13.06.2021 1841

Почему уходят врачи скорой

Почему уходят врачи скорой
«Лучше работать в чистом белом халате». Почему уходят врачи скорой помощи

В регионах службу объединят с медициной катастроф.

В Санкт-Петербурге проходит всероссийский конгресс «Скорая медицинская помощь — 2021». Как медики пережили две волны COVID-19 и что ожидает эту службу в ближайшее время — в нашем материале.

«Сначала все это было сродни самопожертвованию»

— В начале пандемии мы понимали, что кто-то должен поехать на эти первые вызовы, а кроме нас, это сделать было некому. Потом уже появилась информация о том, что будут выплаты сотрудникам, появились в достаточном количестве СИЗы, но тогда это было сродни самопожертвованию. Поэтому заболеваемость СOVID-19 на скорой помощи среди всех медработников была самая высокая, здесь переболело больше половины сотрудников, — рассказывает главный специалист Минздрава России по скорой медицинской помощи, ректор Первого Санкт-Петербург­ского государственного медицинского университета Сергей Багненко.

В Екатеринбурге, по данным главного врача станции скорой помощи Игоря Пушкарева, к концу 2020 года COVID-19 переболела треть сотрудников скорой.

Почему в пандемию не было роста вызовов скорой

В своем докладе Сергей Багненко привел такие данные: всего за 2020 год в России скорая помощь перевезла в стационары 2,7 миллиона пациентов с COVID-19. Но общее число вызовов по стране за год не увеличилось. В 2019 году скорая помощь обслужила 44,1 миллиона вызовов, а в 2020-м их было 43,95 миллиона.

— Мы выезжали на самые тяжелые случаи. Невыезды скорой — это случаи легкие, не экстренные, которые мы называем неотложкой. Это подъемы давления или, как мы говорим, «если покололо и отпустило».

Стало меньше вызовов по инфарктам и инсультам

Пример — вызовы к пациентам с острым коронарным синдромом. Официальная статистика: в 2019 году по России скорая помощь выполнила 185 тысяч вызовов к пациентам с ОКС, из них 156 тысяч больных были госпитализированы. В 2020 году было только 170 тысяч вызовов и 144 тысячи госпитализаций. Примерно 15% пациентов остались «за бортом».

Главврач ССМП Игорь Пушкарев в феврале нам также рассказывал о том, что за 2020 год количество инфарктов в Екатеринбурге оказалось на 1,5% меньше, чем годом ранее. При этом, по данным областного минздрава, в 2020 году от болезней системы кровообращения умерло на четыре тысячи человек больше, чем в 2019-м.

Специалист Минздрава также рассказал, что за 2020 год в России на 50 тысяч уменьшилось количество вызовов по острым нарушениям мозгового кровообращения, но отметил, что ковид может протекать «под флагом» инсульта.

Врачей на скорой помощи становится все меньше

К сожалению, это общероссийская тенденция. В 2009 году на скорой помощи в России работали почти 20 тысяч врачей, к 2020 году их стало 13,6 тысячи. Анестезиологов-реаниматологов из них только 977 — это на всю страну, психиатров — 553, педиатров — 1050. Зато увеличилось количество среднего медперсонала — с 85 тысяч в 2009 году до 94 тысяч в 2020-м.

Летом прошлого года мы писали про нехватку врачей-психиатров на скорой помощи Екатеринбурга. Во многих крупных городах таких бригад вообще уже нет.

— На сегодняшний день врачи-психиатры не идут в скорую помощь. Где их взять? А почему в скорую помощь вообще не идут? Лучше, наверное, работать в стационаре, в чистом белом халате, чем ползать по этажам, подъездам, возить кого попало, — рассказал Игорь Пушкарев. — Сейчас мы имеем две психиатрические бригады из нормативных трех. На третьей работают фельдшеры с углубленной подготовкой по психиатрии, но они занимаются перевозкой больных уже после осмотра врачами. Если придут к нам психиатры, я открою еще бригады. Кстати, количество психиатрических вызовов в Екатеринбурге в прошлом году снизилось. Раньше на одну бригаду было 5,2–5,3 вызова, а в 2020 году — 4,7 вызова. Я не могу это ничем объяснить.

Откуда берутся очереди из скорых

Многие жители Екатеринбурга знакомы с ситуацией, когда больному приходится ждать врача в приемном отделении либо сама скорая стоит часами в очереди. Так было раньше в период роста ОРВИ, и особенно заметно это стало во время пандемии.

— Если приемное отделение не готово принять этих пациентов, если бригада скорой не может передать пациента, которого она привезла на кислороде, так чтобы в стационаре его сразу подключили к кислороду, то и получаются эти очереди, — рассуждает Сергей Багненко. — А пока машины стоят там часами, в городе возникает паралич медицинской помощи.

Логичным решением этой проблемы специалисты считают открытие стационарных отделений скорой помощи, которые смогут сразу принять большой поток пациентов, быстро провести диагностику и оказать экстренную помощь, в том числе кислородную поддержку. Их планируется открыть на базе крупных многопрофильных больниц. В Екатеринбурге должно быть минимум одно такое отделение, а лучше два, ведь к нам привозят и самых тяжелых пациентов из области.

Службу скорой помощи и медицины катастроф объединят

Как отметил Сергей Багненко, на уровне каждого субъекта Российской Федерации будет создан единый центр скорой помощи и медицины катастроф. Это нужно для того, чтобы вся система госпитализации пациентов находилась в одних руках и подчинялась одному центру.

По данным нашего источника, в Свердловской области объективно больше предпосылок, чтобы Территориальный центр медицины катастроф был включен в состав службы скорой помощи. При этом в регионе есть проблемы с маршрутизацией пациентов, которым необходима экстренная помощь. Это случаи, когда скорая привозит больного не в специализированный центр, а в обычное терапевтическое отделение.

На станции скорой помощи Екатеринбурга на наш запрос по теме объединения двух служб не ответили, адресовав в министерство здравоохранения области.

Зачем нужны были три прививки от COVID-19

Во время своего выступления представитель министерства рассказал, что в Санкт-Петербурге идет рост заболеваемости коронавирусом, под COVID-19 там перепрофилированы уже 15 больниц. При этом сам Сергей Багненко сделал уже три прививки. Первый раз еще осенью 2020 года он привился китайской вакциной. Потом ему сделали прививку «ЭпиВакКороной», но нужной выработки антител не произошло. В третий раз он дважды привился вакциной «Спутник V», после которой появился хороший уровень антител.

— Скорая помощь — это не те люди, которых нужно агитировать за вакцинацию, — отметил специалист Минздрава.

Ссылка на оригинал



Багненка
Свой среди чужих, чужой среди своих...
ИмяЦитировать Это нравится:0Да/0Нет
Гость Фрида
Вакциноидиот
ИмяЦитировать Это нравится:0Да/0Нет
Комментировать