Сортирный вопрос

Сотрудники "скорой помощи" – люди живые. Им тоже нужно иногда есть, пить, спать, ходить в туалет и умудряться совмещать все это с лечением больных...
Сотрудники "скорой помощи" – люди живые. Им тоже нужно иногда есть, пить, спать, ходить в туалет и умудряться совмещать все это с лечением больных. Совмещать, конечно получается – "жить захочешь, не так раскорячишься", но не всегда удачно…
Солнечным летним днем разбудил меня телефонный звонок. Я глянул на часы – было около двух часов дня. Все нормальные люди в это время обедали, я же проснулся после вчерашнего похода на день рождения подруги и судорожно пытался сообразить где нахожусь и что происходит. Находился я, как ни странно, дома. Звонил старший фельдшер. Когда я снял трубку, Тимурчик все понял без слов, но попросил выйти в ночь и принять ночную бригаду. На нашей подстанции были две бригады с графиком 18-8 и 19-9. Одна из них оставалась без персонала и должна была "стоять у забора", Тимур предложил на выбор любую… Я попытался объяснить…, но язык ворочался с трудом и Тим сам прочитал мне лекцию, что большое "окно" в пять дней – еще не повод так нажираться, что если просит старый друг грех отказывать и вообще… Короче, как говорил Дон Капоне – есть предложения от которых невозможно отказаться. Я получил время до семи вечера и стал собираться на работу. В конце концов – Тимур – старый друг, еще с училищных времен, я поступил в институт, а он стал "старшаком", к тому же, на другую ночную бригаду Тимур сел сам.
К семи часам вечера я был уже на подстанции во вполне вменяемом состоянии. С реанимационной целью были выпиты две бутылки пива, жизнь постепенно налаживалась…
С первого вызова нас начали гонять без заезда. Вызова все были дурацкие: "советы – приветы, пока – пока". Постепенно я понял, что мочевой пузырь наполняется и к часу ночи и седьмому вызову положение становилось угрожающим… Как на грех, в нашем современном спальном районе были обширные открытые пространства, почти полное отсутствие кустов и гаражей и во всех более-менее приличных местах сидели компании людей и наслаждались теплым летним вечером и холодным пивом. Проситься на вызовах было как-то неудобно – не так воспитан…
И тут получил я вызов к постоянной клиентке – бабушке Сипягиной. Бабка страдала обычным набором старческих болезней: ГБ, ИБС, ДЭП … и постоянно вызывала на ночь, больше для самоуспокоения. Квартира у бабушки была шикарной, с евроремонтом. Дочка с зятем работали где-то в коммерции, суточным графиком и в этот раз оба были на сутках. Бабка в квартире была одна.
Жалобы как всегда были стандартными и бабка получила стандартный "коктейль", включающий "витамин А". Это не потому, что я такой жестокий, а потому, что бабушка в течение многих лет привыкла к препаратам фенотиазинового ряда и заснуть без них попросту не могла – индивидуальные особенности больной, знаете ли… И тут я не выдержал…
- Извините, Антонина Петровна, а можно у Вас зайти в "заведение"?
- Иди, милай, иди касатик… Работка у вас не дай Бог… Зайди раз надо…
С чувством глубокого облегчения я зашел куда надо, сделал что надо и понял, что выйти обратно не могу. Дверь не открывалась… Я подергал дверь сильнее – ручка поворачивалась, а дверь не открывалась… Положение создавалось интересное…
Как выяснилось впоследствии, замок на двери в сортир был сломан. Снаружи дверь открывалась, а изнутри нет. Когда зять утром уходил на работу, он предупредил бабушку, чтобы она не закрывала дверь, а утром обещал все исправить. Бабушка забыла предупредить меня. Я попал в сортирную западню…
Время шло. Положение из комического становилось трагическим. Я попытался позвать бабушку, но ответа не было. Прислушался… Из глубины квартиры раздавался громкий храп – Антонина Петровна видела первый счастливый сон. Следующей мыслью было выбить дверь. Но дверь была не стандартная ДСПэшная, как во всех нормальных квартирах, а из цельного дерева – евроремонт, блин… После первой попытки я эту затею оставил. Западня оказалась крепкой.
Машина у меня была из резерва, естественно без рации и водитель – старый дед – дядя Коля немедленно укладывался спать, когда я уходил на вызов. С этой стороны помощи ждать не приходилось.
Время было – начало девяностых годов. Сотовые телефоны были дорогими экзотическими игрушками и у простого фельдшера "скорой" сотового просто не могло быть. Связь с внешним миром отсутствовала полностью…
После получения злополучного вызова к бабушке Сипягиной, поток вызовов на подстанции прекратился. Уставшие бригады возвращались и шустро расползались по своим креслам. Спали. Компьютеров тогда тоже не было, телефон молчал и диспетчер Ирочка дремала, положив голову на стол… Бригаду потеряли…
"Куда ж ты денешься из крепкого сортира?" – подумал я, успокоился и решил использовать время с пользой. Опустил крышку, уселся и стал писать карты, накопившиеся за вечер. Затем прислонился к стене и незаметно задремал…
Крепко спала бабушка, крепко спал водитель, крепко спали диспетчера, крепко спали коллеги, крепко спал и я – только все в разных условиях… Всем было хорошо, летняя ночь быстро подходила к концу…
Проснулся я от страшного грохота. Открыл глаза и увидел ствол автомата Калашникова. Ствол смотрел мне прямо в лоб и я подумал, что это наверное – глюк. Протер глаза – ствол не исчез. За автоматом возвышался огромных размеров мент и с удивлением смотрел на меня… Из за плеча милиционера выглядывал старший врач, работавший в эту смену на "восьмерке". Я глянул на часы – было семь часов утра. Картина начинала проясняться…
Около половины седьмого, Ирочка проснулась и поняла, что девятнадцатая бригада пропала. Телефон на вызове не отвечал. На вызов были отправлены менты и БИТы. Дверь оказалась закрытой только на цепочку, которая была хлипкой и ее легко сорвали – это и было причиной страшного грохота.
Вскоре появился хозяин квартиры. В первые минуты обалдел, но когда услышал мой рассказ – все подтвердил и дом содрогнулся от громкого хохота. Тут из спальни послышался голосок Антонины Петровны: "Господя-я, ха-а-арашо же я выспалась…" Все разошлись довольные друг другом.
Подстанция пребывала в тревоге. Все ждали дурных вестей. Когда вернулась пропавшая бригада и я сел писать объяснительную, ребята подходили, заглядывали через плечо, читали… Через пять минут подстанция ходила ходуном, дрожали стекла, улыбался даже кот Васька…
Девятнадцатая получила почетное наименование "сортирной бригады".
Да… Крупно пописал!...

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения