Коляамба

Коляамба
Ой, доктор, помогите. Внутри всё разрывается, - простонала женщина. - Впервые в жизни Скорую вызвала, так сильно болит.

Ой, доктор, помогите. Внутри всё разрывается, - простонала женщина. - Впервые в жизни Скорую вызвала, так сильно болит.

На большой кровати лежала не менее внушительных размеров сорокашестилетняя Оксана Михайловна Нефёдова. Её миловидное лицо периодически искажали приступы болей в животе.

- Здравствуйте. Не волнуйтесь, бригада уже с Вами. Теперь Вам с каждой минутой будет всё легче и легче, - заучено произнёс «домашнюю заготовку» у постели больной молоденький врач, первогодок, Николай Сергеевич Любимов. - Что у нас болит? Животик? - уточнил Николай Сергеевич. И, как учили в институте, начал подробно расспрашивать Оксану Михайловну о первых признаках её сегодняшнего недуга и в хронологической последовательности выяснять его динамику. Потом вовремя вспомнил, что в установлении причины любого заболевания и условий его возникновения большое значение имеет общебиографические сведения пациента. И в светлые промежутки между приступами боли Оксана Михайловна подробно поведала доктору о своих родителях, близких родственниках, об условиях труда, в которых она трудится, перенесённых детских инфекциях и категорического заявления, что аллергией она не страдает, в тропические страны не выезжала и контактов с инфекционными больными не имела.

- Вы всегда такая полная? - на интеллигентном лице Николая Сергеевича появилась тень непонимания и сомнений, и никак не вырисовывалось представление о болезни, которая «посетила» Оксану Сергеевну.

- Доктор, я же Вам говорю, климакс у меня! С каждым днём расту, как на дрожжах, раздуло так, что дышать нечем. Ой! Да сделайте же что-нибудь! Я сейчас умру!

- У гинеколога были давно? - Николай Сергеевич привычным движением поправил очки на переносице и ещё несколько минут ломал голову над тем, что же случилось с Оксаной Михайловной.

- Год на-а-за-ад! – закричала Оксана Михайловна в очередной раз, а когда отпустило, зловещим голосом произнесла. - Ещё один вопрос, Пилюлькин, и я тебя размажу по стенке, - а потом, как-то жалобно простонала, - ой, я, кажется, описалась.

Николая Сергеевича, как ветром сдуло от кровати, где мучилась несчастная женщина. Он оказался у стола, где фельдшер Павел Павлович Шаповалов, для старых коллег просто ППШ, седовласый, импозантный мужчина, оформлял карту вызова и частенько поглядывал на часы.

- Палыч, как думаешь, что с ней?

- А ты не заметил, что приступы боли появляются каждые три минуты? - задумчиво ответил «бывалый» фельдшер молодому врачу.

- Ой! Доктор больно! Ой, мамочки, больно! - Опять закричала Оксана Михайловна. - Доктор, я сейчас обкакаюсь!

ППШ в один прыжок оказался у постели больной. Аккуратно, ласкающими движениями стал ощупывать живот пациентки, потом деликатно попросил у женщины осмотреть её интимную зону. Получив разрешения, умело снял трусики с Оксаны Михайловны и авторитетно заявил:

- Сейчас будем рожать.

- Матерь Божия! - закричала женщина. - Ла Моренета! - то ли зарыдала, то ли засмеялась Оксана Михайловна.

- Что-о-о?! - побледнел первогодок.

- Коля, амба! – ППШ «метнул молнии» в сторону доктора.

- Коляамба?!- глаза Николая Сергеевича «выкатились» из орбит.

- Коля! Хватит! Мать твою арестовали! Тащи быстро акушерский набор, головка уже видна.

Через полчаса в стремительных родах, под грохот Колиного падения в обморок, родился замечательный, здоровый мальчик.

- Вот вам и «климакс»! - радовалась «великомученица» Оксана Михайловна, глядя на сына и прикладывая его к груди. - Много лет лечилась от бесплодия; и традиционно и по бабкам ходила, и в наши монастыри ездила. А прошлым летом отдыхала в Испании, точнее в Каталонии. Ещё дома себе запланировала побывать на святой горе Монсеррат. Много слышала я о чудесах, которые происходят по молитве Святой Девы Ла Моренеты, Смуглянки, как ласково называют Монсерратскую Божью Мать. И там, горячо просила я Святую Деву, помочь мне. Там же познакомилась с очень интересным мужчиной. И так влюбилась! Раньше думала, что такая любовь бывает только в романах. Как видите, услышала меня Богородица.

- Папашу-то обрадуете? - спросил Оксану Михайловну ППШ.

- А зачем нам папаша? Нам и без папаши хорошо, - потом призадумалась. - Может и обрадую. Я ведь когда стала «пухнуть», рассталась с ним. Думала, зачем я ему такая. С дуру наврала, что разлюбила его. Он сильно переживал и уехал на ПМЖ в Барселону.

- Вы большая молодец, Оксана, - сказал ППШ. - Правда, Коляамба? - улыбаясь, обратился ППШ к Николаю Сергеевичу.

- Угу! – кивнул головой Николай Сергеевич в знак согласия. – Воистину Святое Семейство, - он ещё сидел на полу, прислонившись к стенке, и нюхал нашатырь.

Счастливую мать и младенца благополучно доставили в ближайший роддом, а врача Николая Сергеевича Любимова с тех пор коллеги добродушно называют Коляамбой. Николай Сергеевич на них не обижается.

Татьяна Падерина


Комментарии

Это нравится:0Да/0Нет
Dr.Guevara
Татьяна, браво!
Прекрасно помню, как здорово мне с Вами работалось на бригаде 20 лет назад, но никогда не знал, что у Вас еще и литературный талант!
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
doctorgreen
Падающий в обморок врач СМП - прикольно... Голодный обморок, не иначе. В цивилизованном мире роды учат принимать пожарных, полицейских и стюардесс. Слава Богу, случаи редкие, но про обмороки у участников событий никто не пишет. "Без чувств" делаться свойственно девицам младым, но никак не врачам СМП (пусть и начинающим).
Про ранний климакс и длительное лечение бесплодия. У меня две пациентки с похожей историей, долго их гинекологи-эндокринологи лечили, родили после 45 лет здоровых детей (у одной на тот момент уже внучка была). Об участии горячих испанцев и Ла Моренетты не рассказывали. :)
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения