Вспоминают ветераны

«Мне часто снится машина с красным крестом» - утверждает убелённый сединами  врач. - «А  я до сих пор иногда  просыпаюсь дома,  якобы  услышав слова диспетчера «На выезд!» - вторит ему фельдшер-пенсионер...
«Мне часто снится машина с красным крестом» - утверждает убелённый сединами  врач. - «А  я до сих пор иногда  просыпаюсь дома,  якобы  услышав слова диспетчера «На выезд!» - вторит ему фельдшер-пенсионер. «Тяжела и неказиста жизнь советского артиста» -  с горькой иронией сказал кто-то из  известных актеров, вспоминая прошлое. Такие слова в полной мере относятся и к нашим коллегам - медикам, проведшим многие годы на скорой помощи.  «А помнишь?..» - часто  при встрече предаются  воспоминаниям  ветераны.
Эти воспоминания весьма специфичны и нередко  довольно  уникальны.

«О н и  должны нас обеспечить»
            - говорила  коллегам немолодая фельдшер В. Подразумевались:  правительство, министерство, горздрав, облздрав,  администрация станции скорой помощи и другие  инстанции. Имелось в виду многое:  аппаратура, медикаменты, спецодежда и даже электрические фонари, без которых  подчас и  в  тёмный подъезд не зайдёшь. С ней, естественно, соглашались, но,  не ожидая «милостей от природы», обзаводились  собственноручно приобретёнными карманными светильниками.  Принципиальность В. была  вскоре некоторым образом наказана: оступившись на неосвещённой лестнице, она сломала ногу. Однако, выйдя с больничного,  под тем же девизом (см. подзаголовок) не спешила  обзаводиться  портативным источником света. Её бескомпромиссная настойчивость, в конечном итоге, была вознаграждена: администрация  снабдила все выездные бригады электрическими фонарями.

«Шито белыми нитками»
            Именно так выглядела  внушительных размеров рана голени у мужчины средних лет, получившего травму  при колке дров во дворе своего дома: она была  аккуратно и вполне профессионально  зашита… обычными белыми нитками. Не  ожидая приезда скорой помощи, таким образом постарался сосед – бывший врач-хирург, а в настоящее время -  хронический алкоголик со стажем.  Наблюдавшаяся деградация личности помешала ему вспомнить  соответствующие правила асептики и антисептики, запрещающие проводить такую операцию в антисанитарных условиях квартиры, но оставшиеся  «на уровне рефлексов» так называемые мануальные  навыки позволили провести её на «высоком техническом уровне»…

Море крови
            с ужасом увидел на проезжей части дороги врач М., прибывший по вызову  на ДТП  (дорожно-транспортное происшествие). Мало того, даже   под ногами «хлюпало»…  Кратковременное смятение  всей медицинской бригады сменилось общим  вздохом облегчения: виновником  коллективного испуга оказался  немолодой мужчина- велосипедист,   в вечернем  полумраке налетевший на стоящий автомобиль. Он вёз  на багажнике  большую картину спелых вишен, само собой, оказавшихся  на асфальте и имитировавших кровавую лужу…

Парикмахер был пьян…
            Примерно такое же количество крови, но отнюдь не «вишнёвого» происхождения, а вполне натурального, увидел  доктор Д., экстренно примчавшийся   на вызов с довольно нестандартным поводом: «отрезали ухо». Пациент находился  в критическом состоянии:  крайне тяжёлая кровопотеря,  геморрагический шок  III степени, в связи с резаной раной уха с ранением височной артерии.  Виновником оказался приятель потерпевшего, вызвавшийся побрить  бедолагу.  Весьма существенным фактом явилось то, что оба они, как парикмахер, так и клиент,  находились в состоянии выраженного алкогольного опьянения.

«Сделайте, как было!»
            истерически кричала жена больного, проклиная медиков скорой помощи. Молодой (не один десяток лет назад) доктор и совсем юная девушка-фельдшер застали  престарелого пациента в агональном состоянии: острый отёк лёгких, «нулевое» артериальное давление, спутанное сознание… Начали оказывать помощь, срочно вызвав  специализированную кардиологическую бригаду… Ингаляция кислорода, внутривенное введение лекарственных препаратов… Больной умер буквально «на игле»…
Попробуйте объяснить  плачущим родственникам покойного, внезапно потерявшим близкого человека, что медицина не всесильна, что врача следовало вызывать при начавшемся  ухудшении состояния, а не когда будет «совсем невмоготу, что совсем  не  наши инъекции виноваты  в смерти пациента («после того» –  далеко не всегда  означает  «вследствие этого»)!
Единственная ошибка  молодых медиков имела чисто тактический  характер: окружающих следовало непременно (и  само - собой конфиденциально - дабы не услышал больной!)  осведомить о тяжести  состояния пациента  и реальной  вероятности неблагоприятного исхода.
…Прибывшему  немолодому  и авторитетному   врачу  специализированной  бригады удалось  несколько успокоить родственников, убедив в невиновности медиков, оказывавших помощь  умершему.
Прошло немало лет, но этот  прискорбный случай не забыт до  мельчайших подробностей и послужил уроком не только для всех причастным к нему, но и  для  многих  молодых сотрудников скорой помощи.

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения