий. Рентгенлаборантка, взглянув на нас, повторила нашу реплику.  Видя нарастающий ужас в глазах девчонки, я схватил рубашку и спрятался снова в кабинку. Одевшись и постояв там ещё минуту для верности, попутно переведя дух, я осторожно приоткрыл дверь. Тишина. Стыдливо опустив глаза, под возмущенно-негодующим взглядом лаборантки и насмешливо-заинтересованным – девчонки, закутанной в чей-то белый халат, я выбрался наружу. Да, прохождение диспансеризации всё-таки принесло мне некоторое удовлетворение. Хотя и всего лишь моральное.   Следующим, и последним в списке был нарколог. Ну, здесь-то можно быть совершенно спокойным. Не чувствуя за собой никаких наркологических грешков, ни в прошлом, ни в настоящем, я спокойно вошел в его хоромы.

– Проходите, - сказал он, взял у меня карту, потом насторожился, потянул носом, сказал: – Ага! – и торжествующе потер руки.  – Пьём, – тоном,  не терпящим возражений продолжил он: - Давно?

– Всю жизнь, - сказал я, не совсем понимая, что он имеет ввиду.

– И что пьём? Водку, или уже бормотуху? – его ручка, исписывающая строчку за строчкой в моей карте, на мгновение замерла.

– Чай, кофе, - сказал я.

– На спирту? Или на водке настаиваешь?  Ну, ты не расстраивайся – от чифиря мы тебя быстро отучим, а вот с кофейными настойками придется повозиться. – Его жизнерадостность и оптимизм вселяли надежду.  Но теперь  до меня начало доходить  - он принял меня за алкоголика, пришедшего на прием. Но почему? Неужели я так плохо выгляжу? И тут сырость в кармане напомнила о лежащей там салфетке. Я ведь так и забыл  её выбросить!  Слабый запах спирта которым она  пропитана,  был сразу детектирован профессиональным обонянием нарколога. А теперь достиг, наконец, и моих рецепторов.

– Стоп, - говорю, - коллега,  я здесь на диспансеризации, я здоров, я не алкоголик…: -  В качестве доказательства вытащил салфетку, помахал ею в воздухе, распространяя сильный специфический аромат.

– Так-с… – задумчиво произнес нарколог, рассматривая темное  пятно от мокрой салфетки на моих брюках: - Всё сложнее, чем я думал... Пожалуй,   требуется немедленная госпитализация!

… - А, вот он! – раздался голос от двери. – Ты чего же это застрял? Все уже прошли, ждем только тебя!...

   Потребовалось не меньше часа времени и все ораторские способности нашего коллектива, чтобы убедить нарколога в моей кристальной трезвенности. Покорно выслушивая мнение коллег о своей персоне,  я со страхом представлял, что начнется после того, как в моей карте будет прочитана и, не сомневаюсь - обнародована, скрепленная подписью и печатью, запись гинеколога о том, что всё у меня «развито правильно и по возрасту» и что я абсолютно «гинекологически здорова»…


Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения