История бомжа

История бомжа
Работникам скорой помощи и отделений приемных покоев посвящается.

Павел Иванович - бомж со стажем, будучи в нежном возрасте, с 15 лет начал употреблять горячительное, а поскольку рос он в неблагополучной семье, денег на бухло катастрофически не хватало.

Работать и учиться он был не привыкший, а потому стал побираться на помойке и воровать. Но злые менты пресекли сие благородное занятие, и отправился он трудиться в Магадан аж на 5 лет.
Бухла там не было, злые охранники выпить не приносили, но тюремный опыт он приобрел. Оброс связями, и, выйдя на свободу, понял, что просто украсть не получается, перенять опыт у карманников тоже не получилось, ибо их там среди заключенных просто не было.

Талантами Павел Иванович был не обременен, скорее наоборот. Пару раз прохожих огрел по голове, но попался на глаза ППСников, которые и отправили его уже в Ухту, аж на целых 10 лет. Выйдя на свободу, и оголодавшись, он залез в первый же попавшийся на его пути ветхий частный дом, где проживала одинокая старушка.

Брать в доме было особо нечего, а тут старушка тепленькая, в ночнушечке с кружавчиками. Ну Павел Иванович и не удержался, сексуально удовлетворил бедную старушечку. Старушечка в испуге вызвала милицию, и тепленького Павла Ивановича, возлежащего под кустиком недалеко от дома старушечки, в томной истоме, милиция и погрузила в свой катафалк.

И загремел Павел Иванович аж на 15 лет, уже в Энгельсскую колонию- за изнасилование. Правда старушечка пожалела его, обещала на поруки взять, дом ему подписать, но суд не внял мольбам потерпевшей.

В колонии жизнь у несчастного Павла Ивановича была несладкой, уважения не заслужил, поскольку статья уж больно позорная была. Так и провел 15 лет у параши. Правда, старушечка регулярно приезжала к нему из свердловской области, пирожками угощала, ждала его, как верная княгиня Волконская. Вышел на свободу Павел Иванович глубоко больным человеком, зубы потеряны, анус разорван, да и старушечка померла, так и не оформив на него свой дом.

Вот так и появился Павел Иванович на городской свалке славного русского города Урюпинск.

Там оказался сплоченный коллектив, человек 10 мужчин с подобной судьбой, как у Павла Ивановича, и человек 5 женщин, в судьбе которых были и неудачная любовь, и выход на пенсию после долголетнего труда на сексуальном поприще на местном вокзале.

Жили одним сплоченным коллективом, правда иногда были разборки из-за ценных вещей, найденных на помойке, таких, как старый, но работающий телефон или почти новые портки. Народ в кризис стал экономным, и особо хороших вещей не выбрасывал.
Жители свалки особо не крысятничали, щедро делились найденным друг с другом.

Но Павел Иванович не был из их когорты, да и стаж жития на свалке был не особо большой. За крысятничество его и в колонии то особо не любили, п*здили часто, отчего и лишился всех зубов.

Так вот, нашел как-то Павел Иванович на свалке стопку книг, перевязанных розовой ленточкой. А человек он педантичный, поэтому ленточку развязал, и в одной из книжек нашел кем-то забытую заначку аж в 300 рублей. Воровато оглянувшись, Павел Иванович деньги припрятал себе в трусы.

Как ни в чем не бывало, явился к своим товарищам с невинным видом.
Надо сказать, что жители помойки иногда наведывались в город. А тут 300 рублей очень жгли Павлу Ивановичу одно место, которого касались в трусах эти самые денежки.

Под видом, что он пошел прогуляться, Павел Иванович двинулся по направлению к ближайшему магазину. Нетерпение похмелиться просто одолевало его. Купив бутылку водки и пирожок на закусь, прямо у черного входа в магазин и опрокинул всю бутылку в свою широкую, беззубую глотку. Так и уснул с пирожком во рту. Толстая, рябая продавщица, выйдя во двор вылить ведро помоев, увидела мирно посапывающего Павла Ивановича, периодически дергавшегося всем телом от сладких сновидений. Набрала номер 03 и срывающимся в панический крик голосом орала в трубку: "Скорая, скорая, скорее, человек умирает".

Скорая подъехала через 15 минут, а поскольку вызов был на "умирает", то прислали реанимационную бригаду. Вот и появляется наш герой - доктор Кишечников Модест Петрович.

Вальяжным шагом подошел к мирно спящему Павлу Ивановичу, наклонился, поднес нашатырь, после чего Павел Иванович что-то пробурчал, голова дернулась от смрада нашатырного спирта, и снова уснул.
"Пьяный" - решил Модест Петрович и, вытащив из кармана сигарету, смачно закурил. Возмущению толпы, собравшейся на сие представление, не было предела.

Кто-то на телефон снимал, кто-то жег доктора испепеляющим взглядом. Из толпы доносились крики:" Уроды, убийцы, это же человек, ему помощь нужна, ну делайте же что нибудь". Толпа наступала, становилось жарко.

От греха подальше, Модест Петрович решил погрузить тело Павла Ивановича в машину. Охотников среди толпы грузить смердящее тело Павла Ивановича не нашлось.
Пришлось грузить самому Модесту Петровичу.

Взяв его за руки, кое-как уложил на носилки, которые, кстати, Павел Иванович тут сразу же и обссал. Вдвоем с водителем, под гневные крики толпы: "осторожнее, не картошку грузите.", занесли носилки в машину. Погрузив Павла Ивановича в машину, Модест Петрович, вытерев пот со лба, уютно устроился рядом в кресле, "Отвезем в больницу" буркнул он водителю. Ехали недолго, Модест Петрович попытался было встать, но силы, после выпитой бутылки, покидали его: только слюни текли изо рта. Смрад в салоне стоял страшный.

Модест Петрович периодически подносил к своему носу нашатырь, и только он спасал его от потери сознания. Наконец доехали.

Модест Петрович, открыл дверь и пнул Павла Ивановича в грудь фонендоскопом : "Вставай", на что Павел Иванович ругнулся матом и послал доктора в дальнее эротическое путешествие.

Тогда Модест Петрович вместе с водителем вытащили Павла Ивановича из машины за ноги и руки. Оказавшись на свежем воздухе, Павел Иванович ошарашенно произнес : "Енто куда вы меня притащили".

"В больницу, родимый, в больницу ". Последовал ответ. "Накуя". "Так ты ж помирал!".

Поставив Павла Ивановича в вертикальное положение, Модест Петрович пинками повел его в приемное отделение. Войдя в приемное отделение, Павел Иванович, устав от дальнего путешествия в вертикальном положении от машины до приемника, мирно пристроился лежа в углу на полу.
Болезного народу, а также им сочувствующих, в приемнике было много. Доктор принимал один.

Один из доброхотов ворвался в кабинет врача приемного покоя и стал орать, как резанный поросенок, визгливым голосом : "Вам умирающего привезли, чем вы тут занимаетесь?", другой снимал на телефон мирно спящего Павла Ивановича, чтобы вечером выложить видео в интернет.

Вопли сочувствующих возымели действие. Подошла санитарка и попыталась привести Павла Ивановича в вертикальное положение, но, надо сказать, что ей  это так и не удалось.

Тогда она решила снять с него обоссанные в машине портки, но желание оказаться без портков при честном народе у Павла Ивановича не возникло. Откуда только силы взялись, он резко поднялся, принял стойку льва на охоте, и мощным ударом ноги, попытался попасть санитарке в челюсть.

Но санитарка была не робкого десятка, многое повидала на своем веку, работая в приемнике много лет, и увернувшись, она повалила Павла Ивановича обратно, на пол. Его скрутил подбежавший на помощь медперсонал, раздел и в чем мать родила, отправили на санобработку, ибо вшами он оброс как шерстью.

Тем временем толпа в приемнике бесновалась " Безобразие, человека бьют ", снимая все сцены на телефон, кроме попытки Павла Ивановича отправить  в нокаут санитарку . Ну, и, как водится, Павла Ивановича обработали, даже медсестра принесла свой парфюм, облила его от души с головы до ног, так что получился из Павла Ивановича розовенький чистенький поросенок.

Сделали ему УЗИ, КТ, МРТ, посмотрел терапевт, невролог, хирург, нейрохирург, сделали общий анализ крови, мочи, биохимический анализ крови, ну в общем все то, что недоступно другим гражданам Патологии не нашли и всем коллективом отправили назад на свалку.

Павел Иванович благодарить не стал, и со словами: "Пошли все накуй, я жалобу напишу, что даже одежду не постирали", протрезвевши, отправился восвояси. А Модест Петрович отправился на следующий вызов на вокзал к следующему бомжу. Повод к вызову "лежит, может умирает".
 

Пациенты, которые ругают скорую помощь и орут, что долго ехали, прочитайте внимательно мой рассказ и подумайте, почему так долго ехали. 

С уважением, сирена.

Не кидайте в меня тапками за орфогрфию.


Комментарии

Это нравится:1Да/1Нет
markmayorov
прислали реанимационную бригаду. Вот и появляется наш герой - доктор Кишечников Модест Петрович.--------------------Модест Петрович вместе с водителем вытащили Павла Ивановича из машины за ноги и руки--------------------Бригада (реанимационная!) состоит из врача и водителя?
Врач был пьян???----------------Модест Петрович попытался было встать, но силы, после выпитой бутылки, покидали его: только слюни текли изо рта. Смрад в салоне стоял страшный.
Шо за бред сия публикация?
-
Имя Цитировать
Это нравится:1Да/0Нет
Спасатель
Пациенты на этот сайт не заглядывают и поэтому не прочитают,а жаль.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/1Нет
gladiatorrima
К сожалению, все правда. Реанимацией могут назначить одного врача, или врача с медсестрой ( о которой не написано в виду не участия ее в этой истории). Спецов, практически, нет и , вероятно, не будет при нынешнем финансировании. Судя по обследованиям ( не оплаченным никем, БОМЖ без документов обычно) диагноз был ЗЧМТ.СГМ, Опьянение неуточненное. В какой стране такая халява возможна.
Имя Цитировать
Это нравится:0Да/0Нет
Госпожа Пипа
Мне очень понравился рассказ! Все правда, и написано интересно! Спасибо.
Имя Цитировать
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения