Золотое сечение III

Врач Марина Ивановна Захарова пришла на подстанцию на три года раньше Носо-ва. Всей своей внешностью ростом, синими глазами, певучим грудным голосом и не меркнувшим румянцем напоминала она дымковскую игрушку...
Врач Марина Ивановна Захарова пришла на подстанцию на три года раньше Носо-ва. Всей своей внешностью ростом, синими глазами, певучим грудным голосом и не меркнувшим румянцем напоминала она дымковскую игрушку. Пепельную косу Марина после окончания института укоротила до лопаток и заплетала ее аж от самого темечка. С Женей Соболевой, которая вместе с Виленой Стахис распределилась на подстанцию, они составили удивительную бригаду. Каждый их приезд отмечался сакраментальным вопросом: “Вас специально подбирали таких красивых? Да?” Они поначалу смущались, а потом, принимали как должное и даже кокетничали. Женька, этакий золотоволосый звоночек, ростом под метр шестьдесят, никогда не унывала. Со степенной и спокойной  Мариной они быстро сдружились, особенно после их первого совместного дежурства.
Сразу после стажировки на спецах, Женьку поставили с Мариной, и вечером им дали вызов в гостиницу с поводом  “боль в животе, теряет сознание”. Повод куда как серьезный! Поэтому, не мешкая, они выехали, и в гостинице Марина облегченно вздох-нула, у мужичка оказалась прободная язва. Штука слава богу не смертельная, но очень неприятная. Главная неприятность заключалась в том, что нельзя обезболивать, а оста-вить так тоже жалко. Боль невероятная, как ножом в живот. Марина,  не желая мучить больного, приказала Женьке быстро прислать водителя с носилками и найти еще двух “негров”, чтобы  донести  до машины.
Женька сорвалась с места,  проскочила по корридору, спустилась до первого этажа по лестнице, отмечая, что лестничные пролеты узкие и с носилками будет идти трудно, выбежала на улицу и передала водителю приказ Марины. А сама вернулась в холл к ад-министратору:
- У вас негры есть?- спросила она серьезно.
Администратор, немного удивившись, ответил:
- Да, в номерах 1156 и 1164 проживают два африканца-ученые, участники конгрес-са мелиораторов  из Мали и Нигерии.
- А они понимают по русски?- притопывая от нетерпения , спросила Женька.
- Кажется, да, но у нас, на всякий случай,  есть переводчик, - ответила администра-тор.
- Давайте, - сказала Женька, - важное дело!
Администратор вызвала переводчицу и они все вместе пошли в номера африкан-ских мелиораторов.
Зайдя , сначала в один, а затем и в другой номер, Женька выпалила, что ей срочно нужны два негра!
Переводчица, слегка смутившись, перевела:
- Врач говорит, что ей срочно нужны для помощи два африканца, не могли бы вы помочь?
Африканцы, обалдев от Женькиного напора и от самой Женьки, согласно закивали головами, они были готовы на все, и, затянув пояса банных халатов,  потопали за ней, шлепая задниками.
Марина, сидя в номере за столом, описывала карточку. Когда она подняла глаза, то увидела перед собой двух чернокожих и чуть не свалилась со стула. И без того большие глаза ее превратились в плошки.
- Кто это? - спросила она.
- Негры, - ни в чем не бывало ответила Женька, - я их нашла.
Мелиораторы влюбленными глазами глядели на обеих.
Едва не упавшая вторично Марина, поднялась, и сказала:
- Ну пусть берут носилки и несут к машине.
Окончательно обалдевшая от такой наглости переводчица, сообщила мелиорато-рам, что врач велит взять носилки с телом и нести за ней. Негры послушно ухватились за ручки носилок, водитель, стоявший рядом, даже не пошевелился, и понесли. Они не произнесли ни слова, а болеющему мужичку, как в последствии выяснилось тоже ме-лиоратору, было абсолютно до звезды, кто его несет. От боли и так чернело в глазах.
В машине погрузив носилки, Марина и Женя хором сказали СЕНЬКЬЮ, на что ме-лиораторы ответили по-русски: “Не за что”, А один спросил у переводчика:
- А что случилось с академиком Нигматулиным? Ведь завтра у него четыре доклада на конгрессе?
- Заболел, - ответила переводчица.
Когда раф отъехал от гостиницы, водитель и Марина хором захохотали, водитель даже остановился. Женька недоумевающе смотрела на них через переборку в салоне.
- Вы чего?
- Ну уделала, так уделала, - хохотал водитель. - Вот это я понимаю.!
Женька крутила головой.
- Да в чем дело? Что вы смеетесь? Я что-то не так сделала?
- Да нет, все нормально, - сквозь слезы отвечала Марина, - это я виновата! Женеч-ка, на скоропомощном языке “негр” - означает просто мужчина для переноски носилок. Любой! Поняла? - и она опять захохотала.
Женька смутилась, а потом тоже расхохоталась, у этих негров были такие стран-ные лица, когда их привели в номер больного.
Мужичок с носилок кряхтя подал голос:
- Вы мне-то хоть скажете, над чем так смеетесь? Даже вроде бы полегче стало!

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения