За синими озерами, зелеными лесами...

«Рано или поздно, под старость или в рассвете лет, Несбывшееся зовёт нас, и мы ог-лядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов. Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватываясь и дорожа каждым днём...
«Рано или поздно, под старость или в рассвете лет, Несбывшееся зовёт нас, и мы ог-лядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов. Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватываясь и дорожа каждым днём, всматриваемся мы в жизнь, всем существом стараясь разглядеть, не начинает ли сбываться Несбывшееся? Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и удержать его слабо мелькнувшие черты?
       Между тем время проходит, и мы плывём мимо высоких и туманных берегов Несбывшегося, толкуя о делах дня».
                                                                                                                                Александр Грин.      
                                                        

      «Люди заблуждаются. Лучшую часть своей души они запахивают в землю на удобрения. Судьба, называемая обычно необходимостью, заставляет их всю жизнь копить сокровища, которые, как сказано в одной старой книге, моль и ржа истребляют, и воры, подкапываясь, крадут. Это – жизнь дураков, и они обнаруживают это в конце пути».

                                                                                                                                      Генри Торо

                                                                                  
                        
                                                               Михаил Сидоров
                           За синими озёрами, зелёными лесами.


                                                               Предисловие
                              ( Которому, по правде сказать, место совсем не здесь).
                                                                    
      Ночь. Прохлада. Зарево и огни. Площадь, пылая иллюминацией, крутит водоворот, вытягивая из переулков потоки людей. Дымы. Барабаны. Запах мяса и запах специй. Рокот, звяканье, ноющие мотивы, шум толпы стереопанорамой. Фасады медины  и угловатый минарет между звёзд.
     Плоская крыша. Чай, сигареты, липкие блескучие сласти. Финики. Апельсины. Ледя-ной сок. Дымок гашиша с соседней кровли и строчка из «Marrakesh Express» нараспев – израильтяне из Хайфы, совсем юные. Палят свечки, тянут по кругу экзотическую самокрутку.
     Внизу – свет. Сияние. Горы еды. Кускус, танжин, харира. Дух приправ до самой до стратосферы. Кольца народа, перкуссия, восточные унисоны чумовым перебором банджо. Скулёж дудок. Лампы. Кобры торчком. Скрип рассказчиков, хохот, аплодисменты.      
     Мы выше всех. Место на крыше без душа и завтрака. Двадцать дирхамов за всё про всё. Душистая «Касба» без фильтра, аромат местных трав из кружки, терпкость масла на смуглой коже. Искры смеха в глазах. Рюкзак подушкой и спальный мешок для двоих – недоступная большинству дешевизна.
      Полночь. Толпа густеет. Гул, блики, треск мотороллеров. Тягучие песни, гортанные выкрики, рулады от зазывал. Хлопки в такт и дребезг жестянок. Марракеш. Джамаа-эль-Фна. Обжигающий август, звёзды, анриал происходящего.
     И я.
     Здесь.
     И это – со мной!


Полную версию рассказа можно скачать здесь: http://feldsher.ru/download/sidorov_les.zip

Комментарии

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения