28.03.2011 1701

Киевская 03

«Алло, это «скорая»? Я сделала тест на беременность, беременна уже три дня. Скажите, как можно отсосать беременность?». Это не анекдот из Интернета, это реальный вызов, который поступил на киевскую станцию скорой помощи. Таких звонков операторы принимают в день десятки. Искрометные перлы записывают в специальный блокнотик старшего фельдшера. Медики ведь тоже люди с юмором…
«Алло, это «скорая»? Я сделала тест на беременность, беременна уже три дня. Скажите, как можно отсосать беременность?». Это не анекдот из Интернета, это реальный вызов, который поступил на киевскую станцию скорой помощи. Таких звонков операторы принимают в день десятки. Искрометные перлы записывают в специальный блокнотик старшего фельдшера. Медики ведь тоже люди с юмором…

 



Очень часто киевляне рассказывают страшные истории о том, как «скорая» едет 40 минут, а противные врачи не желают подниматься по ступенькам и оставляют больных умирать. Чтобы своими глазами увидеть, как работает система скорой помощи изнутри, я провела шесть часов (а это ровно полсмены) в диспетчерской. Все это время я сидела «вторым пилотом» у разных диспетчеров, с наушниками, подсоединенными к телефону, слушая каждый вызов, который поступал на пульт.

Для начала – ознакомительная экскурсия по станции от заведующего оперативным отделом Сергеем Пелагейчиком. Вся диспетчерская разбита на три части. В первой, самой большой, сидит около 15 диспетчеров приема. Именно они первыми отвечают на звонки, которые поступают от граждан, милиции, бригад «неотложек» и «скорых». Вторая часть, «малая», - это комната диспетчеров направлений. Им сбрасывают уже оформленный вызов, они знают, в каком направлении движется каждая бригада, следят за работой каждой подстанции. «В нашем распоряжении – 17 подстанций, - рассказывает Сергей Иванович. – Мы их условно разбиваем на три направления: Святошинское, Соломенское и весь левый берег. За каждое отвечает отдельный человек, а все три видит старший диспетчер».

Третье подразделение – самое маленькое, там сидят всего два человека. Они принимают смс-сообщения от людей с пороками слуха. При мне на экран монитора приходит месседж. Диспетчера говорят – повезло, обычно такие сообщения поступают нечасто, иногда раз в неделю. Ведь люди, хоть и знают об услуге, не очень ей доверяют.

«Вы расскажите, расскажите ей, что с температурой «неотложку» вызывать надо, а не нас, а то замучили уже!», - подсказывает моему экскурсоводу один из диспетчеров. «Действительно, это проблема, - соглашается Сергей Иванович. – Люди не понимают, что если у них давление высокое либо температура, то звонить надо в неотложную помощь, которая есть в каждой поликлинике. Потому что пока мы будем кому-то простуду лечить, где-то человек умрет от инфаркта. А граждане обижаются, думают, что тут все сидят и не хотят к ним приехать».

По словам заведующего, все работники «скорой» - люди с обязательным медицинским образованием. Ведь диспетчер должен понимать, в каком состоянии больной, чтобы правильно перенаправить вызов. «Молодые приходят, после училищ, но их немного, - сокрушается Сергей Иванович. – Вот если насобираем, то будет 15 диспетчеров сидеть, но кто ж сюда захочет идти на 924 грн. оклада…».

Работают диспетчеры посменно, первая группа заступает в восемь утра и сдает смену в девять вечера. В 16:00 меня подсадили к Наталье Бабченко и дали наушники, мол, слушай. «Родненькая, я одинокая женщина, у меня сердце печет. Так печет, так колет», - запричитала в трубку старушка. «Такие вызовы все равно обязательно фиксируем и передаем на «неотложку», - объясняет Наталья. На мой вопрос, часто ли звонят и просто дразнятся, женщина смеется: «А как же, постоянно! У нас даже маньяк свой есть, и не один! Как только ночь приходит, они начинают звонить и такое тут спрашивают, рассказывать стыдно! Одно у них на уме, у озабоченных».

Наталья Ивановна рассказывает, что пик звонков начинается после шести вечера, когда люди заканчивают работать. Кто-то выпьет чересчур, кто-то поскользнется, а кто-то просто думает, что вечером температура спадет. «Но она ведь никогда не падает к вечеру, а наоборот, поднимается!», - возмущается диспетчер. Именно с температурой мы приняли массу вызовов от обеспокоенных родителей, у чьих детей был жар, пару звонков с сердечными приступами и одно ДТП.

Звонит мужчина, говорит, что на дороге валяется пьяный, с открытым переломом лучевой кости. На заднем плане слышен сплошной мат и нечленораздельные звуки. Вызов записываем, звоним в милицию. Через пару минут – тот же прохожий: «Девушка, извините, отмените вызов. Уполз, гад…».

«Вот, почитайте, посмейтесь, - протягивает мне блокнотик старший диспетчер. – Мы сюда всякие смешные ситуации записываем». Читаю: «порезал аорту на большом пальце», «тошнотная обморочь». Это все диагнозы, которые перепуганные больные называют диспетчерам. При мне мужчина утверждал, что у его дочери – бронхиальная скарлатина…

В девять моя Наталья сдает смену, и я пересаживаюсь к другому диспетчеру – Анатолию. На пульте он работает пять лет, до этого выезжал с бригадами. Говорит, будет дежурить в новогоднюю ночь, впрочем, как и все предыдущие четыре года. В первый же час мы принимаем 14 вызовов. Среди них было что угодно: от бешенства у больного и еще одного пьяного прохожего без сознания до женщины, которая приняла препарат от похудения и весь день бегала в туалет. Все они звонят на «скорую». Некоторые просят подсказать, как лечиться, таким дают телефон врача-консультанта. «Но я же не гадалка и не баба-повитуха. Если у человека судороги, нужно ехать и смотреть, а не расспрашивать», - говорит Анатолий. С ним я просидела до полуночи, пока счетчик на экране монитора не показал 2153 вызова за сутки - ровно столько приняла вся диспетчерская. По словам Анатолия, такой показатель гораздо выше нормы, обычно за день бывает 1600-1700 вызовов.

Всего, по словам старшего врача смены Вадима Николаенко, в распоряжении «скорой» и «неотложки» - 153 бригады. За сутки они успевают обслуживать около двух тысяч вызовов. «Пока такого не было, чтобы людей не хватало», - утверждает врач.


После полуночи шквал звонков начал потихоньку спадать. Я сдала свою символическую «смену», усвоив несколько простых правил. Во-первых, если вызываете «скорую», постарайтесь успокоиться, посмотреть, где находитесь и вспомнить номер телефона. Во-вторых, не надо самим сразу выдавать всю информацию: оператор вас все спросит в соответствии с бланком вызова. Так вы упростите его работу и ускорите приезд бригады. И, в-третьих: диспетчеры – тоже люди, за 12-часовую смену они слышат всякое. Поэтому не надо лгать, что у вас отрезана нога, если просто болит голова. И тогда вас обязательно вылечат.

Источник http://www.bagnet.org/news/summaries/ukraine/2010-12-22/92477



Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено