Золотое сечение VIII

В середине июля Вилечка, как и еще девять фельдшеров работавших на подстан-ции, подала документы в мединститут и принесла старшему фельдшеру  справку на двухнедельный учебный отпуск. Тот схватился за голову. Пора...
В середине июля Вилечка, как и еще девять фельдшеров работавших на подстан-ции, подала документы в мединститут и принесла старшему фельдшеру  справку на двухнедельный учебный отпуск. Тот схватился за голову. Пора отпусков, и еще десять человек выбывают на две недели. Кто ж работать будет? Наскрести бы еще хоть по од-ному работнику на бригаду? Некоторым, тому же Носову, тому же Морозову и еще кое-кому, можно предложить поработать в режиме сутки через сутки хотя бы пять - шесть дежурств... Заставлять, естественно, нельзя, но попросить - можно. Ребята понят-ливые, выручат.
С Носовым говорил Стахис. Двумя словами обрисовал ситуацию и предложил на август взять еще четверть ставки к уже имеющимся полутора. Носов, у которого месяц назад мама вышла на пенсию, а деньги нужны были всегда, согласился. Морозов же сам пришел к старшему фельдшеру и попросил подкинуть дежурств, потому как он женился весной, это все знают, и нужно поднабрать деньжонок на мебель. Любезный старший фельдшер Иван Афанасьевич, даже не ожидал. С остальными было не намного сложнее, Костин поступал в четвертый раз в институт, он выпадал из круга интереса, Золочевская малость покочевряжилась и согласилась на условии, что в сентябре она получит пять дней свободного пространства, чтобы поправить подорванное интенсивным трудом здо-ровье. Белобрысый Валька Гусев, пришедший вместе с Виленой на подстанцию, оказал-ся комиссованным от армии по состоянию здоровья , в институт пока не собирался, и брать на себя больше полутора ставок тоже не хотел, но при этом согласился работать в одиночестве. За себя и того парня. Боря Котов и Женя Соболева согласились трудиться в любом графике, лишь бы в одну смену. В конце концов, Иван Афанасьевич с горем пополам составил график на август, глядеть без слез на который было невозможно...
Летом, как правило, вызовов меньше, чем в любое другое время года, но и летом бывают свои безумные дни, когда вся больная Москва сходит с ума и вызовы сыплются пачками... В журнале диспетчера на подстанции  их набирается десяток, полтора, два десятка, старший врач начинает обзванивать болеющих, чтобы хоть немного выяснить важность и первоочередность, это давало небольшой эффект, иногда он делал невероят-ное, определив для себя несколько несложных вызовов, где было более-менее все ясно, он садился на первую попавшуюся фельдшерскую бригаду и объезжал их по определен-ному маршруту, как врач неотложки. А однажды вечером, когда на подстанцию посреди ясного неба вдруг разом за полчаса обрушились три десятка вызовов, Носов с Морозо-вым в это момент курили в стеклянной пристроечке у входа, им одновременно пришла в голову мысль разгрузить это завал. Диспетчер им уже сунула по карточке, водители за-пустили двигатели, а Виктор затянувшись в последний раз, сказал Володе Морозову:
- Ну что, боец-сверхсрочник, покажем салагам, как надо работать?
- Запросто! - ответил Морозов и шлепнул по подставленной Виктором ладони. - Водил предупредим?
- Как хочешь! - крикнул уже на ходу Виктор, стараясь попасть окурком в мусорный контейнер. Водители были во дворе, Рафы готовы к старту.
Задуманный ими сценарий не был новостью для скорой, исполнять его могут толь-ко ярые энтузиасты и хорошие опытные спецы. Молодые и стажеры для этого не годят-ся.  Смысл прост - все надо делать предельно быстро, при условии, что не надо отвозить в больницу. В этом случае, влетевший в этакую неприятность участник игры, узнает те-лефон вызова партнера и сообщает тому, что выбывает на некоторое время.
Носов получил вызов:  “женщина 45 лет - плохо с сердцем” в десяти минутах езды от подстанции, Морозов тоже женщину 60 - “плохо гипертонику”, расстояние примерно такое же. Цель игры, кто больше наделает вызовов, пока оба не встретятся на подстан-ции, в этом случае выигравший отдыхает очередь проигравшего. Носов на вызове про-вел не больше 15 минут, ровно столько ему нужно, чтобы разобраться а проблемах соро-капятилетней женщины, после чего последовали три укола в разные места, внутрь дано пятнадцать капель концентрата валерианы, действующего сильнее седуксена, пять ми-нут на писанину в карточку и отзвон, он тут же получает следующий вызов “мужчина 52 - почечная колика”, колобком скатывается по лестнице в машину, общее время 32 мину-ты!  Поехали на следующий! Через четыре таких вызова одуревший от скорости выка-тывания водитель молит: “ Ну посиди ты там, хоть полчасика!” . “Ни-зя, - говорит игрок, - слишком большие задержки, вызовов много на подстанции!” Через три - четыре часа игры, на подстанции накапливаеться народ, перегруз разобран, игроки приезжают на подстанцию, начинается разбор. Обычно он заканчивался в пользу Морозова. Носову по причине его врачебности подсовывали детские вызовы, а там быстро не поработаешь...  В конце концов, они договорились, если у Морозова на один вызов больше, то это ни-чья, а уж если на два, то это чистый выигрыш! Если же поровну - то выиграл Носов. Проигравший отдает очередь.    В этот вечер выиграл Виктор, но правом своим он вос-пользоваться не сумел, ему снова дали детский вызов, и он уехал в далекую больницу с подозрением на аппендицит. Вернулся уже под утро, когда все собрались на подстанции, и торговаться со спящим Морозовым было просто глупо.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения