Песнь двадцать первая

Песнь двадцать первая
Счастливое время...
...говорили немцы-подводники про апрель сорок второго, шляясь невозбранно вдоль штатовских берегов и топя всех, кто в поле зрения попадался.
У нас тоже счастливое время было. Апрель двадцатого, первые две недели. Пять вызовов в сутки - чётко по профилю, на полный пиздец, а все эти наши районные "давление, таблетки не помогают" и "плохо с сердцем - сделайте ЭКГ, а то ж ведь ночь впереди", утихли, вируса опасаясь, и вызывать ссали, в духе "не-не, вы и так все в работе", лечась лишь телефонными консультациями.
Две недели!
Кайф полный!
Разбирали случаи, смотрели плёнки, дифдиагностику подтянули...
Потом волна, очереди, сорок температур на задержке, "поднимите мне веки" и домой на подкорке.
А как спало - вновь появились.
Не сразу.
Сперва робко, на пробу.
Затем утвердились.
Ну и после уже на проектную мощность...
Что характерно - никто не сдох!
Н-и-к-т-о.
Живей всех живых, как один.
И таблетки у них работали.
И ко сну отходили без страха.
Не то, что нынче:
- На что жалуетесь?
Пауза. Обвисание. Надрыв.
- О-о-ох...

Михаил СИДОРОВ

Комментарии

Комментировать

Название рассказа*


Анонс
Полный текст*
Ничего не найдено
Картинка

Защита от автоматического заполнения